А вы смогли бы?

Наш земляк  не только обещал Максиму Горькому дожить до ста лет (и слово свое  сдержал), но и учил  играть в настольный теннис самого ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО.

– Чудесный июльский день 1927 года запомнился мне на всю жизнь. Начался и прошел он  как обычно – с утра организационные работы в одном из коллективов физкультуры Москвы, затем легкоатлетическая тренировка на стадионе, вечером была намечена тренировка по настольному теннису на стадионе «Искра» в Конюшковском переулке. Я уже собирался уходить, когда мне позвонил отец и попросил принести в редакцию газеты «Правда», где он работал, редкую книгу по истории искусств. И вот иду я привычным маршрутом по Тверской улице, дом номер 48, где тогда помещалась редакция. Подъезд и лестничная клетка не были освещены. Я резким стартовым бегом начал подниматься по лестнице и вдруг налетел на что-то, хотя и мягкое, но громадное. И книга, и теннисная ракетка оказались у моих ног, а мячи, подпрыгивая, покатились вниз. Я услышал знакомый насмешливый голос:

«Осторожно, юноша».

В этот момент загорелся электрический свет, и я узнал в СТОЯЩЕЙ ОГРОМНОЙ ФИГУРЕ САМОГО МАЯКОВСКОГО.

До этого я его видел и слышал много раз, бывал на проводимых им литературных вечерах в политехническом музее и втайне мечтал с ним познакомиться.

И вот познакомился. «Извините, Владимир Владимирович», – пролепетал я.

Мое смущение явно развеселило поэта.

«Ладно, хватит ныть!

Давайте лучше соберем мячи.

Вы, оказывается, теннисист?

Я поклонник этой игры».

Собирая мячи, мы спустились к выходу. По пути Владимир Маяковский выяснил, где я тренируюсь, и, подумав, сказал:

«А знаете, что? Не смогли бы вы приехать ко мне на дачу в Пушкино? И не один, а теннисистов с собой прихватите – так хочется поиграть с хорошей нагрузкой. Мячи у меня отличные – «Slazenger»!»

В понедельник утренним поездом мы выехали в Пушкино. Дачу, где жил Маяковский, мы увидели сразу. Поэт был один. На отличном, сделанном по заказу Маяковского, теннисном столе мы играли по очереди на вылет. МАЯКОВСКИЙ ИГРАЛ С БОЛЬШИМ УВЛЕЧЕНИЕМ. Иногда выходил в небольшой приусадебный сад, и тогда его жестикулирующая фигура маячила среди тонких березовых стволов, и слышались бубнящие звуки читаемых про себя рождающихся строчек. ПОЭТ РАБОТАЛ НАД ПОЭМОЙ «ХОРОШО!».

С Маяковским Юрий Косвинцев встречался несколько раз. И в разговорах поэт не раз подчеркивал, что НАСТОЛЬНОМУ ТЕННИСУ ПРЕДСТОИТ БОЛЬШОЕ БУДУЩЕЕ, так как этот вид спорта доступен для всех возрастов и дает отличную физическую зарядку. Последняя встреча с поэтом произошла так:

– Во время тренировки в зал вошла группа преподавателей института, – продолжает рассказ Николай Березный, – среди них высилась фигура Маяковского. Поздоровались. Он был худ и бледен – следы недавно перенесенного гриппа. Первым вопросом было, удалось ли вам, молодым физкультурным работникам, создать команду регби. Потом поинтересовался, как в столице развивается настольный теннис, и узнал, что крайне мало помещений для этой игры. Маяковский спросил: «СКАЖИТЕ, А В ФОЙЕ КИНОТЕАТРА ИГРАТЬ МОЖНО, НЕ ПОМЕШАЮТ ЗРИТЕЛИ?». А в ответ услышал, что, наоборот, в кинотеатре можно иметь отличную аудиторию для пропаганды этого вида спорта. ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ ОБЕЩАЛ СВОЕ СОДЕЙСТВИЕ. Свое обещание он сдержал – вскоре отличные теннисные столы появились в кинотеатре на Малой Дмитровке, в «Колизее», «Форуме» и других. ТАК ПОЭТ ПОМОГ РАЗВИТИЮ НАСТОЛЬНОГО ТЕННИСА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять + девять =