Арсеньев служил Отечеству

Арсеньев служил Отечеству

На мемориальных досках в поселках Бира и Смидович отныне увековечена память о пребывании на территории будущей ЕАО знаменитого ученого и писателя, исследователя Дальнего Востока В.К.Арсеньева. 10 сентября общественность отметила 140 лет со дня его рождения

Первая экспедиция Владимира Клавдиевича по территории сегодняшней ЕАО, конечным пунктом которой были угольные копи в поселке Бира, состоялась в феврале 1912 года. Об этом событии и сообщается на мемориальной доске, укрепленной на днях на здании бирского железнодорожного вокзала. Еще одна доска, вывешенная на здании общеобразовательной школы в поселке Смидович, посвящена началу его экспедиции 1917 года от станции Ин на север к Баджальскому горному хребту и далее на территорию нынешнего Амурского  района Хабаровского края. В эти же предъюбилейные Арсеньевские дни в окрестностях Биробиджана прошли соревнования по стрельбе из пневматического оружия. Сам Арсеньев был отменным стрелком, и спортивные состязания стали частью памяти о нашем прославленном земляке.

Перечисленные выше мероприятия были организованы и проведены Биробиджанским эколого-краеведческим клубом «Приамурье». Основателями его являются экологи и знатоки жизни Арсеньева супруги Горобейко — Василий и Ирина. В клубе уже накоплен богатый материал по исследовательской работе Арсеньева, а также его деятельности в Хабаровском и Приморском краях. Большая часть сведений о жизни ученого и писателя были получены в архивах «Общества изучения Амурского края» в городе Владивостоке. Активную помощь Василию Горобейко оказывает известный приморский журналист Иван Егорчев. Именно он «раскопал» и представил нашим краеведам малоизвестные факты о бирской и инской экспедициях Владимира Клавдиевича. Предоставляем слово Василию Горобейко.

— В феврале 1912 года Арсеньев, являясь офицером по особым поручениям при губернаторе Приамурья Гондатти, получает от него задание — дать всестороннюю характеристику бирских угольных копей. Они только что стали разрабатываться и получили высокую оценку о качестве топлива. Теперь дело было за контрразведкой, которую в том числе представлял Арсеньев. Она должна была определить перспективы освоения месторождения, маршрута и способа транспортировки. И Владимир Клавдиевич блестяще справился с поставленной перед ним задачей. Эта экспедиция штабс-капитана Арсеньева, как, впрочем, и подавляющее большинство его предыдущих и последующих экспедиций, преследовала отнюдь не только краеведческие, но и вполне конкретные военно-разведывательные цели.

И только искренняя любовь Арсеньева к природе Дальнего Востока, его азарт исследователя и талант публициста превратили сухие отчеты контрразведчика, которым место в пыльном архиве под грифом «Секретно», в увлекательные рассказы…

Уголь Бирского месторождения, по замыслу Гондатти, должны были поставлять в Хабаровск для снабжения военных и гражданских судов, а также для коммунальных нужд. Маршруты доставки топлива наземным и речным путем и по железной дороге, которая уже начала строиться, были разработаны Арсеньевым и получили положительный отзыв губернатора.

Экспедиция на угольные копи была для Владимира Клавдиевича несложной. Небольшой отряд штабс-капитана, доехав на санях по Амурскому тракту до села Русская Поляна, спустился на лед Биры и направился по нему к конечной цели экспедиции. По пути к копям он решил проверить слухи о якобы проживающей на Бире небольшой группе удэгейцев, называемых местным населением ламаками. Слухи оказались небеспочвенны: Арсеньев встретился с ними. На самом деле на Бире проживала небольшая группа этих аборигенов из рода Ламунка. (Отсюда искаженное — ламаки). Владимир Клавдиевич, владея, кстати, удэгейским языком, узнал, что их предки пришли на Биру с реки Хор и обосновались здесь. Свой родной язык они сохранили только частично, переняв языковую культуру от более многочисленных бирских тунгусов. Жили ламаки в юртах, занимались рыбной ловлей и охотой.

Кроме доклада губернатору о бирской экспедиции, В.К.Арсеньев выступил с рассказом о своей поездке к угольным копям перед общественностью Хабаровска. Отчет об этом был напечатан в марте 1912 года в газете «Приамурские ведомости». Следующей экспедицией Арсеньева была так называемая Олгон-Горнинская, начатая в конце ноября 1917 года от станции Ин. Отряд исследователя спустился по тонкому льду по реке Ин до ее впадения в Урми, а уже по ней второго декабря прибыл в гольдское стойбище Кукан. От него участники похода добрались до Талакана, от него взяли курс на север, исследовали часть долин рек Улике, Кура, Биракана, Нирана, преодолели несколько горных хребтов и в конце января 1918 года достигли озера Болонь нынешнего Амурского района. И уже от него санным путем вернулись в Хабаровск. Дневники и отчет об Олгон-Горнинской экспедиции хранятся во Владивостоке в архиве «Общества изучения Амурского края».

Обратите внимание на даты этой экспедиции: ноябрь 1917 — январь 1918 годов. Россия бурлила событиями Октябрьской революции. Отрекся от престола Николай II. Власть в огромной стране взяли большевики… А политическая жизнь в Приамурье пока еще находилась, так сказать, в дореволюционном режиме. Поэтому и состоялась названная выше экспедиция В.К.Арсеньева. Между прочим, он, имевший к 1917 году звание подполковника, в разразившейся вскоре Гражданской войне не перешел на сторону ни белых, ни красных. Всей своей жизнью ученого и писателя Владимир Клавдиевич служил Отечеству.


Фото с сайта dalnegorsk.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *