Безработное село

Безработное село

автора

Корреспондент «БШ» побывала в Биробиджанском районе и посмотрела, как сегодня живут люди в небольшом селе

Кажется, что время здесь просто остановилось. Маленькие села и в более благополучные годы развитого социализма были обделены многими благами цивилизации, но тогда в каждом из них худо-бедно имелось какое-никакое производство, дающее людям работу. В селе Опытное Поле Биробиджанского района главным кормильцем долгое время  был свиноводческий совхоз, где выращивалось до десятка и больше  тысяч свиней. Сельские женщины в большинстве своем трудились на ферме, мужчины работали механизаторами на здешних полях. Совхоза не стало лет десять назад, не стало в селе и постоянной работы.

Между тем в Опытном Поле есть фермерское хозяйство, которое считается одним из лучших в области. Вот только работают в этом хозяйстве в основном китайские гастарбайтеры: растят свиней, выращивают зерновые и сою. В прошлом году крестьянско-фермерское хозяйство Алены Раскиной, которая числится официально его главой, получило прямо-таки рекордный соевый урожай — более 20 центнеров с гектара.

Неофициально же делами хозяйства заправляет муж Алены, китаец Дима. Он неплохо освоил русский язык и местные традиции. Но брать на работу предпочитает своих проверенных земляков, которые не запьют, не украдут и будут вкалывать столько, сколько потребуется, за весьма скромную оплату. Местные же мужики, «отбракованные» с фермы из-за пьянства и профнепригодности, считают, что работать за такие гроши они бы и сами не стали.

Есть в селе и одно чисто китайское сельхозпредприятие — «Ли Синь». Здесь тоже выращивают свиней. И тоже своими, китайскими силами.

Имеются еще поблизости два предприятия — Ушумунский угольный разрез и кирпичный завод. Завод, как и свинофермы, принадлежит китайцам. Вот только не держатся местные ни на разрезе, ни на заводе.

— Там, на разрезе,  такая дисциплина, что даже смотрят, выбрит ты с утра или нет. А уж если с похмелья, то сразу говорят «до свидания». Так что я даже не рискую туда соваться, — поделился один из безработных жителей села.

Пенсионеры считаются в селе самыми богатыми. Многие содержат на свои пенсии не только себя, но и великовозрастных детей и внуков. А те семьи, где нет «кормящих» бабушек и дедушек, живут буквально на грани нищеты.

Евдокия Ивановна Дураченко, воспитатель детского сада, с болью рассказывает:

s-sad— Для многих ребятишек из неблагополучных семей наш детсад — просто спасение. Только здесь они могут нормально поесть, поиграть, позаниматься. Бывает, что и одежду таким детям собираем с миру по нитке.

Плата за детсад в селе минимальная, можно сказать, символическая — по сути, содержится он на средства муниципального бюджета. Ребятишек сюда ходит немного — 14 человек. Но это — почти все дошколята, которые есть в селе. Еще меньше школьников — на три класса десять человек.

Комплекс «Школа — детский сад» в Опытном Поле удалось сохранить, в отличие от других малых сел, где оптимизировали учебно-воспитательный процесс. В переводе на нормальный русский язык это означает, что убыточные небольшие школы были просто закрыты.

— Нас тоже пытались было закрыть, но мы отстояли и школу, и садик. Собрали подписи жителей села, привели свои аргументы — и убедили, — рассказывает Евдокия Ивановна.

Нынешняя глава Бирофельдского сельского поселения, в состав которого входит Опытное Поле, Ольга Смолякова много лет проработала в этой школе учителем и директором.

— Конечно, и в Опытном Поле, и в Красивом проблем много. А есть еще и Димитрово — там осталось всего двадцать дворов, поэтому рейсовые автобусы перестали туда заходить. Села эти, во-первых, стареют, во-вторых, ветшает там жилой фонд — можно сказать, с совхозных времен ничего не строится. И, в-третьих, перспектив трудоустройства у местной молодежи почти никаких. А вот специалистов приходится приглашать со стороны, —  перечисляет Ольга Николаевна проблемы малых сел.

Все так. Но есть и другая сторона вопроса — даже если вдруг и согласится приехать в село нужный специалист, предоставить ему жилье сельская администрация не сможет. В лучшем случае он будет снимать угол или комнату у одинокой бабушки, как фельдшер Александр Львов, приехавший работать в Опытное Поле в октябре прошлого года.

Сельский ФАП размещается в здании школы и детсада — можно сказать,  тоже снимает там угол, а вернее, две крошечные комнаты.

— Сейчас много говорят о модернизации здравоохранения, программы по оздоровлению народа разрабатывают. А мы еще прошлым веком живем, то оборудование, которое вы тут видите — это даже не вчерашний, а позавчерашний день. Да что говорить, если веник и мыло за свой счет приходится покупать, — высказывает наболевшее сельский фельдшер.

— Я, когда сюда приехал, — продолжает Александр, — сразу же пошел по дворам, по семьям. Что увидел? Да мало хорошего. Процентов семьдесят жителей — пьющие, половина из них — сильно пьющие, ну а процентов тридцать — спившиеся. Много неработающих. Многодетные семьи в основном неблагополучные. Тяжело на все это смотреть.

В школе и детском саду добрая половина детей отстает в развитии, плохо усваивает программу. По сути, только здесь их и учат, и развивают — в своих неблагополучных семьях эти дети никакой полезной пищи для ума не получают. Что их ждет в перспективе? Такая же жизнь, как у родителей?

Об этом говорим мы с Евдокией Ивановной Дураченко. Она приехала в Опытное Поле в 1978 году. Блестящая выпускница биологического факультета Казанского университета, получив красный диплом, мечтала стать ученым, поехала по направлению в Хабаровск — в НИИ «Дальгипрозем».

— И вот — командировка в Опытное Поле, любовь. Он — местный, уезжать никуда не захотел. Пришлось переехать в село мне. Работала в школе, а когда дети появились, перешла в воспитательницы, да так и осталась на этой работе. А вот кто после меня придет, если уйду на пенсию, даже и не знаю. И учителя в школе тоже предпенсионного возраста.

Муж Евдокии Ивановны Анатолий Дураченко был последним директором здешнего совхоза. Сейчас он на пенсии, занимается огородничеством и садоводством. Держит их семья и подсобное хозяйство.

— Мы сейчас единственные в селе, у кого есть корова, — констатирует факт моя собеседница.

Подсобное хозяйство, разведение скота — это реальная возможность выжить в тех селах, где нет постоянной работы. Но большинство жителей Опытного Поля предпочитают люмпен-пролетарский образ жизни, а есть и такие семьи, у которых  вместо картошки на огородах растет бурьян.

Каких только аргументов не приводили мне те, кто не хочет вкладываться в собственное хозяйство: и купить, мол, молодняк негде и не на что, и корма дорогие, и сараи строить надо, которые в свое время разломали на дрова…

В центре занятости населения безработным семьям предлагают программу развития собственного дела, того же подсобного хозяйства. Кредиты на развитие ЛПХ в селах давал и дает Россельхозбанк. Я спросила главу поселения Ольгу Смолякову, воспользовался ли кто из жителей этой поддержкой? Увы, таковых не нашлось.

s-magazin— Зато почти каждый второй приходит в магазин без денег, просит товар в долг. Мы уже устали отказывать, — посетовала продавец единственного в селе частного магазина. Его хозяин Николай Большанин — бывший совхозный специалист. Торговым делом он решил заняться, когда в селе прикрыли единственный магазин, который размещался в вагончике. Привел в порядок половину жилого дома, по современному его оформил, на веранде поставил столики. Теперь в магазине не только торгуют, но и кормят собственными пирожками и чебуреками. Несколько местных женщин получили здесь работу. Жена Николая Татьяна по совместительству почтальон, так что и за газетами, письмами люди идут в магазин, потому что отдельного здания почты в селе нет.

Под Дом культуры и библиотеку тоже приспособили бывший жилой дом. Сельская администрация недавно нашла средства на текущий ремонт, так что в ДК чисто, уютно. Но работает очаг культуры лишь до шести часов вечера, а мероприятия проводят здесь в основном с детьми.

Два раза в неделю в село привозят питьевую воду. Железные бочки у ворот — непременный атрибут каждого сельского двора. За 200-литровую бочку воды надо отдать 25 рублей. Лишь в школьно-детсадовское здание вода поступает по трубам из котельной.

— Из-за того что вода привозная, скотину тяжело держать, по себе знаю. А много воды брать — дорого. Ведь надо и помыться — бани-то в селе давно нет, и постирать. Одно время собрались в селе водопровод проводить, да началась перестройка — и обо всем забыли, — с заметным волжским оканьем говорит о наболевшем Мария Павловна Михайлова, бывшая передовая совхозная свинарка.

Мария Павловна приехала в это село в конце 60-х годов из Ивановской области с большой группой переселенцев.

— А теперь осталось нас двое — я да Миша Кочергин, ветеран войны. Он живет с больным сыном, сам тоже инвалид, почти ничего не видит, ходит по стеночке.

Дом, где живет ветеран, был когда-то двухквартирным, но вторую его половину, где жил сын,  разобрали на дрова. Такой полуразобранный дом в Опытном Поле не один.

Ветерану войны дали сертификат на жилье. Но на эти деньги — семьсот с лишним тысяч — квартиру в Биробиджане купить смогли только  в старом деревянном доме, где есть частичные удобства. Переезжать в город Михаил Андреевич не хочет. Предлагали ему отдельную комнату в доме инвалидов в Бирофельде — тоже отказался. А социальных работников в селе нет, вот и приходится соседке-пенсионерке опекать старика — в магазин сходить, белье постирать.

В более крупных селах, как в соседнем Бирофельде, активно работают советы ветеранов, общества инвалидов, женсоветы и другие общественные организации. В Опытном Поле, где все друг друга знают, каждый выживает как может. Тяжелей всего приходится молодым. Многие не выдерживают такой жизни, срываются, совершают преступления. Отсидев, возвращаются, а не найдя работу, бывает снова попадают на зону или рано уходят из жизни.

А ведь Опытное Поле — не  глубинка, от города до села — чуть больше часа езды, автобусы ходят регулярно. Есть возможность устроиться на городское предприятие, если сильно захотеть. А если разводить хозяйство, рынок сбыта недалеко. Но многие жители предпочитают жить по инерции, сетуя на обстоятельства, которые, как они считают, загнали их в этот тупик.

— Скоро китайцы все к рукам приберут. А куда нам потом деваться? — возмущаются местные.

За двадцать последних лет число жителей в Опытном Поле сократилось более чем вдвое. А те, кто остался на своей малой родине, считают себя обделенными, обиженными судьбой. Что ждет их в перспективе?

Этот вопрос я задала заместителю главы районной администрации, курирующему сельскохозяйственный сектор, Евгению Кочмару.

— Конечно, проблем в этом селе, как и других малых селах, много, — соглашается Евгений Петрович. И главная — отсутствие работы. Китайцы пришли в Опытное Поле, по сути, на пустое место, ни одного крестьянско-фермерского хозяйства на месте бывшего совхоза никто из местных не создал. Другое дело, что по существующему соглашению на таких предприятиях должно работать не менее половины местных жителей. И никто это соглашение не отменял.

— За его выполнением следят?

— Да, по итогам года проверяются отчеты по этому показателю. Недавно было совещание в правительстве области по привлечению гастарбайтеров, там тоже говорили об этом.

Но если взять конкретно Опытное Поле, пока трудоустроить всех безработных местные сельхозпредприятия не смогут — в хозяйстве Раскиной всего около четырехсот свиней, в «Ли Синь» — триста с небольшим. Но они намерены уже с этого года вести строительство новых ферм, наращивать поголовье, расширять посевные площади. Так что в перспективе работа будет, я думаю, и для местных жителей. Другое дело, что сегодня в селе почти не осталось хороших механизаторов, животноводов, других специалистов. Вот и приходится многим довольствоваться низкооплачиваемой работой. Жаль, что не находится в селе предприимчивых людей, которые создали бы крепкие личные подсобные хозяйства. А в этом году из-за дефицита зерна поголовье скота сократилось — и не только в Опытном Поле, но и в других селах.

В марте в районе пройдет большой совет по социально-экономическим вопросам, будут там подниматься и вопросы развития наших малых сел. Конечно, то, что накапливалось годами, сразу не решишь. Но могу твердо сказать — малые села без поддержки районной муниципальной власти не останутся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *