Аделина Карловна ПЯТКОВА: Я счастлива, что смогла смотреть на этот мир

Аделина Карловна ПЯТКОВА:  Я счастлива, что смогла смотреть на этот мир

Фото из личного архива Аделины ПЯТКОВОЙ

Наша сегодняшняя героиня – коренная дальневосточница, родилась в 1926 году.

В Биробиджан приехала 14 июня 1941 года. А через неделю началась война.
И она не сломала упорного, жизнелюбивого характера тогда всего лишь 14-летней девчонки.

 

Судьба девчонки заводской

— Аделина Карловна, откуда Вы приехали в Биробиджан?

— Из Облучья, окончив там восемь классов. Мне ещё не исполнилось и шестнадцати лет, а я уже начала свою трудовую деятельность на заводе «Дальсельмаш», тогда – обозном заводе.

— На Вашу юность выпали самые трудные годы. Наверное, война сорвала многие девичьи планы?

— В то время при заводе было организовано ремесленное училище. Мы с ребятами учились и сразу же работали. Я училась на токаря целый год. В то время мало из чего можно было выбирать: чему брались учить нас, за те специальности мы и брались. Работала я на обозном заводе. Когда началась Великая Отечественная война, этот завод стал числиться под номером одиннадцать. Номерные заводы выполняли фронтовые заказы.

— Чем юная девочка тогда могла помочь Родине?

— С первых дней завод стал выпускать продукцию для фронта. Мы делали обозы и различные другие военные заказы, но, скажу честно, в то время мы точно не знали даже, что исполняем военный заказ. Была высокая трудовая дисциплина, и ненужные вопросы мы быстро отвыкли задавать. Девчонок, кстати, было больше на заводе, чем парней. Мы очень уставали на работе. Трудились до двенадцати часов без остановок!

— На протяжении дальнейшей своей жизни Вы также работали на заводе токарем. Почему не пошли учиться дальше уже в мирное время?

— Я, как говорят, прикипела к этой специальности – токаря. И проработала 30 лет за станком. А после я осталась также в этом цеху, но на другой должности – в контрольном аппарате контролером ОТК. И в итоге я 47 лет на одном месте проработала на родном заводе «Дальсельмаш». Как я часто говорю, пошла работать в 1941 году и вышла в 1988 году. Наверное, неплохо я работала. У меня звание ветерана труда, и я награждена орденом Ленина – высшей советской наградой.

 

Дело спорится – полюбится

— Когда в войну женщины и девушки заменяли ушедших на фронт мужчин – это понятно. А как в коллективе в дальнейшем относились к токарю-женщине, ведь по сути – это мужская, нелёгкая чисто физически профессия?

— Да, конечно, профессия это мужская… Но когда я пришла на завод, то не была уже первой женщиной-токарем. Там работали у станков ещё три девушки, видно, из какого-то училища пришли ещё до войны. А потом стало много женщин на предприятии: токарей, фрезеровщиков, строгальщиц слесарей. Мужчин-то всех забирали в армию, кто подходил по возрасту. Несколько ребят из нашего цеха тоже ушли на фронт. Оставались работать только те парни, кому было 15-16 лет, и те мужчины, у которых «бронь» от призыва была – это были мастера, которые нас обучали.

— После войны было желание заняться чем-то другим? Например, найти себе более «женскую» специальность пробовали?

— Первое время я всё думала, что ещё врачом успею стать, потом – после войны. Окончила в 1943 году даже курсы медицинских сестер. В здании Биробиджанского педагогического училища тогда расположился госпиталь, и я туда на практику ходила: училась раны обрабатывать, бинты накладывать. Две наших девочки пошли на фронт, но потом вернулись оттуда, а я вот прилипла к токарному станку. Просто любила свое дело. Мне, как ветерану труда, часы подарили. Из первых наград запомнился самый первый значок мой – «Значок отличника местной промышленности», который нужно было привинчивать к одежде. Это самая первая моя награда, потому она мне очень дорога.

 

Адреса родных – по всей Земле

— Не помешала Вам в дальнейшем нелёгкая профессия создать семью, родить детей?

— У меня трое детей: двое мальчиков и одна девочка. Старший сын – Юрий Гайлис – в 15 лет пошёл по моим стопам и стал токарем на заводе «Дальсельмаш». Со временем с семьей он уехал в Израиль жить. На данный момент его уже нет в живых. Я ездила в Израиль, когда у сына был юбилей, – пятьдесят лет, и его сын Сергей там женился. Вот так и поехала к ним. Понравилась мне страна. Она совсем другая, очень ухожена. Пусть там живут, раз прижились. Второй сын – Виктор – тоже токарь, сейчас уже на пенсии, но тоже работал на «Дальсельмаше», а ещё на Авторемзаводе. Жалко, что обоих этих больших предприятий больше нет. Дочь Валентина – учитель. Окончив педучилище, в 1969 году уехала в село Калинино Ленинского района работать.

— У Вас такое интересное имя – нехарактерное для Дальнего Востока, вообще для России. Откуда Ваши родители?

— Мои родители родом из Прибалтики. Они переехали во Владивосток ещё во время русско-японской войны вместе с латышским полком. Я вот не знаю, где я родилась, – отец был военный, и его постоянно переводили с места на место. Сначала мы жили где-то на берегу Татарского пролива, потом во Владивостоке, Хабаровске. В 1932 году отца не стало, умер совсем молодым. Мама Альвина Михайловна окончила курсы поваров, и её направили в Хабаровск, а оттуда дали направление на работу в Облученский район, на прииск Сутара.

У меня ещё была сестра, она закончила педучилище и потом ушла на фронт, за освобождёнными городами собирали детей в детские дома и приюты. И она осталась в городе Даугавпилс в Латвии жить. Там она вышла замуж, и там же в 1945 году родилась моя племянница, которой уже 74 года. Сейчас она живёт в городе Биробиджане и до сих пор работает учителем в 9-й школе! Тоже любит своё дело.

— А со своим мужем Вы где познакомились? В Биробиджане?

— Муж мой Николай из Алтайского края. Познакомили меня с ним уже здесь, в городе, как принято говорить, сосватали нас. Мне было 24 года, а он меня на 13 лет старше. Был участником войны с Японией. Давно он уже умер.

— Адреса Ваших родных – буквально по всей Земле. Вы же всю свою сознательную жизнь прожили в этом городе. Он для Вас стал родным?

— Да, в Биробиджане я с 1941 года, и живу по сегодняшний день. Мне уже 93 года; получается, 78 лет я проживаю в любимом городе. Он для меня вообще вторая родина. Я помню, когда он только зарождался. На улицах были почти исключительно деревянные постройки и деревянные же тротуары, вокруг – кочки, болота да размытые дороги. Я много что видела в нём. Когда всё строится на твоих глазах трудом людей, которых ты знаешь, твоим трудом тоже – как это можно не полюбить?

Сейчас, жалко, многого не вижу – перестала выходить на улицу и ходить по городу. Тяжело уже, да и не приглашают уже меня никуда: стара стала и плохо вижу.

— Расскажите, пожалуйста, немного о старом, но самом любимом в Биробиджане. Что запомнилось особо, чем жила тогда – в 1940-е годы – городская молодёжь?

— Раньше мы в городе любили ходить в еврейский театр. Играли там в основном на идише. Даже если мы не понимали чего-то, то знакомые девочки, для кого еврейский был родным, нам переводили. С девчонками разных национальностей дружили, весело нам было: и в хоре выступали, и по селам ездили с концертами. Любили рецептами делиться и вкусно готовить учили друг дружку. Форшмак и фаршированную рыбу я делала. В парк на танцы ходили, в кино, конечно.

Очень сильно я любила в кино ходить: больше ста фильмов я посмотрела в то время в кинотеатре. Я всё записывала: какое кино и кто в главной роли. Люблю игру Вячеслава Тихонова, Нонны Мордюковой, Клары Лучко… Да всех советских актеров я безумно люблю. На днях снова по телевизору показывали фильм «Берегись автомобиля» – вот радость для меня была: фильм такой добрый.

Да, были времена счастливой молодости. Считаю, счастливая я жила и довольная.

— Город наш всегда был маленьким. Неужели Вам в нём никогда не было скучно?

— Город, завод мне, считаю, многое дали. Даже ездила по путевкам в санатории. Молодые были: предложат нам – мы и поедем. Легки были на подъём. Побывала в Кисловодске, Крыму, Евпатории, четыре раза во Владивостоке. Я всем довольна, а Биробиджаном ещё больше довольна. Для меня Биробиджан – это все! Это вся жизнь моя.

— Аделина Карловна, в чём Ваше счастье и богатство этой жизни?

— Я довольна своей жизнью. Люблю свою семью, она у меня большая. У сына Юрия родились двое детей – мои внуки, у Виктора трое, у дочери – тоже трое деток. Теперь у меня восемь внуков, семь мальчиков и наконец-то одна девочка. И внучка моя – такая молодая бабушка, ей 44 года, а я уже прабабушка. Вообще, я счастлива, что смогла смотреть на этот мир.


Лилиана КАРАСЁВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − три =