Частушка – жизненный роман

Частушка –  жизненный роман

Источник фото: photosight.ru 

Судьба свела меня однажды с удивительно светлым и талантливым человеком – сочинительницей великолепных частушек Екатериной Цурман. Ее четверостишия, часто придуманные на лету, до сих пор распевают близко знавшие ее люди, у которых память о ней светла и легка, как незатейливые сюжеты ее частушек

У меня же воспоминания о ней настолько четкие и яркие, как если бы она и сейчас была в добром здравии.

Когда мы с ней впервые встретились, было Екатерине Артемьевне около восьмидесяти лет. Муж ее к тому времени покинул бренный мир, дети разъехались, и всю свою неистребимую заботу о других она перекинула на четвероногих друзей – Кузю и Тимку.

Эх ты, доля, вдовья доля –

Без сахара жвачка.

Пользуйтесь моей любовью

Котик да собачка.

Частушки она сочиняла на все случаи жизни. В молодости при их пении могла приплясывать да притопывать, а с возрастом только руками в такт им двигала.

Эх, эх, эх, эх,

Угощу гостей и всех.

От свининки – ушки,

На десерт – частушки.

А в действительности метала на стол все, чем была богата, по этой причине любили ее навещать друзья, соседи, знакомые. Летом рада была угостить овощами с огорода, ягодами из сада. Огород у нее всегда был чистенький, аккуратный, щедрый на дары, как и сама хозяйка. Зимой поила гостей чаем с клубничным, смородиновым, малиновым вареньем, угощала вкусными соленьями… и новыми частушками.

Помидор – сеньор,

Огурец – молодец,

Фасоль – стручок,

А о хрене – тс-с, молчок.

Долгое время я думала, что Екатерина Артемьевна сельчанка, ведь любителей частушек чаще всего можно встретить в селах. Оказалось, что она урожденная хабаровчанка, ее родители, рабочий и портниха, жили в слободке – так называли в Хабаровске поселок ремесленников за железнодорожным виадуком. По этому виадуку она с подружкой бегала на танцы в городской клуб  и однажды повстречала там высокого синеглазого парня – своего будущего мужа, свое женское счастье.

Коля, Коля, Николаша,

Была с мамой, стала вашей.

Будь теперь подобным ей –

Всласть корми и жарко грей.

Взял ее Николай Цурман из семьи дружной, где Катю любили и друг другу доверяли. В войну за хлебом чаще всего посылали ее, и она без приключений доносила до дома это сокровище. Лишь однажды, только однажды отгрызла у буханки верхнюю корочку, потому что не было больше девичьих сил вдыхать свежий аромат утреннего хлеба.

Много кушаний я знаю

Просто обалденных,

Но вкуснее всех на свете

Хлебушек военный.

После войны Катя получила фабрично-заводское образование  и редкую профессию бодистки. В то время на телефонно-телеграфных станциях стоял немудреный аппарат с пятью кнопками – БОДО, вот девчат и учили работать на нем – правильно нажимать кнопки, чтобы поддерживать связь. Тринадцать лет нажимала она эти кнопочки на Центральном телеграфе Хабаровска, а муж шоферил в городской автоколонне. Народили двоих детей, а потом взяли да и уехали в Ленинское, где обосновалась свекровь. Она уверяла сына и сноху, что новое место жительства им непременно понравится.

Уезжаю, уезжаю,

До свиданья, горожане.

Ишь, куда нас понесло –

То ль в деревню, то ль в село.

Муж со своими водительскими навыками  оказался незамедлительно востребованным на местном автопредприятии, а вот самой Екатерине пришлось немало поменять профессий в ожидании свободного места на почте, пока в ее трудовую книжку не вписали: «Принята оператором телефонной связи».

Работать часто приходилось ночами, оставляя детей на мужа.

Дома сын и дочка,

А я на звоночках.

Скучаю по ним жутко,

Сбежать бы на минутку.

Это она так сочиняла, работу же свою любила и ценила, была на хорошем счету, поощрялась грамотами. Но все же через девять лет уволилась и устроилась поближе к мужу – в автохозяйство, где дослужилась до начальника отдела эксплуатации.

Я водителям своим

Не даю отчаяться.

Все решу, всем помогу –

На то я и начальница.

Пенсионный возраст настиг Екатерину Артемьевну именно на этой работе, но она его не собиралась замечать.

Ну и что, что пятьдесят

Да еще пяточек.

С головы до самых пят

Я еще цветочек.

После этого она еще долго работала, потом угомонилась. Но жить продолжала активно – занималась домом, огородом, много читала. И сочиняла.

Не писала, ей же ей,

Ни поэм, ни эпопей.

Упрежу заранее –

Не хватило знания.

Говорят, что мне,  простушке,

Покоряются частушки.

Они маленькие,

Да удаленькие.

В них и жало, в них и смех,

В них и правда,  в них и грех.

Отразит любой вопрос,

А размером с гулькин нос.

Не знаю, что стало с тетрадью, куда частушечница записывала свои маленькие творения, да и была ли она? Мне кажется, что все сочиненные ею частушки Екатерина Артемьевна держала в памяти. Жалею, что тогда, при жизни, не спросила об этом. Спохватилась, когда уже было поздно.


Александра Днепровская

2 Комментариев “Частушка – жизненный роман”

  1. Я знала Екатерину Артемьевну, действительно, на любую жизненную ситуацию она тут же сочиняла частушку. Частушки были смешные и колкие, некоторые «не в бровь, а в глаз». Спасибо за статью, за светлую память об этом самобытном человеке.

  2. Замечательно рассказано о женщине с искрометным юмором. Знала ее не понаслышке, действительно всегда вызывала улыбку и доброе расположение к себе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + шестнадцать =