Чеховские мотивы

Чеховские мотивы

Зал смеется и плачет на одних и тех же сценах в одном и том же спектакле. Возможно? Да. Балансировать на тончайшей грани комедии и драмы, пожалуй, он мог как никто другой. Антон Павлович Чехов – писатель, чьи пьесы до сих пор с аншлагом идут в театрах всего мира, а рассказы вдохновляют очень разных режиссеров.

Современна ли классика? Кажется, такой вопрос возник сразу после античных времен: каждое новое поколение сбрасывало пишущих «старым» языком с корабля современности, протестовало против любого высказывания отцов и старших братьев, а в среде кинематографистов существует даже понятие «папино кино». Нынешний кинематограф тоже перед Чеховым в долгу, последние несколько лет чеховская тема в очередной раз переживает возрождение, вот только не в каждом из фильмов есть Чехов…

Чехов есть

«Человек в футляре, человек в пальто и человек во фраке» Режиссер и сценарист Элина Суни

Человек в знакомом пенсне, торгующий мороженым на вокзале, безумный шахматист — бродяга и философ, поколачивающие друг друга и плюющиеся горохом школьные учителя, директор, каждый день вызывающий себе «скорую» по причине собственной смерти, чудесатая старшеклассница в придуманном мире, забеременевшая от любви к музыке… И жизнь. Наша нелепая, смешная, грустная, странная жизнь. Определить жанр картины нельзя, как нельзя отнести к комедиям или трагедиям чеховские пьесы — слишком они многогранны. Это кино о том, что быть настоящим важнее, чем быть правильным, о странности мира, о любви и просто о таком незаметном и непонятном многим таланте — таланте жить. Актриса Гребенщикова не играет обладательницу этого таланта, а истово живет ее жизнью. Семчев бесподобен в амплуа Беликова, только вот в отличие от чеховского не вызывает ни капли неприятия. Герой его — увалень и зануда, наивный, смешной, добрый, привыкший к покою и правильности бытия, пытающийся убежать от того, что хоть немного вырывается за рамки привычного восприятия мира, и в то же время единственный смеющий это необыкновенное принять. Рушатся для Беликова чеховские идеи о философии «малых дел», но неожиданно для него самого это невыполненное и не принесшее удовлетворения дело превращается в важное, может быть, самое важное в жизни, и герой обретает главное – себя.

Сюжетно киноистория никакого отношения к Чехову, казалось бы, не имеет, сценарий написан режиссером, а из рассказа «Человек в футляре» взята только фамилия главного героя, позволяющая обойтись без экспозиции. Но удивительная вещь получается: это Чехов. Чеховские интонации, подтекст, лаконичность фраз, драматургическое изящество… Молодой еще, смешливый, трогательный, пронзительный Антоша Чехонте.

Сюда хочется возвращаться снова и снова, в эту осень в духе импрессионизма, в этот маленький городок, в эту жизнь под невероятную какую-то музыку, которая подчиняет себе все действо. И чувствуется, что фильм этот снимал человек не для того, чтобы победить в каком-то там рейтинге, а для того, чтобы что-то сказать. В том числе и себе. А это самое главное.

Чехова нет

«Палата № 6» Режиссер Карен Шахназаров

Основа любого кино – особенное видение художника. А он должен уметь видеть «иначе». Поиски нового языка для киноповествования привели Шахназарова в настоящую психиатрическую лечебницу. Рискованный шаг — снимать непрофессионалов, еще более рискованный – показать на экране реальных сумасшедших. Конечно, они точны в реакциях, в них есть жизнь – но, увы, актеры на их фоне, даже самые лучшие, такие как Владимир Ильин, кажутся ряжеными, сцены фальшивыми, а текст теряет метафоричность.

История умного и честного доктора Рагина, человека с тонкой душевной организацией, превратившегося из главврача психиатрической лечебницы в пациента, рассказана языком репортажа, но с классическими метафорами о русской жизни: печальные поля, монастыри, маленькие юродивые девочки… Фильм «Палата № 6» распадается как пазл, собранный  наспех, это ровная работа, и оттого скучная, удивительно статичная. В прозе Чехова есть жизнь, есть драматургия в каждой фразе, этот текст дышит и меняет облик. Имена героев и диалоги в картине сохранены, режиссер уверенно говорит, что со времен Антона Павловича ничего не изменилось. И все-таки «Палата № 6» — не экранизация, а  скорее иллюстрация к Чехову. Сделать Чехова современным – не значит перенести действие рассказа в современный дурдом. К тому же, и он-то оказывается родом словно из «времен застоя», и Чехов не нуждается в «причесывании» и контексте.

Карен Георгиевич Шахназаров умеет работать с разными жанрами, использовать опыт былых работ, точно знает, что нужно зрителю, но он – нормальный, даже слишком нормальный. И может быть, именно эта характерная черта помешала крепкому профессионалу сделать работу в духе той самой «Палаты № 6». Все-таки Чехову всегда требуется интерпретатор с нелинейным восприятием мира, способный принять странность и жить по принятым правилам, в которых на самом деле нет ничего незыблемого.

А между тем, с прошедшей недавно церемонии вручения кинопремии «Золотой орел» Шахназаров в очередной раз ушел со статуэткой за лучшую режиссерскую работу. Читайте Чехова, господа…

Современность классика легко доказывает любая из цитат, даже вырванная из контекста. «Чего вы хотите? Валериановых капель? Соды? Хины?» — вопрошает доктор Дорн из чеховской «Чайки».

«Чего вы хотите? Изменить мир?» — спрашивает Кулькова у Беликова в фильме Элины Суни.

Чего мы все хотим?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *