А шо там на Привозе?

А шо там на Привозе? - Репродукция картины Владислава Цапа "Биробиджанский дворик"

Репродукция картины Владислава Цапа "Биробиджанский дворик"

Красочный, колоритный, насыщенный меткими речевыми  оборотами – это все так называемый одесский язык – идиш.

На нем в этом городе  говорили все, независимо  национальности.  «Не надо быть  евреем, чтобы знать  еврейские  ругательные  выражения, я уже не говорю про обычные, бытовые. И чего было их не применять, если они четко выражают мысль и звучат сочно и с шиком. Если ты языка не знаешь, так о чем с тобой говорить?!», – пишет Михаил Чабан во введении к своей книге «Идиш в Одессе». Автор приводит примеры устойчивых выражений, которым в Одессе никто не учил. Они передавались из поколения в поколение в устной форме, употребляются они и в Биробиджане, где, как и прежде, нет-нет, да и щегольнет кто необычным словцом!

 

Азохин вэй

Пишется эта фраза так: «аз ох ун вэй». Слово «вэй» в идише означает «горе», фраза   в вольном переводе значит что-то вроде «ох», «ах», «что же это такое», «как же так» и т.п. А дальше смысл этого выражения очень зависит от контекста, в котором оно применяется и, конечно, мимики лица и тела, интонации. Фраза эта может означать: «Ах, какое горе!» как в прямом смысле, так и в обратном: «Подумаешь, какое же это горе?». Например, его спокойно можно применить как жалобу на тяжелую жизнь: «Ой, кто бы знал, как мне тяжело, аз ох ун вэй!». И, наоборот, как бравада, мол, мне море по колено, что тут такого особенного: «Тоже мне дела, аз ох ун вэй!».

 

Вей из мир

Обозначает это восклицание что-то вроде «Б-же мой!», но может применяться и в более широком смысле, сопровождаться разными жестами, усиливающими эффект удивления и интереса: «Как же так! Что вы говорите!? Не может быть! Вей из мир!». В результате можно было получить широкий спектр для выражения разных чувств, а иногда даже мыслей.

 

Ой, вэй!

Выражение довольно похоже на «вэй из мир». Их эмоциональная окраска близка и даже сложно найти различия между ними. Разве что какие-то индивидуальные оттенки при произнесении их разными людьми и их личные предпочтения. Буквально «ой, вэй» переводится как «ой, горе!», «какое горе!» или «горе мне!». А обозначить им можно  удивление, изумление, возмущение, испуг, скорбь и еще много чего, как вместе взятого, так и по отдельности. Его аналогами также могут быть такие выражения, как: «Боже мой!», «Караул!», «Шо вы говорите?», «Не может быть!», «Как же так!» и многие другие, схожие.

 

Чепе ништ!

Выражение на идише означает что-то вроде – успокойся, перестань, не цепляйся.

 

Вус  титцэх?

Если переводить это выражение на русский язык, то будет что-то похожее на «что случилось?», но с одесскими акцентами, интонациями и выражением лица. Применять его можно в качестве задушевно-сочувственного вопроса, ну как на похоронах (тьфу-тьфу, не про нас с вами будь сказано). А с другой стороны, ничто не мешало задать подруге или мужу провокационный вопрос, а после их «воспламенения» девственно невинным тоном подлить масла в огонь и спросить: «Вус титцэх?». Мол, а что я такого сказала?

 

Дрей ништ кейн коп

«Коп» на идише – «голова». А вся фраза переводится как: «Не морочь мне голову». Если кому-то надоело выслушивать скучные и глупые сентенции знакомого, он говорил: «Дрей мир ништ кейн коп!» – и уходил. Это выражение означало отсутствие интереса, полную ненужность сообщаемой информации. Вместо того чтобы послать к черту или еще подальше, говорили как бы более вежливо: «Дрей мир  ништ кейн коп». Еврейское звучание фразы совсем не агрессивно и мягко, нежели ее русский аналог.

 

Зай(т)  гезунт

Словосочетание  «зай(т) мир гизинт»  означает в полном варианте – «будь(те) мне здоровы», а в укороченном попроще – «будьте здоровы». В Одессе это выражение звучало еще мягче – «будьте мне здоровенькими». Им обычно заканчивалась встреча близких людей, друзей, родственников. То же, что и «до свидания!», но теплей, добрей и эмоциональней, с пожеланием здоровья.

 

А фаер зол зей кимен

Переводится фраза, как «Огонь на их голову!» или, если попроще, по-одесски: «А шоб они все горели!». Причем она имела явный общественно-политический подтекст и подходила государственным и общественным организациям и особенно любимым партиям и правительству. Кстати, выражение это очень облегчает душу, особенно, если никто не слышит или вокруг все «свои».

Подготовила Эсти Блюм. По материалам книги Михаила Чабана «Идиш в Одессе»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *