Без меня снесут мой дом

Без меня снесут мой дом

автора

Жительница Биробиджана продолжает «держать оборону» в полуразрушенном жилом доме, расположенном на улице Стяжкина 

Как рассказала корреспонденту «БЗ» Елена Брулева, в 1995 году она приобрела у знакомых, переселявшихся в Израиль, квартиру в деревянном доме, который находился по адресу: улица Шолом-Алейхема, 26а.     «Я погасила все долги бывших хозяев, образовавшиеся с 1989 года, оплатила все коммунальные платежи с момента моего вселения по 2013 год. В 2011 году я обратилась в мэрию Биробиджана с просьбой о приватизации квартиры, в которой я проживала вместе со своей семьей. В мэрии мне отказали. Чиновники пояснили, что дом – ветхий, его будут скоро сносить, поэтому приватизация квартиры невозможна», — рассказала Елена Брулева.

Женщина поверила чиновникам на слово, а позднее узнала, что она имела законное основание на приватизацию жилья – «поскольку добросовестно и непрерывно проживала в квартире более 15 лет». В 2013 году «деревяшку», расположенную на улице Шолом-Алейхема, снесли, а жильцов расселили. Елене Брулевой взамен утраченного жилья предложили квартиру в жилом доме № 22, расположенном на улице Стяжкина. «При этом мне сказали в нашей мэрии:  «Живите здесь хоть сто лет». Никто мне не сообщил, что этот 4-квартирный дом еще с 2001 года считался непригодным для жилья и его планировали снести», — рассказала моя собеседница.

По ее словам, переселившись в дом на Стяжкина, она провела капитальный ремонт квартиры – поставила сантехнику, сделала в доме скважину, провела другие работы, в том числе облагородив придомовую территорию. Всего на проведение капитального ремонта квартиры Елена Брулева потратила около двухсот тысяч рублей, рассчитывая на основательное будущее.

В ноябре прошлого года официальные инстанции уведомили ее о том, что ей надо выселяться – аварийный дом будут сносить. Но она никуда съезжать не собиралась. Две другие семьи, проживавшие в этом доме, также решили держаться до конца. Коммунальщики отключили объект от электроснабжения и теплоснабжения – возможно, надеялись, что посреди зимы жильцы, оказавшись в «ледяной пещере», добровольно покинут помещение. Но люди продолжали жить (существовать?) в нечеловеческих условиях…

По словам Елены Брулевой, в январе этого года судебные приставы при поддержке неких мужчин в штатском средь бела дня вскрыли дверь в ее квартиру, вынесли все вещи из помещения. Сама она в это время находилась в больнице. Вещи хозяйки и входную дверь от ее квартиры служители Фемиды увезли на специальный склад – на ответственное хранение.  «Мы лишь выполнили то, что от нас требовалось по закону. На следующий день мэрия должна была сровнять с землей это строение», — пояснила представитель УФССП по ЕАО Светлана Бунакова.

Но этого не произошло. «Специалистами по демонтажу» была ликвидирована только часть аварийного дома, а вторая его половина, в которой находится квартира Елены Брулевой, чудом уцелела. Хозяйка говорит, что это произошло благодаря иконе святой равноапостольной Нины – просветительницы Грузии. Эта икона находится сейчас в уцелевшей квартире полуразрушенного дома. При поддержке своих знакомых женщина, оправившаяся после болезни, восстановила пострадавшее жилище и вставила старую входную дверь. В одной из комнат поставили старый диван. Елена Брулева приходит ежедневно в свою квартиру и проводит в ней весь световой день. Ночует у знакомых. По словам пострадавшей, она намерена законными средствами отстоять свое жилищное право – восстановить квартиру в полуразрушенном доме № 22 на улице Стяжкина и продолжать здесь жить на законных основаниях. Жилищный вариант, предложенный мэрией Биробиджана, Елену Брулеву категорически не устроил. Пожилой женщине предложили комнату в одном из самых криминальных общежитий Биробиджана, известном как «Санта-Барбара». 

Кстати. «Битва на Стяжкина» не оставила равнодушными многих горожан, которые написали в мэрию коллективное письмо в защиту Елены Брулевой. Но оно не помогло. А вот как прокомментировала случившееся председатель областного комитета солдатских матерей Ирина Куропятникова: «У Елены Ивановны сын воевал в «горячей точке». Из-за заболевания, которое воин приобрел, его не стало. Каково матери потерять своего сына? Разве она заслужила к себе такое обращение? И какое вообще нас ждет будущее, когда людей выселяют посреди зимы? Так не должно быть». 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *