Ароматное царство

Уникальные записи, где звучат голоса тех, кто стоял у истоков автономии, хранит архив областного радио. Вниманию читателей представляем фрагмент  передачи из цикла «Сельские встречи», вышедшей  в эфир в 1997 году. Под чудесные звуки «Вальса цветов» Петра Чайковского журналист Ольга Алебастрова ведет свой рассказ «И красота, и радость, и любовь»

Героиней репортажа радиожурналистки стала жительница села Надеждинское Биробиджанского района Тамара Алексеевна Кушнарь, жизнь которой связана с цветами. «Цветник ее, – говорит Ольга Алебастрова, – по общему мнению живущих здесь, самый примечательный в деревне».

– Каждый цветок сам по себе прекрасен, – рассказывает Тамара Алексеевна. – Пусть даже это простая хризантема. А когда она среди зимы цветет, какая радость! На дворе Новый год, а на столе цветок – это же прелесть! Не знаю такого человека, который бы ненавистно относился к ним. Любого вида и цвета, они такие яркие, как маленькие солнышки – мне все нравятся. Как и люди. Я считаю, что не бывает плохих людей. Просто обстоятельства иногда заставляют их быть злыми. Наверное, поэтому мне все говорят: «Ты и ругаться-то не умеешь!» Думаю, что это благодаря цветам.

Как это часто бывает, настоящее серьезное увлечение берет свои истоки в самом раннем детстве. Много пришлось маленькой Тамаре поездить по белому свету вместе с матерью. Встречалось немало интересного, увлекательного. И все же интерес к цветам всегда был на первом месте.

– Жили мы в Ростовской области в семнадцатиквартирном доме, – вспоминает Тамара Кушнарь. – Под окнами всегда сажали цветы, в основном хризантемы или, как их раньше называли, дубки. Любила еще выращивать космею, несмотря на то, что из-за песчаного грунта она требовала большого ухода. Многие тогда деревья сажали, но они лишь тень дают. Зато цветы дарят радость, поднимают настроение, меняют мироощущение и даже лечат. У меня дочка все время болела, так я ее календулой на ноги ставила. И свое здоровье этим растением поддерживала. Мне кажется, человек вообще становится чище возле цветов, лучше. Муж на стройке прорабом работал, столько нервов потрепал. А я ему астры занесу, шутками-прибаутками развеселю, он и успокаивался.

И муж, Николай Николаевич, в свою очередь никогда не забывал преподносить своей жене букеты цветов, и не только в пору их знакомства. Оттого и живет эта семья как лепестки единого прекрасного цветка, друг друга радуя. Правда, справедливости ради стоит сказать, что когда возвращается муж, к примеру, с рыбалки и приносит Тамаре Алексеевне букеты полевых цветов, она огорчается. Считает, что цветам место там, где выросли. Потому как главное их предназначение – радовать глаз людской.

– Прекрасны наши поля, луга, а какой аромат… – мечтательно произносит Тамара Алексеевна. – Вот весна только начинается, снежные сугробы еще лежат. А чуть-чуть подтает, смотришь – подснежники выскочили. Вокруг все белое и черное, а тут прекрасные цветы, фиолетовые, оранжевые, сиреневые, малиновые, яркие такие. На бугре вода просачивается – тут же кувшинки появились. А какую голубизну дарят колокольчики и васильки! Даже куриная слепота и та красива.

Радуют цветы и садовые, и полевые глаз человеческий, душу согревают. Но есть у них еще, как считает сама Тамара Алексеевна, важное свойство – утешать. В этом убедилась и она сама. Правда, была тогда еще совсем ребенком. Но воспоминания эти яркие и отчетливые. Первые послевоенные годы…

– Все люди, конечно, тянулись к цветам, – говорит Тамара Кушнарь. – Особенно дети радовались, когда цвело все вокруг. После войны у нас сквер появился, в память погибшим солдатам разбили клумбы ярко-красных маков. Как раз в том месте, на станции Мордвес, что в Тульской области, разворачивались в годы войны жестокие бои. У нас тогда своего дома не было, все время с одной квартиры на другую переезжали, жили с матерью в разных семьях. Помню соседку с двумя детьми, моими ровесниками. Иной раз сядет она и в одну точку глядит. Час сидит, второй. Так, видимо, ее горе давило. Но цветы, я думаю, все-таки приносили ей хоть какую-то радость, скрашивали жизнь вдовью.

Чтобы света вокруг становилось больше, чтобы жили люди без злобы в душе, часто дарит свои цветы Тамара Алексеевна землякам. И на праздники, и без повода. Делает это просто так, от всей души. Но чего не делает она никогда, так это не продает свои замечательные цветы.

– Я считаю, что это как-то кощунственно. Красота не должна продаваться. Она должна радовать глаз, привносить равновесие в семью. Как бы трудно не было, цветы продавать никогда не буду.

К цветам Тамара Алексеевна относится как к живым существам. Пусть не понимают они человеческого языка, но зато прекрасно реагируют на ее чуткость, вознаграждают хозяйку своей красотой. Сейчас Тамара Алексеевна на пенсии, но по-прежнему встает в доме раньше всех – по хозяйству все нужно успеть. Но первым делом, конечно, заглянет в свой цветник.

– Такое ощущение, что они меня встречают, и я с ними здороваюсь. Ты за ними ухаживаешь, поливаешь их, всю душу вкладываешь, а они распускаются пышным цветом, словно радуются вместе с тобой. Амариллис даже голову повернет не к солнцу, а в твою сторону. У каждого цветка свой характер. Гладиолусы – строгие, торжественные. Астры – более повседневные. И капризными бывают. Хризантемы простор любят, развалятся на клумбе. Георгины, наоборот, слабоватые, все больше кучкуются и опору требуют. А если сравнить цветы с музыкой, то, к примеру, георгинам подойдет музыка торжественная, симфоническая, астрам – звонкое щебетание птиц. Разные они, как и люди. Вспомнить себя, так я была и веселой, и злой, и певуньей, и хохотушкой, а с возрастом молчаливой стала. Во всем свое очарование – вроде и закрыт еще цветок, только-только распускается, а все равно прекрасен. А раскроются – и тянутся друг к другу, в одну сторону смотрят. Упадет даже гладиолус на грядку с помидорами, изогнется весь, но обязательно к своим развернется.

 «Цветы по-прежнему украшают мою жизнь»

– говорит спустя двадцать лет Тамара Кушнарь. В январе она отметила свой 75-летний юбилей

Рубрика  «Голоса прошлого» вызывает большой интерес у читателей «БШ». Кто-то узнает  среди героев публикаций знакомые фамилии, кто-то себя, а кто-то просто заново переживает то время, когда он был моложе.

Героиня  нынешней публикации Тамара Кушнарь по-прежнему живет в селе Надеждинском и в январе отметила 75-летний юбилей.

–  Неужели целых двадцать лет прошло? – удивляется Тамара Алексеевна. – Время так быстро пролетело, как будто все вчера было. Я в тот год, когда передачу записывали, как раз на пенсию ушла. Тут мне, можно сказать, повезло, потому что работа наша – а я и мой муж Николай были строителями – никому не стала нужна.  Колю уволили по сокращению, до пенсии ему было далеко. Как же он переживал, ведь столько лет сельским стройкам отдал, был на хорошем счету.

Мы с ним на Дальний Восток с Кубани приехали, вместе учились в Краснодарском сельскохозяйственном техникуме на строительном отделении. Сначала в Амурской области жили, а в шестидесятых годах переехали в ЕАО. Стали работать в тресте «Биробиджанцелинстрой». Жизнь у строителей кочевая. Из села Партизанского, где строили птицефабрику, направили нас в село Дубовое. Уж там без работы не пришлось сидеть. Муж прорабом работал, я мастером. Школу и детский сад, Дом культуры и больницу, фермы, мастерские, склады, гаражи, котельные, водопровод и канализацию, жилые дома – можно сказать, что большую часть Дубового и  соседней Казанки построило наше СМУ-1.

А потом настал черед отстраивать Надеждинское и нас перевели в это село. Это было ровно тридцать лет назад, в 1987-м. Тогда здесь запланировали крупный животноводческий современный комплекс построить, жилые дома для животноводов, детский сад. И как же до слез было жалко, когда через десять лет развалили комплекс – ведь столько денег и сил в него вложили! В начале девяностых завод по производству чипсов и картофельного крахмала строили, уже все готово было, только начинай производство. Но и тут не пошло – ни чипсов, ни крахмала.

А жилые дома  служат  людям  – хоть тут наш труд на пользу пошел.

Именно в Надеждинском Тамара Кушнарь всерьез увлеклась цветоводством. Дети – а их было трое – выросли, времени свободного стало больше. В Партизанском, да и в Дубовом тоже, вспоминает она, было не до цветов, садили все больше картошку да овощи.

– Когда мы уже были с мужем на пенсии, решили съездить к родным на Кубань. «Может, переедем насовсем сюда?» – предложил Николай. А я посмотрела, как тесно, кучно там живут, чуть не впритык дом к дому, и говорю: «А где ж я тут свои цветы буду садить»? У моей сестры была небольшая грядочка красивых тюльпанов, и я привезла от нее несколько луковиц. Просто влюбилась в тюльпаны, теперь это любимые мои цветы. И еще розы полюбила.  Как же красиво они цветут!

Цветы и поддержка родных помогли Тамаре Алексеевне пережить  удары судьбы. Несколько лет назад тяжелая болезнь унесла дочь Наташу, год назад ушел из жизни муж. Вместе с сыном Эдуардом он занимался фермерством, по сути, они сделали плодородной землей территорию бывшей свалки. Сын с семьей продолжает дело отца. В Биробиджане живет старший сын Игорь, который, по словам матери, мастер на все руки.

– А еще четверо внуков у меня, надеюсь и до правнуков дожить, – поделилась Тамара Алексеевна.

– Сейчас многие на Кубань, в Краснодарский край уехать с Дальнего Востока норовят, а вы с Кубани сюда приехали. Неужели не пожалели? – спрашиваю свою собеседницу.

– Так я ведь дальневосточница, во Владивостоке родилась, когда отец мой моряком был. Потом меня ребенком оттуда на Кубань увезли. Можно сказать, на родину вернулась. Тут вся моя взрослая жизнь прошла, только в Надеждинском тридцать лет уже прожила.   А цветы… Цветы по-прежнему украшают мою жизнь, поддерживают, не дают хандрить. Приезжайте ко мне летом, когда они зацветут – такую красоту надо обязательно увидеть.

Ирина Манойленко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *