Биробиджанские байки

Биробиджанские байки

– Что значит ваше «или как»? 

– Это таки  значит идти к Мише Гомбергу!

Байки из очереди

Вы стричься или как?

В парикмахерскую по улице Горького заходит молодой человек. У мужского зала в креслах расположились трое ожидающих.

– Товарищи, кто последний? – спрашивает вошедший.

– Вы стричься или как?

– Стричься.

– Тогда шо ви стоите? Вон кресло таки свободно. Проходите!

– Простите, а что значит ваше «или как»?

– Нэбэх, – сочувственно смотрит на юношу «старожил». – Это таки  значит идти к Мише Гомбергу! Если желаете стричься у Миши, занимайте очередь за мной. Четвертым будете.

«Аляска» важнее колбасы

очередь колбаса pulson.ruОчередь за колбасой. Очень, очень большая очередь. Стоящие в «хвосте» волнуются, что «Докторской» на всех может не хватить, а находящиеся ближе к прилавку стойко держат оборону от желающих пролезть вне очереди.

Вдруг в магазин вбегает женщина и кричит на все торговое помещение:

– Сема! Шо ты здесь стоишь? В «Товары для мужчин» «аляски» завезли – целую машину! Я Додика в очереди оставила, а сама – за тобой.

– Ну, если там Додик стоит, то зачем я нужен?

– Ладно, стой тут, – соглашается женщина, – а я побегу за «аляской».

Вслед за Семиной женой большая часть очереди срывается и бежит в «Товары для мужчин»… А Сема оказывается недалеко от прилавка и заветной «Докторской».

О дальнейшей судьбе Семиной жены неизвестно, но в «Товары для мужчин» в тот день никакие куртки-«аляски» не завозили.

Предъявите документ, пожалуйста!

Раньше в магазинах висели объявления: «Инвалиды и участники Великой Отечественной войны обслуживаются вне очереди».

Как-то в соседний «Продуктовый» завезли груши, и, разумеется, очередь из желающих их отведать создалась метров этак на пятнадцать. Вдруг одна из покупательниц начала энергично протискиваться к прилавку. Остальные вежливо интересуются:

– Куда прешь? Умнее всех?

– Имею право, – отвечает та, – я участник войны.

– Тогда покажи удостоверение.

Женщина лезет рукой… в рот и вынимает вставную челюсть.

– Вот мое удостоверение! Мне фашист все зубы выбил.

– Ну-у, если судить по зубам, то в нашем городе каждого второго можно считать ветераном, – заметил кто-то из очереди.

Но женщину пропустили.

Байки приезжих

У нас все рядом

вокзал. www.liveinternet.ruЖурналист Виктор Дмитриевич Горелов впервые приехал в Биробиджан. Идет с вокзала. В сквере на скамейке сидят два старика и оживленно беседуют.

– Добрый день, отцы, – обращается к ним журналист, – не подскажете, как проехать до гостиницы?

– Слушайте сюда! – откликается один из них. – Вот рядом кинотеатр «Родина». Заходите за «Родину» и увидите автобусную остановку. Садитесь на «двойку», доезжаете до конечной, но не выходите, возвращаетесь…

– Фима, хватит морочить голову! – перебивает старичка его собеседник, – вот там за «Родиной» вы и увидите большую гостиницу, а вот это белое здание за сквером – тоже гостиница. У нас здесь все рядом.

– Гриша, ну зачем ты так? Может, молодой человек хочет посмотреть наш город, – обиделся Фима, – пусть бы прокатился.

Для вас есть девушка

В 1980-х годах в нашу область приезжали переселенцы из Молдавии. Среди них было немало темноволосых большеглазых людей, которых принимали здесь за представителей титульной нации.

Эту историю рассказала одна из переселенок: «Стою я как-то в магазине, за мной – пожилая женщина.

– Я вас здесь раньше не видела, – говорит она мне.

– Ну что вы, я занимала вот за этим мужчиной.

– Вы меня не так поняли. Я вас раньше не видела в нашем магазине.

– Я в Биробиджан недавно приехала.

Женщина эта внимательно на меня смотрит и вдруг спрашивает:

– У вас парень есть?

– Какой парень?! У меня муж, семья, – возмущаюсь я.

– Вы меня опять не так поняли. У вас сын есть?

– Есть. Недавно армию отслужил, хороший парень.

– А у меня для него есть хорошая девушка из приличной семьи…»

Любителям пива

Жаркий день. У бочки с пивом – большая мужская очередь. Подходит новый покупатель:

– Мужики! Пропустите без очереди – будете пить пиво с рыбой.

Его, конечно, пропускают. Ждут, пока вновь прибывший расплатится, утолит жажду холодненьким и пенным… Наконец, один не выдерживает:

– Ну, и где же рыба?

– Тут я, – хохочет мужик, – фамилия моя Окунь…

И не обманул ведь.

Шутником был Михаил Окунь.

Мы не Кавказ

Александр с отличием окончил в Москве военную академию и получил направление продолжать службу в Биробиджане. Разложил он карту и стал искать на ней этот Биробиджан. Не нашел. Взял более подробную карту  – и на ней не смог отыскать.

– Меня в такую дыру отправляют, – пожаловался он приятелю, – что ее даже на карте не отыщешь – Биробиджан называется.

– Биробиджан – это город, областной центр.

– Почему же его на карте нет?

– Да вот же он, на Дальнем Востоке, – приятель ткнул пальцем в карту, – а ты где искал?

– На Кавказе. Думал, это где-то рядом с Азербайджаном.

Так принято

Александр был настоящим полковником. Хотя полковником он стал потом, а приехал в наш город в звании капитана. Был Александр высокого роста, с усами и обладал настоящим командирским голосом. Даже если он надевал гражданский костюм (что случалось редко), все равно в нем угадывалась военная выправка.

Александр и его жена Валентина были хорошими людьми, и вскоре у них здесь появилось много друзей. В одной из компаний они познакомились с художественным руководителем областной филармонии Рафаилом Малкиным. Александра удивило, что все присутствующие звали его Рафиком. В Биробиджане имена взрослых людей – Рафик, Додик, Марик – звучали привычно и ни у кого удивления не вызывали. А у Александра вызывали, и поэтому он решил звать Малкина Рафом: он не знал, что полное имя того – Рафаил.

Выглядело это забавно, когда офицер отрывисто, по-военному, обращался к новому другу.

Валентина не выдержала:

– Саша, ну что ты гавкаешь, как собака: «Раф!» да «Раф!». Зови его, как все, Рафиком, у них так принято.


Подготовил Владислав Цап

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *