А шо там на Привозе?

А шо там на Привозе?

Репродукция картины Владислава Цапа «Биробиджанский дворик»

Красочный, колоритный, насыщенный меткими речевыми оборотами – это все так называемый одесский язык – идиш.

На нем говорили все, независимо от пятой графы.  «Не надо быть евреем, чтобы знать еврейские ругательные выражения, я уже не говорю про обычные, бытовые. И чего было их не применять, если они четко выражают мысль и звучат сочно и с шиком. Если ты языка не знаешь, так о чем с тобой говорить?!», – пишет Михаил Чабан во введении к своей книге «Идиш в Одессе». Автор приводит примеры устойчивых выражений, которым в Одессе никто не учил. Они передавались из поколения в поколение в устной форме, употребляются они и в Биробиджане, где, как и прежде, нет-нет, да и щегольнет кто необычным словцом!

 

«Балабуст»

В прямом смысле «балабуст» – это строгий хозяин или большой начальник. Вроде бы ничего плохого. Но в Одессе это понятие имело как минимум иронический, а как максимум – сильно критический и даже презрительный смысл. Балабустом могли назвать не обязательно большого и важного начальника, но и маленького, рвущегося к власти, пробивающегося в начальство любым путем.

 

«Капцан»

Так в Одессе назвали бы скупого человека, чрезмерно экономящего в ущерб себе и своей семье, иногда просто из жадности. Внешне «капцана» можно было отличить по одежде. Человек неплохо зарабатывает, а ходит в засаленном потертом пиджачке. Капцан! Кстати, капцанство могло быть и показным – шоб не замели. Достаточно было простого «сигнала» от доброжелателя или дорогих покупок «не по карману» – могли прийти и спросить: «Откуда деньги?». Так что лучше уж быть капцаном и ходить в тряпье, но живым и на свободе.

 

«Мансы»

Это то, чем занимались в Одессе все. Начать можно было просто: «А ты уже слышал..?». И далее по тексту. Это были в основном короткие рассказы, истории, которые передавались устно, в которых правда сочеталась с вымыслом от ноля до ста процентов. Но мансы – это не сплетни, это анекдот без обидного подтекста. Переврать действительность и превратить ее в мансы мог любой. И не только мог, но и должен был – это ж Одесса! Основным источником мансов был «Привоз» – одесский рынок. После похода туда люди возвращались окрыленные новой информацией: «А вы знаете, что мне сегодня на Привозе рассказали?».

 

«Мишигас»

Человек без «мишигаса» – нормальный человек, а когда с «мишигасом» – то лучше не подходи, подожди, дай «мишигасу» выйти. Если это слово начать переводить на русский, то у вас может получиться что-то вроде раздражения, злого духа, гнева или даже, если хотите, придури.

 

«Пуриц»

Слово «пуриц» в идише означало человека, «корчившего из себя» важную персону, что-то такое очень значимое, что на самом деле было мыльным пузырем. Одесский смысл этого понятия всегда был ироническим, чтобы не сказать больше – оскорбительным. Быть пурицем было трудно в Одессе. Там каждый имеет свое собственное самомнение, и если кто-то считает себя, что он выше и оригинальнее кого-то и явно показывает это, то с таким пурицем никто не хочет иметь дела.

 

«Тухис»

Что означает это слово, объяснять не надо. Наверное, оно прижилось еще и потому, что звучит как-то более презентабельно, чем привычное русское слово на букву «ж». Кстати и между прочим, тухис имел не только физическое, но и более общее морально-этическое значение. К примеру, из женского разговора: «Ты опять встречалась с этим тухисом! Что, в Одессе уже мужчин не осталось?». «Хороший тухис тоже нахес».

Если вы мужчина и скажете женщине, что «хороший тухис тоже нахес», то она только довольно улыбнется, как удачному комплименту, и ваши шансы значительно возрастут. А если вы то же самое скажете по-русски, то будете хамом и нахалом, причем одновременно. Означало это, что если женщина слегка широковата в бедрах, то это очень даже неплохо. Главное – чтобы человек был хороший.

 

«Шая»

Казалось бы, это совершенно обычное, тривиальное еврейское имя, ничего особенного не значащее. Но если вас, например, спросят: «Ты что, Вася?», то это не значит, что кто-то интересуется вашим именем. Так вот в Одессе аналогичный вопрос звучал: «Ты что, Шая?». В Одессе «Шаями» называли недалеких, даже глупых на вид и на образ мышления людей мужского пола. К женщинам это как-то не приклеивалось.

 

«Швыцер»

Аналог в русском языке – хвастун или гордец. Но в Одессе слово «хвастун» как-то не звучало – литературщиной попахивает. Вот «швыцер» – это да! Это Одесса! Вы же не будете на Привозе в ответ на байки знакомого говорить ему «высоким штилем»: «Помилуйте, сударь, что вы хвастаетесь!». Нет, вы скажите просто, коротко и с «одесским» смаком: «Моня, не швыцай!».

 

«Шейгиц»

Точный перевод этого слова с идиша означает – мальчишка, но с несколько порицающим уклоном. Можно было, например, спросить знакомого о его сыне: «Ну, как там твой шейгиц учится?». Имея в виду сына и не имея в виду ничего плохого. Ну, в крайнем случае – подростка нестандартного поведения.

 

«Шлимазл»

Это своеобразное слово. Оно может иметь отрицательный, сочувственный и даже положительный смысл. Куда уж шире, тем более что иногда все три смысла звучали одновременно. Основное словарное значение слова «шлимазл» – невезучий, неумелый, возможно, даже идиот. В жизни оно иногда несет некоторый хитрованский оттенок – мол, он не такой глупый, как кажется. И в этом у него есть свой интерес. Дурной, а хитрый! Но в простом обиходе почему-то прижилось презрительное значение шлимазла как дурачка.


Подготовила Эсти Блюм

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *