Берлинская операция

Берлинская операция

За долгие годы журналистской работы у меня было много встреч с фронтовиками, участниками Великой Отечественной войны.

Первые интервью с ними были взяты еще в середине 1960-х годов. Тогда моим собеседникам исполнилось кому сорок лет, кому чуть больше. О своей не такой уж далекой боевой жизни они помнили в подробностях. Конечно, это были люди разные по характеру, но объединяло их всех одно – никто из них не выставлял себя героем, не присваивал особую роль, хотя у моих собеседников было много наград, в том числе и самого высокого достоинства. Одни вернулись с фронта с одной – двумя медалями. И если одна из них была, к примеру, «За отвагу», то ценилась она не менее ордена.

Такой награды был удостоен Василий Федосеев. Мы познакомились с ним еще в 1962 году. Тогда Василий Максимович работал монтером в Облученском районном узле связи. По его образному выражению, почти все четыре года войны он прополз на животе или пробежал, согнувшись в три погибели. Такая работа была у фронтового связиста – под пулями искать обрывы провода и налаживать связь передовой линии окопов со штабом батальона. И дополз-пробежал связист до самых предместий Берлина. Хотя в самом фашистском логове ему побывать не удалось, медаль за взятие Берлина он заслуженно получил.

Тогда же, с середины апреля и в начале мая, участвовали в одном из крупнейших сражений Великой Отечественной войны – Берлинской операции, другие фронтовики. В подробностях рассказывал об этом Николай Кошмай, прошедший войну водителем на знаменитом гвардейском миномете «Катюша». После войны многие годы Николай Яковлевич трудился шофером в колхозе «Красный ударник» села Башурово Облученского района. А по соседству с ним колхоз «Рассвет» села Радде возглавлял Иван Середа. Как-то Иван Сергеевич приехал на празднование Дня Победы в Облучье. Его выходной пиджак едва уместил все боевые награды командира разведроты.

Абрам Мордухович

Дошли до Берлина бывший машинист Облученского паровозного депо Михаил Хамзин, преподаватель тогдашнего Облученского железнодорожного училища Александр Толстогузов, закончил войну в Берлине журналист «Биробиджанер штерн» Абрам Гольдмахер. Сожалел, что их часть противотанковых орудий уже на подходе к Берлину завернули в Чехословакию, чтобы добить там крупную фашистскую группировку, еще один мой бывший коллега – Абрам Мордухович.

Точно мне неизвестно, но, вероятно, участвовал в Берлинской операции офицер разведроты Эммануил Казакевич, приехавший на станцию Тихонькая в 1931 году, ставший позже известным советским писателем. Его перу принадлежит военный роман «Весна на Одере», в котором как раз и описывается заключительный этап Берлинской операции.

А чтобы иметь о ней более полное представление, а не только судить по рассказам фронтовиков, можно сослаться на книгу командующего этой операцией, бывшего Маршала Советского Союза Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления». Предлагаем несколько выдержек из этого издания.

Абрам Гольдмахер

«Советские вооруженные силы, готовясь к последней схватке с фашизмом, строго исходили из согласованной с союзниками политики безоговорочной капитуляции Германии, привлечения к строжайшей ответственности всех главных нацистских преступников за их зверства, массовые убийства, разрушения и надругательства над народами в оккупированных странах, особенно на нашей многострадальной земле.… Немцы готовились к защите Берлина основательно. По нашим данным, они имели здесь четыре армии, впоследствии было установлено, что на Берлинском направлении находилось не менее миллиона человек, 10,4 тысячи орудий и минометов, 1500 танков и штурмовых орудий, 3300 боевых самолетов, а в самом Берлине, кроме того, формировался двухсоттысячный гарнизон.…

Готовясь к Берлинской операции, все мы думали над тем, что еще нужно предпринять, чтобы больше ошеломить и подавить противника. Так родилась идея ночной атаки с применением прожекторов. Решено было обрушить удар за два часа до рассвета. Сто сорок зенитных прожекторов должны были внезапно осветить позиции противника и объекты атаки».

Матвей Умец

Здесь уместно будет сделать небольшое отступление от текста маршала. Водителем автомобиля «ЗИС», в кузове которого находилась одна из прожекторных установок, был 23-летний ефрейтор, биробиджанец Матвей Умец. Он рассказывал мне несколько лет назад о начавшемся прожекторно-артиллерийском штурме Зееловских высот шестнадцатого апреля 1945 года. Участвовать в этом бою судьба отвела Матвею всего, может быть, с полчаса. То ли от взрыва бомбы или снаряда, взорвавшихся неподалеку от его автомобиля, Матвей получил тяжелейшую контузию, следствием чего стала полная потеря памяти. Целых четыре месяца он провел в госпиталях – сначала в Германии, а потом в Польше, пока полностью не восстановился. В одном из госпиталей ему вручили медаль «За взятие Берлина». Выздоровев, Матвей вернулся к родителям в Биробиджан, где работал много лет шофером. Ушел он из жизни в возрасте 93-х лет.

Продолжим документальные записки Жукова о Берлинской операции.

Эммануил Казакевич

«В целом проведенная работа по подготовке Берлинской операции была невиданной по своему размаху и напряжению. На сравнительно узком участке Первого Белорусского фронта за короткое время было сосредоточено 77 стрелковых дивизий, 3155 танков и самоходных орудий, 14628 орудий и минометов и 1531 установка реактивной артиллерии. Мы были уверены, что с этими средствами и силами наши войска разгромят противника в самый короткий срок….

С раннего утра 17 апреля на всех участках фронта разгорелись ожесточенные сражения. Враг отчаянно сопротивлялся. Однако к вечеру, не выдержав удара наших танковых армий, введенных накануне, которые во взаимодействии с общевойсковыми армиями пробили на ряде участков оборону на Зееловских высотах, противник начал отступать. Утром 18 апреля Зееловские высоты были взяты. Прорвав оборону Зееловского рубежа, мы получили возможность ввести в сражение все танковые соединения уже на широком фронте. Однако и 18 апреля противник все еще пытался остановить продвижение наших войск, бросая навстречу им все свои наличные резервы и даже части, снятые с обороны Берлина…».

Еще одно свидетельство завершающего этапа Берлинской операции приводит в своих мемуарах Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский. Вот как он описывает это событие.

«Это была уже агония. Как смертельно раненный зверь огрызается в диком безумии, так и фашисты дрались до последнего. У них оставалась лишь одна надежда – дождаться подхода англичан и американцев, сдаться им, но не советским войскам. На большее они, по-видимому, уже не рассчитывали и поэтому дрались с ожесточением обреченных.

В боях этих дней наши воины проявили массовый героизм. Одно стремление вело их вперед – не дать врагу ни минуты передышки, быстрее покончить с ним».

Второго мая 1945 года Красной Армией был взят Берлин. А в полночь восьмого мая в предместье Берлина Карлсхорсте представители германского верховного командования подписали Акт о безоговорочной капитуляции.

Завершилась самая величайшая в мировой истории война, продолжавшаяся 1418 дней.


Подготовил Виктор Горелов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *