Безгалстучные пионеры приамурской целины

Безгалстучные пионеры приамурской целины

Фото Олега Черномаза

Три села Ленинского района – Горное, Целинное и Октябрьское – появились на карте ЕАО в середине пятидесятых годов, когда в области начали активно осваивать новые земли. Сегодня эти населенные пункты переживают не самые лучшие времена

В советские годы все три села были отделениями крупнейшего в области Бабстовского совхоза. Центральная усадьба хозяйства находилась в селе Бабстово, но кроме конторы, там не было никаких производств – и фермы, и машинные дворы, и полевые станы располагались в селах-отделениях. Интересно то, что поначалу села назывались именно по производственному профилю – первое отделение, второе отделение, третье отделение. И только через несколько лет они обрели, так сказать, имена собственные. Поэтому происходила и путаница в датах образования сел.

Без дела народ не сидел – мужчины работали механизаторами, шоферами, скотниками, женщины трудились в основном на фермах, а во время уборки – на токах. В каждом селе имелись школа, детский сад, Дом культуры, библиотека, почта и медпункт – то, что теперь называют социальной инфраструктурой.

Хоть села находятся в стороне от трассы Биробиджан – Ленинское, пассажирский автобус заходил сюда каждый день.

Когда совхоз ликвидировали, во всех трех селах создали собственные сельхозпредприятия – ООО. Но просуществовали они недолго. Не вдохновила большинство местных жителей и перспектива стать фермерами – лишь немногие рискнули впрячься в этот, прямо скажем, нелегкий воз.

Чем сегодня живут, а вернее сказать, как выживают эти неизбалованные цивилизацией малые села, о которых шестьдесят лет назад много писали в газетах и шумно говорили с высоких трибун  как о пионерах приамурской целины, а теперь почти не вспоминают? За ответом на этот вопрос мы поехали в Ленинский район.

Горное

Перед поездкой автор этих строк попыталась найти хоть какую-то информацию об истории этого села. Увы, ее оказалось совсем немного.

 «Горное, село Ленинского района в 29 км от районного центра и 2 км от железнодорожной станции Бабстово. Населения на 01.01. 98 – 411 человек, количество хозяйств – 46. Сельхозпредприятия – ООО «Горное» и КП «Горненское», отделение связи, фельдшерско-акушерский пункт, 8-летняя школа, детский сад-ясли, библиотека, клуб».

(Из Энциклопедического словаря ЕАО, 1999 год).

 «Горное, село. Бывший поселок первого отделения Бабстовского совхоза. В 1961 году переименован в село Горное» – написано в сборнике «Административно-территориальное устройство Еврейской автономной области».

В выпущенной двенадцать лет назад к юбилейной дате книге «Ленинский район ЕАО: вчера, сегодня, завтра» в отдельных главах рассказывается о многих селах района, но только не о Горном, Целинном и Октябрьском. Правда, короткое упоминание о них есть в главе о селе Бабстово – все три села входят в Бабстовское сельское поселение. Здесь же названы и даты их образования: Целинное – 1954, Горное – 1956, Октябрьское – 1959 годы.

Получается, село Горное в этом году может отпраздновать две юбилейных даты – 60 лет назад оно появилось как совхозное отделение, а 55 лет назад обрело нынешнее название и статус села. Но даже старожилы не смогли припомнить, отмечались ли когда-нибудь сельские юбилеи и сколько селу лет.

Десять лет назад близ села стали строить животноводческий комплекс на полторы тысячи голов, и местные жители надеялись, что и для них там найдутся рабочие места. Но из затеи ничего не получилось, эту печально известную историю почти все знают, так что повторяться не буду. Недостроенный комплекс передали китайской компании, которая пообещала откармливать в его стенах скот на мясо. А сейчас одно из помещений приспособили под очистку и хранение зерна – по сути, устроили здесь зерноток под крышей. Попытка вызвать кого-либо из присутствующих на разговор успехом не увенчалась: гастарбайтеры мило улыбались и разводили руками: «Не понимай».

Сельская школа стала клубом
Сельская школа стала клубом

Одно выиграли горненцы от комплекса – когда его строили, дорогу до села заасфальтировали. Но именно что до села. А на главной сельской улице, не говоря об окраинах, осталась пыльная грунтовка, которую изредка грейдеруют.

Непривычная тишина, даже лая собак не слышно. Ни души – село будто вымерло. И домов стало заметно меньше. Помню, как в свой первый приезд сюда – а это была середина восьмидесятых– весело галдела на перемене детвора в школьном дворе. Школа была построена в 1956 году, то есть в год основания села, но ее кирпичное здание неплохо сохранилось, и сейчас в нем размещается клуб.

О том, что здесь была школа, напоминают остатки турников на спортивной площадке.

Типовое здание детского сада, которое сельчане любовно называли теремком, было построено четверть века назад. Прослужило оно ребятишкам недолго – в 1990-е годы детсад закрыли, а опустевшее здание стало общежитием для гастарбайтеров. В Горном зарегистрировано два китайских сельхозпредприятия, которые арендуют бывшие совхозные земли – ту самую целину, которую поднимали первые жители села шестьдесят лет назад.

– Да если б не китайцы, все поля опять бы в целину превратились. Пока они не появились, никто тут не пахал и не сеял,– убеждал нас в своей правоте местный житель Алексей Вальчук, которого мы с трудом уговорили рассказать о сельском житье-бытье – мужчина не хотел отрываться от хозяйственных дел.

– А нечего особо рассказывать, каждый сам по себе живет. Почти все или пенсионеры, или безработные. Тут много переселенцев было, так они почти все уехали. И молодежи не осталось, ей в нашем селе нечего делать. Сам я пытался фермерством заняться, но не потянул, держу личное подсобное хозяйство – пять коров, лошадей немного есть. Хочу коневодством  серьезно заняться, конюшню буду строить. Молоко продаю частнику из Биробиджана, мне это выгодно. Мясо сбыть труднее, за бесценок перекупщикам отдаем. Поэтому в селе мало кто скотину держит, даже для себя.

Старожил села Наталья Хромова
Старожил села Наталья Хромова

– Была у нас два года назад корова, продали ее, – разводит виновато руками Наталья Петровна Хромова. – Пасти-то скотину особо негде – поля китайские кругом. Не одни мы от коров отказались. Где молоко берем? А в магазине покупаем в пакетах! И окорочка покупаем, и другое мясо. Вот до чего дожили! Я с самого рождения в селе живу и помню, как у нас был полный двор скотины, без коров мало кто жил.

Вспомнила Наталья Петровна, как ходила в школу – тогда это была восьмилетка и учились школьники в две смены. Потом работала на ферме, успела до развала совхоза заработать стаж для пенсии. Дети, внуки разъехались, из родни одна сестра осталась. Посетовала, что топливо стало очень дорогим – и уголь, и дрова. Приходится горбыль покупать – горит хуже, зато дешевле. Воду тоже покупать приходится, так как она привозная: «Пятьдесят рублей за бочку отдаем».

Кроме двух китайских сельхозпредприятий, зарегистрировано в селе два крестьянско-фермерских хозяйства. Но почти всю землю они сдают в аренду тем же китайцам. В прошлом году хозяйство Мазур подало заявку на участие в областной программе развития семейных животноводческих ферм, даже стало победителем в отборочном туре. Может, и появится в Горном предприятие, пусть даже и семейное. Дай-то Бог!

А пока народ из села продолжает убывать. По последней переписи 2010 года в Горном проживало 185 жителей, то есть за десять лет население сократилось в два с половиной раза. Сейчас здесь фактически проживает чуть за сотню человек, а числится больше, так как многие уехавшие в город имеют сельскую регистрацию.

Целинное

История этого села по-своему уникальна – в его строительстве и освоении здешних земель активно участвовала биробиджанская молодежь.

– Мне посчастливилось проложить первую целинную борозду возле этого села, – вспоминал Израиль Аронович Уманский. – Я тогда работал в областном управлении сельского хозяйства, и мы с главным землеустроителем области Абрамом Иосифовичем Менисом ездили смотреть земли для распашки. Захотелось самому попробовать, насколько поддается плугу целина. Нашлись и трактор, и плуг. Сел, завел, а трактор не идет. Только с третьей попытки пошел. Пока прошел борозду, сто потов с меня сошло – такая тяжелая земля была. Но партия сказала – надо поднимать целину, и мы ее поднимали. Часто приходилось ночевать в селе, когда там были только бараки. Жили в бараках городские ребята и девчата, приехавшие на целину по призыву комсомола. Ребята быстро освоили трактор, строительное дело. Девчата научились коров доить, за поросятами ухаживали.

Быстро строилось село, уже через год здесь ровными рядами стояли аккуратные финские домики. Первую улицу назвали Комсомольской, вторую – Целинной.

Сегодня первостроителей села можно встретить в Израиле, Германии, Биробиджане, Хабаровске и других городах и весях. Однажды сюда приехал целый выпускной класс первой школы Биробиджана – вместо институтов и техникумов бывшие десятиклассники решили пройти школу целины. Как вспоминала ныне живущая в Израиле Галина Романова, школа эта хоть и была суровой, но оставила самый заметный след в жизни: «Мы повзрослели на целине».

Брошенный дом на улице Целинной
Брошенный дом на улице Целинной

В 1980-е здесь имелась ферма, где работало много переселенцев из Молдавии и Украины. Украинкой была и бригадир Зинаида Скороход. Когда ликвидировали совхоз, она попыталась создать в селе коллективное хозяйство, но не все зависело от нее. Сегодня в селе хранят об этой женщине добрую память.

Из трех совхозных сел Целинное пострадало в перестроечные годы больше всего.

 «Целинное, село Ленинского района в 29 км от районного центра, в 3 км от села Бабстово. Основано в 1954 году. Населения 279 человек, 60 хозяйств, сельхозпредприятие. Отделение связи, фельдшерско-акушерский пункт, начальная школа, детский сад-ясли, библиотека, клуб».

(Из Энциклопедического словаря ЕАО, 1999 год).

От Горного до Целинного десять минут езды, вроде бы пора домам появиться, а дорога все никак не кончается. Заблудились в трех соснах. Возвращаемся обратно, вроде бы чуть в стороне вырисовываются постройки. По дороге снуют тракторы и машины, но спросить не у кого – за рулем и рычагами сидят китайские труженики. Вот один трактор свернул к тем самым домам, мы последовали за ним. Один дом оказался полуразобранным, напротив стояло примерно такое же заброшенное строение с поваленным забором. Это было село Целинное и его главная улица с тем же названием.

Земли вокруг села - в аренде у китайцев
Земли вокруг села — в аренде у китайцев

Первозданной тишины здесь нет – по дороге постоянно снует китайская техника. За селом китайцы ремонтируют дорогу к арендованным полям. Где же местные жители?

Повезло – один из домов выглядел добротно, за аккуратным забором лежал свеженький брус – хозяин явно собирался что-то строить. А это уже хорошая примета – значит, не совсем потеряно село, коль здесь живут хозяйственные люди.

Сергей Подстребков и его жена Вероника, можно сказать, коренные целинники.

– Нам уезжать отсюда некуда, хоть сами видите, что с селом стало. Хутор это, а не село. Постоянных жителей человек тридцать осталось. Нас даже одно время уговаривали переехать из Целинного, невыгодно такое маленькое село содержать. Кто-то послушался, а мы остались, – с такой невеселой ноты начался наш разговор с хозяином ухоженной усадьбы.

Сергей рассказал, что работал зимой кочегаром последние годы, но потом решил заняться расширением хозяйства.

– Сейчас мы семь чушек держим, лошади есть, куры. Корову не рискуем держать – кругом китайские поля. Я подал заявку на «дальневосточный гектар», вернее, на нашу семью положено три гектара. Решил там построить ферму, будем с женой выращивать бычков, лошадей на мясо, может, тогда и корову заведем. Вот недавно машину бруса привез из города на строительство. Надо что-то делать, шевелиться, нам здесь только на себя остается надеяться.

Оптимистом оказался наш собеседник, и это вселило робкую надежду, что Целинное будет жить и не сотрется с карты области, как десятки других сел и хуторов.

Октябрьское

В конце пятидесятых годов в эти места приехали переселенцы из Белоруссии, западных областей России. Среди них были и бывшие военные. В их числе – Анатолий Гостев, который потом многие годы успешно руководил здешним совхозным отделением. Славилось село-отделение добрыми урожаями зерна, сои и кукурузы, высокими надоями молока.

 «Октябрьское, село Ленинского района в 27 км от районного центра, населения 332 человека, 90 хозяйств, фельдшерско-акушерский пункт, начальная школа, библиотека, клуб».

(Из Энциклопедического словаря ЕАО, 1999 год).

Назвали Октябрьское не в честь революционного праздника, а потому, что первые дома появились здесь в октябре 1959 года.

Из трех бывших совхозных сел Октябрьское – самое благополучное. Здесь так же, как в Горном и Целинном, нет ни школы, ни детского сада, и автобус сюда тоже не заходит, и других проблем хватает. Но чувства безысходности село не вызывает, и уезжают отсюда намного реже, чем из других сел. Многие обновляют крыши домов и сами дома, меняют старые заборы на новые. Брошенных домов мы здесь не увидели, а вот за брошенную, а потом сгоревшую школу больно и обидно – славилась эта школа своими учителями, а самую добрую памть сохранили в селе о супругах Гревцовых – Николае Васильевиче и Марии Ивановне. Большинство жителей села – их ученики. Школьный двор был самым красивым и самым посещаемым местом в Октябрьском. Был…

Улицы здесь носят трудовые названия – Гаражная, Комбайнерская. Как память о первостроителях села есть улица Новоселов.

На Комбайнерской поселилась в 1968 году многодетная семья Усовых. Приехали Николай, Валентина и четверо их детей с большой целины – из Казахстана, где прожили десять лет. Когда Николаю предложили поехать на дальневосточную целину, согласился без сомнений – он любил перемены в жизни и ради этого готов был рискнуть. На казахстанскую целину они с женой приехали из Белоруссии, там, на целине, и свадьбу сыграли. Но тогда они были вдвоем, а тут четверо детей. Вскоре родились здесь уже дальневосточные целинники – близнецы Коля и Саша.

В совхозе Николай Усов работал трактористом, комбайнером, а потом, пока совхоз не ликвидировали, был бригадиром одной из лучших в области тракторно-полеводческих бригад.

В начале девяностых Усов стал главой семейного крестьянско-фермерского хозяйства. Хотя главный доход приносит полеводство, имеется в хозяйстве и молочная, и свиноводческая фермы.

Один из коттеджей фермеров Усовых
Один из коттеджей фермеров Усовых

Пять лет назад Усовым помогли по программе «Развитие АПК» построить семейный хутор, в строительство коттеджей они вложили и свои деньги. В одном доме овдовевший Николай Данилович живет сам, в остальных четырех – семьи сыновей. Теперь и внуков надо будет отделять – разрастается семья.

Сам хозяин в тот день был в больнице, сыновья – в поле, так что пришлось общаться с другими домочадцами. Жена Алексея Усова Лена, мама пятерых детей и молодая бабушка очаровательного внука, пригласила нас в свой просторный дом, где хватает места и своим, и гостям. Учительскую работу Лена оставила, сейчас она в хозяйстве – главный финансист. Рассказала, что в этом году смогли купить кое-что из техники, но колесный комбайн, на который возлагали надежду, вязнет на переувлажненных полях. А вот на то, чтобы коровник перестроить, денег пока не хватает.

В этом году полку фермеров Усовых прибыло – сын Лены Дима, отслужив по контракту, вернулся с семьей в Октябрьское. А еще один внук Николая Усова, окончив университет, решил, что будет работать на земле и сейчас осваивает трактор и комбайн.

В отличие от многих фермеров района, Николай Данилович не отдал в аренду ни одного гектара земли, так что китайских гастарбайтеров в Октябрьском нет.

Хоть и намного меньше, чем в Горном и Целинном, сократилось население и здесь. Молодежи в селе мало, Усовы скорее исключение из этого правила.

Впрочем, и в более благополучные годы молодые люди старались покинуть свою малую родину, но многие оставались, потому что была работа – хоть и трудная, но хорошо оплачиваемая, была возможность быстро получить жилье. Сейчас в малых селах ни работы, ни жилья, если не считать брошенных полуразваленных домов.

11 тысяч гектаров целинных распаханных земель имел Бабстовский совхоз. Сколько из них сегодня используется, трудно сказать, потому что точного такого подсчета нет. Но явно меньше. Можно сказать, что пионеры целины – Горное, Целинное и отчасти Октябрьское – остались без галстуков.

Наше село должно жить!

nat_1675Дом Алексея Вальчука (на снимке) находится на главной улице села Горного, которая так и называется – Центральная. Когда-то жизнь здесь действительно кипела, на улице находилась вся социальная и производственная инфраструктура села. Основали Горное шестьдесят лет назад, распахав целинные земли. По соседству выросло село Целинное, чуть дальше – Октябрьское. Все три села были отделениями крупного совхоза.
Как сегодня живется пионерам целины? К сожалению, за последние годы села сильно обезлюдели, там закрыли школы, детские сады. Но многие жители все же не изменили своей малой родине. Алексей Вальчук, оставшись без работы, зарегистрировал личное подсобное хозяйство, имеет пять коров, несколько лошадей и другую живность. Он намерен по-серьезному заняться коневодством, считает, что дело это перспективное. «Наше маленькое село должно жить!» – убежден Алексей. И не только он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − пять =