Больное место

Больное место

Ефима Вепринского

К.К. Гасиленко: «Я не согласен с позицией управления здравоохранения области и ухожу»

Жизненно важное…

День в областной больнице начинался как обычно: пересмена врачей и медсестёр, утренние процедуры, планёрки в отделениях. Коллектив в 8.30 собраться в конференц-зале. Медики пришли в белых халатах и в синей униформе, терпеливо ожидая.

Главврач областной больницы начал своё обращение к коллегам довольно буднично:

— Доброе утро. Спасибо всем, кто пришёл, несмотря на ранний час и окончание смены. Прежде всего я хотел сказать об итогах работы нашей больницы в 2013 году.

Далее последовали цифры, приводимые главврачом и его заместителем по лечебной работе С.Н. Писаревым. Например, за январь 2013 г. в больнице пролечились 1500 пациентов. И больница получила за 2012 год 270 умерших.

На этих цифрах зал буквально ахнул хором. Впрочем, год назад в этом же зале говорилось о 300 летальных случаях. Замглавврача пообещал всем скорый больничный совет и врачебную анатомическую конференцию — у патологоанатомов есть что сказать.

Далее последовало его обращение к медсёстрам отделений и старшим медсёстрам:

— Прошу вас обратить особое внимание на шприцы-«пятёрки». У нас в наличии шприцы с зелёными и серыми или прозрачными канюлями на иглах. Так вот: пользоваться только зелёными! Другие, если попадаются среди выданных, откладывать, даже не вскрывая — они непригодны к использованию. Иглы там никакие — тупые, встречаются даже… запаянные иглы, непроходимые. Мы уже встречались с представителем фирмы-изготовителя, они признали брак, будем всю партию шприцов возвращать. Смотрите внимательно во всех отделениях.

…и немного личного

— А теперь о вопросе, на который многие ждут ответа, — сказал главврач Гасиленко. — Да, это правда — я ухожу из больницы. Три дня назад (это было сказано утром первого февраля) я написал заявление об уходе с занимаемой должности по собственному желанию.

gasilenkoНа этой фразе зал снова ахнул, как несколькими минутами раньше при оглашении числа смертей в больнице за год. Конечно, такое заявление предполагало разъяснения со стороны главного. Он их дал.

— Я отработал в этой больнице 23 года рядом с большинством здесь находящихся. Все вы знаете меня, видели во всяких ситуациях. За время работы руководителем учреждения я прежде всего стремился сохранить коллектив больницы и, по крайней мере, способствовать его развитию. Вы — единственные, перед кем я считаю нужным объясниться в связи с уходом.

Причиной своего увольнения К. Гасиленко назвал резкое расхождение во взглядах с руководством управления здравоохранения правительства области — во взглядах на работу и перспективы развития областной больницы.

Во-первых, это касается перевода на базу областной больницы (в бывшее отделение гинекологии) онкологического диспансера с отделением химиотерапии. Планировалось перевести сюда же и отделение хронического гемодиализа, но в итоге оно осталось на месте — в областной инфекционной больнице. В будущем там предполагают создать специализированный токсикологический центр.

Также К.Гасиленко считает недостаточным финансирование противопожарных мероприятий, за которые предусмотрена большая степень ответственности руководителя учреждения — от крупных штрафов до уголовной ответственности.

Ещё одна веская причина — кадровая. “Хотя у нас дефицит практикующих врачей, без согласования со мной – меня даже не ставили в известность – управление здравоохранения приглашает на административную работу в свою структуру ведущих специалистов учреждения, тем самым оголяя учреждение”, — сказал главврач, подавший в отставку со своего поста. Наряду с этим, уверяет К. Гасиленко, ни один новый специалист для работы в больнице привлечён не был.

Также К. Гасиленко упомянул о том, что «нас заставляли «согласовывать» некоторые документы учреждения, что уже незаконно».

— Есть и «особое» отношение ко мне лично, — высказал мнение Константин Константинович. — За квартал я получил два взыскания — предупреждение и выговор. Первое я в суде оспорил, и приказ управления здравоохранения о нём отменён, второе взыскание тоже намерен оспорить, поскольку считаю его незаконным. После подачи заявления об уходе я получил ещё выговор вдогонку. Я не помню случая, чтобы, не дождавшись на свои претензии объяснений главного врача, облздрав обращался сразу в прокуратуру. Сейчас в больнице проходит прокурорская проверка. Для меня всё это было неожиданностью. При таких обстоятельствах я не могу дальше продолжать работу в этом учреждении, тем более руководить им.

Своим коллегам К. Гасиленко пояснил, что увольняется «в никуда».

«У меня нет другого места работы, что бы где ни говорили. Со мной увольняется и моя жена, юрист, который, считаю, эффективно отстаивал интересы больницы. На этом заканчиваю, я не хочу отвечать ни на какие вопросы — мне приходится сейчас давать слишком много ответов», — завершил он разговор с коллективом.

P.S.

На мою просьбу пояснить некоторые моменты К. Гасиленко ответил следующее:

— Контрольно-счётная палата нашла, что мы не используем два аппарата, ранее полученные больницей для организации собственной лаборатории. Но начать их использование немедленно мы и не могли. Прошедший год мы готовили помещение, получали разрешение в Роспотребнадзоре, сейчас получаем лицензию на деятельность лаборатории. До прокуратуры эта информация доведена, и дано письменное объяснение управлению здравоохранения.

Что касается переезда онкологического диспансера в корпуса областной больницы. Было несколько рабочих вариантов этого на время ремонта диспансера, в том числе и переезд к нам. Основным, как я понимаю, считался временный переезд (во всяком случае, отделения химиотерапии) в областную психиатрическую больницу. О том, что диспансер переезжает в областную больницу, я узнал только 17 декабря по возвращении из командировки.

Дело не в том, что мы вынуждены принять другое медучреждение. Просто первоначально предполагалась передача онкодиспансеру половины свободных площадей — бывшего отделения гинекологии. Волей руководства управления здравоохранения оно передано целиком. А мы лишились перспектив открытия на этих площадях своего отделения гемодиализа при областной больнице. Оно остаётся в «инфекции» на втором Биробиджане. Туда, в эту неблизкую часть города, мы возили и возим больных, нуждающихся в подключении к «искусственной почке». Разве для больных это легко? Мы — областная больница — с этим отделением взаимосвязаны, причём не хозяйственно-административно, а через пациентов! Вот что прежде всего надо учитывать.

Кстати

В настоящее время К. Гасиленко продолжает исполнять обязанности главного врача областной больницы — у него две недели отработки после подачи заявления об увольнении по собственному желанию.
Елена Басова, главный врач областного онкологического диспансера, так пояснила ситуацию:
— Наш перевод из инфекционной больницы планировался ещё полтора года назад. Первоначально предполагалось, что на время ремонта помещений онкодиспансера отделение химиотерапии перейдёт в психиатрическую больницу, а наше хирургическое отделение – в областную больницу. Так как врачей в областной больнице не хватает, было предложение от её руководства, чтобы наши хирурги работали и в областной больнице. Но я и мои коллеги не поддерживали этого.
В настоящее время завершается размещение отделений онкодиспансера в бывшем отделении гинекологии областной больницы. Проводится ремонт в помещениях, стоявших пустыми более года, и потому мы считаем, что никому не мешаем, никого не ущемляем. До появления отдельного диспансера онкологические операции проводились в хирургическом отделении областной больницы. Онкобольные не заразные, это не инфекция, передающаяся воздушно-капельным путём. Отделения радиологии у нас нет, поэтому негативного воздействия на соседние отделения в виде излучений также нет. Общение коллективов двух учреждений, оказавшихся под одной крышей, нормальное.
Возможно, у руководства областной больницы были свои планы использования этих помещений, которые мы нарушили, но и нам куда-то деваться надо. Онкодиспансер существует 19 лет и за это время не заимел собственного, приспособленного для своих специфических функций здания. Нахождение хирургического отделения в здании инфекционной больницы на втором Биробиджане действительно было ненормальным! Теперь стационар находится вблизи от нашей поликлиники, и это удобно больным. Не вижу никаких оснований переезжать нам отсюда и в дальнейшем.
Елена Басова ответила и на вопрос: правда ли, что её кандидатура рассматривается на пост нового главврача областной больницы.
— Впервые такой вопрос различные люди мне стали задавать ещё накануне объявления Константина Константиновича Гасиленко о своём уходе с поста руководителя учреждения. Говорю открыто: до сих пор меня никто в облздрав по этому поводу не вызывал, официальных предложений не делал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *