Байки обувной фабрики

Байки обувной фабрики

– Так что вы будете делать в случае возникновения пожара?

– Пустим встречный пал.

Всем спасибо, все свободны

На территории обувной фабрики находилось убежище, в котором в случае войны должен был располагаться областной штаб гражданской обороны. Поэтому убежище часто проверяли различные комиссии.

Как-то раз на фабрике проводились очередные учения по гражданской обороне. Спасательное подразделение, в которое были отобраны крепкие парни из ремонтной мастерской, должно было за определенное время очистить от завалов вход в убежище и «спасти» укрывшихся в нем людей. Для этого вход завалили плитами, кирпичами, арматурой.

Группа спасателей, одетых в новенькую защитную одежду, с противогазами (как же без них) построилась в кабинете Якова Шнайдермана, директора фабрики, а приехавший из Москвы генерал стал объяснять боевую задачу. Вдруг открывается дверь, и, шаркая валенками, в кабинет входит начальник стройгруппы Гутман, маленький сухонький старичок с вечно простуженным носом.

– Яков Аронович! – с порога начал Гутман, – За что вы платите деньги начальнику АХО? Вот люди из самой Москвы приехали, а что мы им покажем? Если бы вы видели, сколько мусора навалено около убежища! Я целый час убирал.

Под словом «я» он подразумевал работников стройгруппы, которым велел устранить беспорядок, а сам побежал потом докладывать директору.

– Ну и как? Все убрали? – спросил генерал.

– До единого камешка.

Все так и покатились со смеху. И только Гутман удивленно пожимал плечами – он не знал о предстоящих учениях и не понимал, почему его трудовой порыв вызвал такое веселье.

– Ну что ж, – сказал генерал, – если этот старичок, – указал он на щуплую фигуру начальника стройгруппы, – уложился в норматив, то такие орлы (повернулся в сторону спасателей) его и подавно выполнят. За учения ставлю «отлично». Все свободны!

О небоевых потерях

NAT_2339В другой раз учения по гражданской обороне проводились в закройном цехе предприятия. По команде «Воздушная тревога!» трудовой коллектив должен был отключить оборудование и быстро укрыться в убежище. Пользоваться лифтом не разрешалось, с четвертого этажа предстояло спускаться бегом.

– Секундомер остановится, когда за последним рабочим закроется дверь убежища, – объяснил руководитель учений. – Вы должны уложиться в определенное время.

– Да, но что делать с Розой? – обеспокоенно спросил директор фабрики. – Она же будет час спускаться.

Полковник посмотрел на Розу, прикинул, сколько килограммов сверх центнера будет в ее большом теле, и принял решение:

– А Роза пусть остается – в каждой войне есть жертвы.

Последнее его слово стало с тех пор прозвищем Розы. А коллектив закройного цеха в два раза перекрыл норматив.

Не расстанусь с комсомолом

На комсомольском собрании «песочили» несуна. Это был простоватый парень, которого задержали на проходной предприятия с парой краденой обуви. На вопрос, как он докатился до жизни такой, бедолага ответил:

– Не виноват я… Это комсорг цеха толкнул меня на постыдный поступок.

От такой наглости комсорг подлетел со стула, а воришка продолжал:

– Он ко мне каждый день пристает: «Когда заплатишь взносы? Когда заплатишь взносы?». Получка давно уже закончилась, вот я и решил своровать пару, продать ее и сдать комсомольские взносы.

Действительно – простота хуже воровства.

NAT_2334Гори, гори ясно

Лесные пожары для нашей области не редкость. На их тушение бросали не только профессиональных огнеборцев, но и рабочих с предприятий. Привлекали и добровольную пожарную дружину обувной фабрики.

И вот однажды сидят эти добровольцы где-то в лесу, закусывают. Подходит начальство:

– Сидите? А наблюдательный пост выставили?

– Так точно, – бодро докладывают мужики. – Там дежурят Оффен и Мангедухт.

Людей с такими фамилиями на «обувке», конечно, не существовало, но на самых тяжелых работах всегда оказывались эти невидимые Оффен и Мангедухт. Поговаривали, что после ликвидации пожаров им прислали на адрес фабрики по почетной грамоте…

Кончилось лето. На фабрику пришел работать новый  инженер по пожарной безопасности. Это была молодая женщина по имени Катя.

Наладчик Игорь Бронштейн сидел на рабочем месте и скучал. А что еще делать, если все вверенные ему машины и агрегаты работают исправно. Мимо проходила Катя.

– Послушайте сюда, – обратился к ней Игорь, – эти шлимазлы когда-нибудь спалят фабрику. Поджигают паклю и бросают ее друг в друга. У нас здесь и клей, и краска, и ткани – если полыхнет, то нечем будет выполнять и перевыполнять задания двадцать пятого съезда КПСС по обеспечению советских граждан кожаной обувью.

– Кто такие? – встревожилась Катя.

– Оффен и Мангедухт.

На стол директору фабрики легла жалоба на молодых рабочих пошивочного цеха с очень сложными фамилиями.

Директор фабрики был не лишен чувства юмора – он от души посмеялся над этой историей.

С огнем не шутят

Пришел на фабрику пожарный инспектор  с долгой и скучной лекцией о правилах пожарной безопасности.

– Так что вы будете делать в случае возникновения пожара? – спросил он в конце встречи.

– Пустим встречный пал, – ответил какой-то остряк.

Товарищ шутку не понял и еще полчаса объяснял, как надо поступать в данной ситуации.

Капа сможет!

На фабрике работала спортивная активистка Капа. Чтобы стать ее врагом, достаточно было назвать ее по имени-отчеству: активистка требовала, чтобы называли ее просто «Капа». Капе было около пятидесяти, но выглядела она значительно моложе и тщательно скрывала свой настоящий возраст.

Однажды заходит Капа в ремонтные мастерские призвать рабочих в очередной раз защитить спортивную честь родного предприятия на каких-то соревнованиях. В мастерских трудились крепкие парни с мозолистыми руками, и готовы они были играть хоть в волейбол, хоть в футбол, хоть в городки, лишь бы от работы освободили.

Так вот, заходит Капа и слышит спор двух рабочих, которые делают вид, что не заметили ее появления:

– Капка сможет!

– Нет, не сможет!

– А я говорю – сможет!

– О чем спор? – поинтересовалась Капа.

– Да вот он говорит, что ты уже старая, шпагат сделать не сможешь, а я говорю, что ты еще…

–  Я старая?! – взвинтилась Капа. – Я не смогу?! А вот вам!

И Капа – как была  в мини-юбке – прямо в цеху села на шпагат.

Говорили, в молодости она была хорошей спортсменкой. Победоносно взглянув на спорщиков, Капа грациозно поднялась и гордо удалилась.


Текст и рисунки Владислава Цапа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *