А воз и ныне там

А воз и ныне там

В новый год перекочевали и старые природоохранные «болезни»

Не скажешь, что наша область вступила в очередной год своей истории с грузом очень тяжелых экологических проблем. У нас пока нет опасных промышленных производств, не истощаются так стремительно, как в ряде регионов, лесные ресурсы, выбросы в атмосферу не представляют прямой угрозы для здоровья населения, не растрачен до конца генетический фонд живой природы в ее флоре и фауне… И тем не менее процесс ухудшения экологии, что называется, по всем направлениям пока не остановлен, а по некоторым позициям идет «опережающими темпами».

Когда лесник без прав

Гигантские лесные пожары, охватившие летом 2010 года Центральную Россию, показали ничтожество проводимых уже десять лет реформ лесной отрасли страны. Оказалось, что леса остались фактически без догляда и защиты, потому что горе-реформаторы оставили от былого полнокровного штата лесников рожки да ножки. (По данным Гринписа, в лесхозах страны под сокращение попали 72 тысячи лесников!). Не минула «чаша сия» и лесную службу ЕАО. Весь штат лесников в шести бывших лесхозах автономии не достигает сейчас и 100 человек. Столько до «реформ» было, к примеру, в одном Биробиджанском лесхозе. Как может горстка людей этой профессии наладить надлежащий контроль почти за 2,5 миллиона гектаров лесного фонда области? У них еще и отняли полномочия по государственному контролю за лесопользованием. Теперь его осуществляют 5-6 госинспекторов управления лесами. Когда-то было как минимум 400 – как говорится, почувствуйте разницу.

Неизвестно, как будет решаться эта проблема в будущем, а на 2011 год увеличения штата лесников Рослесхоз не обещает.

В этом же ведомстве родилась идея создания в регионах единой службы по ликвидации лесных пожаров. В нее, как сообщили «Истокам» из областного управления лесами, должны войти авиабаза, наземные оперативные группы, собранная «в кулак» техника, средства тушения огня. Бесспорно: идея интересна. Если, конечно, ее реализация будет профинансирована в полном объеме, а не так, как это бывает на практике, когда, к примеру, деньги, выделенные Рослесхозом на авиационное тушение пожаров, уже кончились, а все вокруг горит. Вот и решай теперь: или держи тот же дорогущий по аренде вертолет на приколе, или поднимай его в воздух с десантниками «в долг». За что еще потом тебе будет нахлобучка.

Это нам повезло минувшим летом с дождями – они помогли гасить пожары, и общая площадь, пройденная огнем с апреля по ноябрь, не превысила в гослесфонде ЕАО 20 тысяч гектаров. А вот в 2009 году сгорело лесов в пять раз больше! Отпад, то есть гибель древесины на корню от огня, составил как минимум 500 тысяч кубометров – столько на делянах области вырубается древесины за два года. Кто даст гарантию, что ситуация 2009 года не повторится в предстоящий теплый сезон, а проект создания единой и «боеспособной» службы по борьбе с лесными пожарами будет безусловно реализован?

Губительные пожары – лишь одна из проблем, от которой не уйти в 2011 году. А других проблем в лесной службе – целый букет. Это – незаконные рубки древесины, крайне низкие объемы посадок лесных культур. Практически заброшена селекционная, лесосеменная работа.

А чем дышим

Интересно сравнить данные о загрязнении атмосферного воздуха в 2010 году и пятнадцатью годами раньше. Практически на одном уровне осталось число стационарных объектов выброса загрязняющих веществ – около 1310. В 1996 году ими было «подано» в воздух 12 тысяч тонн загрязняющих веществ. В 2010-м этот показатель окажется, вероятно, выше – примерно на 7-8 тысяч тонн. Зато выбросы из выхлопных труб автомобилей за это время резко выросли и составляют сейчас как минимум 14 тыс. тонн. Ничего удивительного, если учесть, что только в областном центре, например, на учете стоят более 20 тысяч автомобилей. Хорошо, что в обвод Биробиджана построен участок федеральной трассы «Амур», по которому сейчас движется поток транзитного автотранспорта.

А вообще ситуация с выхлопами отработанного автотоплива в Биробиджане более чем серьезна. Транспорта становится все больше, выхлопы все гуще, и уже в часы пик на тех же улицах Советской, Пионерской, Шолом-Алейхема, Калинина люди вволю дышат бензопиреном, оксидом углерода, формальдегидом и чем там еще.

Кое-что о воде

Как сказал бы кот Матроскин, питьевой воды у нас навалом. Так, ресурсы поверхностных вод на территории ЕАО оцениваются гидрологами более чем в 170 миллиардов кубометров (имеется в виду годовой расход рек, включая Амур). Подземные воды обращаются в сутки по 8 с лишним млн кубометров. А забираем мы ежегодно для своих нужд, в том числе технических, примерно 25 млн кубометров воды.

Наблюдение за состоянием воды ведется в области на сети гидрологических постов, которые находятся на Амуре, Тунгуске, Хингане, Кульдуре, Бире. Увы, показатель «чистая» ни одному из этих водоемов не присвоен. В лучшем случае из класса «очень грязная» переведена в класс «грязная». Чему тут удивляться, если бытовые стоки из тех же сел Ленинское и Амурзет, к примеру, прямиком без очистки идут в Амур. А где надежные очистные в Теплоозерске, Лондоко, Бире? Крайне необходима вторая очередь очистных сооружений в областном центре. В целом по области объем загрязненных стоков, сброшенных в водоемы, составляет в год 13-14 млн кубометров. Так что неча нам на китайцев пенять, коль сами чистоту рек не бережем.

…и другие проблемы

Мало нам грязи в воздухе и воде, так еще свой дом, то есть территорию, на которой живем, загаживаем отбросами. По данным управления природных ресурсов автономии, только на учтенных объектах хранения и захоронения отходов их находится более 70 тысяч тонн. Это учтенных. А кто подсчитывал, сколько у нас несанкционированных свалок и тоннаж вывезенного (или вынесенного в пакетах и ведрах) мусора? Если в областном центре мэрия предпринимает, прямо скажем, малоэффективные усилия в борьбе с этим злом, то на территориях муниципальных образований – от районных центров до поселений – незаконных свалок больше, чем грибов. Обочины любого съезда с оживленной дороги в перелесок или в поле загажены кучами всякой дряни. Замечено: если убрать свалку с полянки, к примеру, то трава на этом месте не растет годами. Самое удручающее то, что муниципальные власти районных и низовых территорий не придают этому опасному явлению должного внимания. Спокойно получают неплохую зарплату работники муниципальных экологических отделов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *