Айболит из Вильнюса

Айболит из Вильнюса

Трогательная  скульптурная композиция стоит в самом центре литовской  столицы, в бывшем еврейском квартале – пожилой мужчина в шляпе с тросточкой  ласково улыбается девочке, держащей на руках кошку.

Надпись  на памятнике  гласит: «Гражданину города Вильнюса, доктору Цемаху Шабаду, прототипу доброго доктора Айболита»

Оказывается, этот знакомый всем с детства литературный персонаж – не плод воображения Корнея Чуковского. У него был реальный прототип. Раньше считалось, что идея сказки возникла у писателя после прочтения книги Хью Лофтинга «Доктор Дулитл и его звери». Но в переписке Чуковского исследователи нашли подтверждение тому, что именно еврейский доктор Цемах Йоселевич, которого русские коллеги и знакомые называли Тимофеем Осиповичем, стал реальным прообразом Айболита. Об этом говорил и сам Корней Чуковский во время интервью газете «Пионерская правда» в 1968 году. Кроме этого известно, что записи об Айболите он стал делать еще за пару лет до выхода книги про Дулитла.

«Как там Шабад?»

Чуковский познакомился с доктором Шабадом в 1905 году и дважды, когда приезжал в Вильнюс, останавливался в его квартире. В своих воспоминаниях писатель оставил такие строки: «Был это самый добрый человек, которого я знал в жизни». Действительно, Цемаха знали в городе все. Исследователь Далия Эпштейнайте рассказывал, что доктор был знаменит и всеми любим уже при жизни: «За границей, встретив приезжего из Вильнюса, сразу задавали вопрос: «Как там поживает Шабад?».

Многие считали его городским чудаком, интеллигентным сумасшедшим – в помощи он никогда и никому не отказывал, готов был лечить бесплатно и бродяг, и жуликов, мог прийти на помощь ночью и в любую погоду, а если транспорт опаздывал, шел к больному пешком через весь город. Интересно, что, не будучи ветеринаром, он с готовностью брался и за лечение животных, которых ему приносили горожане. Особенно трепетно Цемах Шабад относился к детям. Известен случай про одну девочку, которая пришла к нему с жалобой на очень плохое самочувствие. Доктор диагностировал у нее сильное истощение, сам принес ей белую булку и горячий бульон и сказал, чтобы та приходила к нему каждое утро за молоком. Эту маленькую «пациентку» и еще несколько городских бедняков врач регулярно снабжал молоком абсолютно бесплатно. Выздоровевшая девчушка в знак благодарности принесла доктору в подарок своего любимого кота.

Вот что писал Корней Чуковский: «По утрам я замечал, к нему выстраивалась целая очередь. Дети не только сами приходили к нему, но и приносили больных животных. Как-то утром пришли к доктору трое плачущих детей. Они принесли ему кошку, язык которой был проткнут рыболовным крючком. Тимофей Осипович вооружился щипцами, вставил кошке в рот какую-то распорку и очень ловким движением вытащил крючок».

«Всех излечит,

исцелит…»

Цемах Шабад родился в столице Литвы в 1865 году. Профессия врача привлекала его с детства. Первыми пациентами маленького Тимоши были животные – он постоянно возился с больными котятами, щенятами, лечил кур, гусей и даже пытался помогать аистам, а позже стал интересоваться рецептами народной медицины. Получив высшее медицинское образование в Москве и став врачом-эпидемиологом, Цемах был тут же отправлен в Астрахань, где, рискуя жизнью, боролся с эпидемией холеры. Затем переехал в Вильнюс, там открыл врачебную практику. В 1905 году за участие в антиправительственных выступлениях Шабад был арестован, а затем выслан из страны. Учился в Вене, Гейдельберге и Берлине – в Германии продолжил медицинскую карьеру. В Первую мировую войну Цемах служил в российской армии военным врачом, а после революции 1917 года вернулся на родину. У него была своя частная практика, он возглавлял местную еврейскую общину, в свободное время редактировал медицинский журнал. Шабад основал «Общество здоровья», которое существует до сих пор. Он стоял у истоков Еврейского научного института, был руководителем десятков еврейских организаций, включая Виленскую еврейскую общину, и одним из основателей светских еврейских общеобразовательных школ «Цемах» и «Идише фолкспартей», членом Виленского муниципалитета, депутатом польского Сейма (Вильно до 1939 года входило в состав Польши).

Известен доктор был и тем, что на собственные средства содержал столовую для малоимущих и приюты для бездомных и сирот, основывал оздоровительные лагеря для детей. Организовывал акции «Капля молока», когда малоимущим евреям, имеющим грудных детей, бесплатно выдавались еда и одежда.

Цемах Шабад проделал огромную работу по медицинскому и гигиеническому образованию населения, написал немало научных работ и публицистических статей и памяток на русском, польском и немецком языках. В том, что во время войны в Вильнюсском гетто не было вспышек инфекций, – большая заслуга его заповеди: «Опрятность – условие выживания». Это было завещанием доктора Шабада. Известно, что он общался с великими зарубежными учеными – например, с Альбертом Эйнштейном. А своей активной заботой о литовских бедняках и особенно – о социально незащищенном еврейском населении он дал толчок к развитию социальной медицины во всей стране.

polishjews.yivoarchives.org

Он на улице стоит

Цемах Шабад не видел ужасов Второй мировой войны, так как умер в 1935 году от заражения крови во время операции. Его смерть еврейский историк Семен Дубнов назвал потерей соратника, павшего на боевом посту. Холодным январским днем весь Вильнюс вышел проститься с любимым доктором. Магазины и государственные учреждения были закрыты, а главные улицы – запружены народом. Похоронен он был на местном еврейском кладбище. После смерти врача на территории больницы имени Миколаса Марцинкявичюса, в которой он работал, установили его бюст. Больница во время войны подверглась бомбардировке – благо  сторож спрятал, а по ее окончании вернул коллегам  скульптуру знаменитого виленчанина. Сейчас бюст находится в Еврейском музее в Вильнюсе.

Бронзовый памятник Цемаху Шабаду появился в литовской столице в 2007 году. Говорят, что инициаторами его установки у дома, где родился доктор, у которого было двое сыновей и дочь, стали его родственники. Двое его внуков – известные в Америке филолог и журналист, среди дальних потомков   немало и других ярких личностей, живущих сейчас в разных странах. Например, две великие балерины – Майя Плисецкая и Анна Павлова, а также чемпион мира по шахматам Михаил Ботвинник.

Деньги на памятник собирались «Фондом литваков». Идею воплотил известный литовский скульптор Ромас Квинтас, который сказал, что несправедливо, когда литературного персонажа знает больше людей, чем реального человека – Цемаха Шабада. Фигуры дедушки и девочки установлены не на постамент, а прямо на тротуар, чтобы каждый прохожий мог постоять рядом «с самым добрым доктором на свете». А сюжет почерпнули из той самой городской легенды, которую описал Корней Чуковский.


Анастасия Куршева

По материалам сайтов kulturologia.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *