5 вопросов

Председатель Федерации профсоюзов ЕАО Артем АКИМЕНКО о  работе, зарплате и достойной жизни

За что сегодня борются профсоюзы ЕАО?

— Актуальных вопросов несколько, основные из них — это рост платежей за коммунальные услуги и низкая заработная плата. Рост заработной платы бюджетников предусмотрен Указом Президента России 2012 года, который в том числе был принят по требованию профсоюзов. Курс на повышение заработной платы бюджетников лежит в основе президентской политики, так что этот вопрос более или менее урегулирован. Вместе  с тем у нас остается высоким уровень бедности. Нужно повышать минимальную заработную плату, приближать ее к прожиточному минимуму, а затем увеличивать до воспроизводственного бюджета человека. Что это значит? Заработной платы работающего человека должно хватить на  него и хотя бы одного члена семьи.

Как вы оцениваете достигнутые результаты?

— В итоге долгих и довольно жестких переговоров с работодателями и правительством области, может быть, даже давления с нашей стороны, в результате взаимных договоренностей на  областной трехсторонней комиссии по социально-трудовым отношениям, пришли к согласию с первого января 2015 года установить  минимальную зарплату в области не менее семи тысяч  рублей. Скорее всего это будет цифра 7220 рублей.  Это действующий федеральный МРОТ — 5554 рубля  плюс  районный коэффициент в размере тридцати процентов. Напомню, что сейчас действующая минимальная заработная плата в области выше МРОТа  и  составляет 5995 рублей. Но этого тоже недостаточно. Профсоюзы предлагали величину с первого  января 2015 года — 8880 рублей, приближающуюся к прожиточному минимуму, но пришли к компромиссному варианту.

Если сравнивать с соседями — в Приморье нет такой минимальной заработной платы, в Хабаровском крае она выше, в Амурской области — ниже, чем у нас.

Мы проводим работу, направленную на повышение заработной платы на предприятиях, в том числе через коллективные договоры,  а также по ограничению роста тарифов на услуги ЖКХ.

Допустим, на капитальный ремонт  предлагался платеж более семи рублей за квадратный метр, а точнее 7,30, но в итоге под нашим давлением сошлись на шести рублях  (этот платеж появится в 2015 году). Хотя профсоюзы предлагали снизить  его до четырех рублей — как в Якутии и других регионах. Понятно, нельзя совсем отказываться от платежей за капитальный ремонт, в противном случае наш регион исключат из различных программ, не будет федерального финансирования. Но тут надо понимать, что возможности регионов разные, в высокодотационных субъектах жителям придется платить больше. В области важно создать условия для осуществления капитальных ремонтов жилья, которые будут проводиться раз в тридцать лет. Но мы считаем необходимым снизить  размер этого платежа для жителей области.

Может быть, кто-то из жителей  считает, что  если ничего не добиваться, все произойдет само собой — и тарифы снизят, и зарплату повысят. На самом деле это не так. Нужно отстаивать и трудовое законодательство, и бороться за повышение минимальной заработной платы. Причем делать это настойчиво, последовательно и аргументировано. 

Хочу заметить, что требование российских профсоюзов власть услышала, рост тарифов ЖКХ не должен превышать уровень инфляции. Осенью 2013 года было заседание правительства РФ по этому вопросу. В этом году увеличение тарифов действительно составит порядка пяти процентов, тогда как в прежние годы оно было значительно выше.

Под какими лозунгами профсоюзы вывели жителей области на первомайскую акцию?

— Если  по России в целом основной лозунг — «Достойный труд — справедливая зарплата», то у нас в области — «Работа! Зарплата! Достойная жизнь!». Многие знают, что в Еврейской автономной области свои особенности — у нас проблема с хорошо оплачиваемой работой. Что это значит — достойная зарплата? В  областном трехстороннем Соглашении мы предлагаем, чтобы средняя заработная плата в области  была не меньше четырех прожиточных минимумов. Взять среднестатистическую семью — двое родителей и двое детей. Один из родителей занимается воспитанием детей, не работает на производстве, а другой родитель зарабатывает, обеспечивая семью из четырех человек. Мы считаем, что к этим показателям надо стремиться. Что  касается вакансий, то  либо требуются  высококвалифицированные работники тех профессий, которых у нас нет, либо предлагают малооплачиваемую работу. Около пятидесяти процентов всех открывающихся вакансий — с зарплатой ниже прожиточного минимума, что означает запрограммированную нищету, бедность. Никто не хочет идти на такую работу, обрекать себя на нищету. Поэтому у нас такая низкая зарегистрированная безработица — 1,1 процента экономически активного населения, что премьер Дмитрий Медведев отнес к нашим достижениям.  Но это не совсем так. По методике Международной организации труда безработица у нас составляет 6,5 процента. На самом деле нормальную работу, которая бы обеспечивала достойную жизнь, профессиональный рост, в нашей области найти очень трудно.

Какие проблемы профсоюзам не удается решить?

— Их немало. В конфликтных ситуациях на предприятиях  профсоюз сталкивается  с тем, что люди боятся потерять свою работу, а найти с тем же уровнем зарплаты  трудно. Иногда мы теряем членов профсоюза из-за того, что работодатель давит на них, он  против того, чтобы его контролировали. Сложно бывает защитить своих активистов. Сейчас, например, в ЛИУ-2 идет реорганизация, и сократили председателя профкома. Потом восстановили и предупредили, что все равно сократят. Должны были перевести в новую организацию, но не сделали этого. Работодатель объясняет, что нет мест, хотя она квалифицированный работник. Идет жесткая борьба, в которой, по мнению работодателя, все способы хороши. Мы, конечно, сторонники диалога, мы за нормальный климат в организации, большинство профсоюзных организаций именно  такие. Но  бороться с недобросовестными работодателями трудно.

Количество членов профсоюзов в России уменьшается. Такая же тенденция  наблюдается и у нас. Связано это с тем, что вотчина профсоюзов — крупные предприятия, а у нас их немного. Там, где зарплата платится в конвертах, работники вообще бесправны, слово «профсоюз» они даже не пытаются произнести. Потому что у работодателя есть рычаг — молчи, и я буду платить тебе больше. Иначе, буду платить, как в трудовом договоре, — минималку. Теряя промышленность, мы также теряем и «первички», как это было с молокозаводом.

Сегодня договорами мы добиваемся большего,  чем, условно говоря, баррикадами. Сила профсоюза в том, что председателя можно переизбрать, проконтролировать снизу. Вместе с тем профсоюз — очень гибкая организация, с его помощью можно решить многие вопросы, может быть, поправить руководителя. Когда сильные профсоюзы, есть контроль с их стороны, то и руководитель  соблюдает законы, Трудовой кодекс.

Изменилась роль профсоюзов в организации детского отдыха.

Сейчас им занимается исполнительная власть, выделяет средства. Профсоюзные комитеты составляют списки тех, кто нуждается в путевках, и передают их в комитет образования, который  распределяет путевки в детские оздоровительные лагеря.  Сейчас Законодательное  Собрание, правительство области ищут компромиссную систему оплаты пребывания детей — путевки по льготной цене получают работники с низкой заработной платой, а те, у кого она высокая, будут приобретать их за свой счет. Из категории льготников исключили бюджетников, которых ранее поддерживали. Думаю, к этому нужно вернуться в следующем году и постараться поддержать эту категорию работников.

Федерация профсоюзов ЕАО планирует в мае провести конференцию. Какие вопросы обсудят ее участники?

— Основной из них — проект трехстороннего Соглашения  между правительством ЕАО, работодателями и профсоюзами области на 2015-2017 годы. Мы не только должны широко обсудить, но и  утвердить этот документ, с предложениями большинства «первичек». С  его помощью профсоюзы продолжат отстаивать права трудящихся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *