Человек вдохновения

Человек вдохновения

Василия Кравцова

“Настоящий учитель должен быть учителем по духу. И главное для него — удовольствие от работы с учениками. Именно из этой среды он черпает творческое вдохновение. Все остальное — второстепенно…” — считает доктор педагогических наук, профессор Виктор Николаевич Никитенко.

Ему ли этого не знать — человеку, который прошел путь от простого школьного учителя до доктора педагогических наук и профессора?

Образование “повыше”

… Родился Виктор Никитенко в 1939-м году в Хабаровске в семье железнодорожного стрелочника и санитарки поликлиники. Мама и отец — из крестьянских семей родом из Алтайского края. Мама, Мария Тимофеевна, была женщиной неграмотной, читать и писать не умела, а отец, Николай Кириллович, сам говорил, что в школу ходил “две зимы”.  Может, поэтому для родителей было очень важным, чтобы дети получили хорошее образование, как выражался глава семьи, “верхнее”.

Самое главное, что усвоил Виктор и его младшие братья, — это наставления отца всегда доводить любое начатое дело до конца. Папа очень ненавязчиво, но настойчиво приучал сыновей к этому, ведь другое отношение к делам хозяйственного, крестьянского характера просто недопустимо.

Дел хватало  — семья жила на небольшом железнодорожном разъезде на левом берегу Амура возле Хабаровска.

Школа-семилетка, куда в 1946 году начал ходить Виктор Никитенко, находилась на станции Покровка-Пристань (ныне поселок имени Тельмана), в трех километрах от родного разъезда — каждый раз туда приходилось топать пешком.

Школьные годы — как у всех детей того советского времени… Уже во втором классе — вручение похвальной грамоты “За отличную учебу и примерное поведение”, потом красный пионерский галстук на груди, комсомольский билет в руках…

Восьмой класс Витя осваивал “с отрывом от семьи” в интернате при железнодорожной школе на станции Хабаровск-2. За это время в родном поселке была построена новая школа вместо бывшей семилетки, и 9-10 классы Виктор заканчивал, вновь живя дома…

— Именно тогда мне запомнились молодые и талантливые учителя, приехавшие работать в школу, — вспоминает Виктор Николаевич. — Молодые, красивые, энергичные, они вызывали желание “примерить на себя”  учительскую профессию… Термина “педагогика сотрудничества” тогда еще не придумали, но именно такую педагогику в школе исповедовали эти парни и девушки.

Поэтому неудивительно, что после школы Никитенко стал студентом физико-математического факультета Хабаровского государственного педагогического института.

В армию… с опозданием

— Попробовал я себя в роли педагога уже в начале моей учебы, на третьем курсе вуза, — рассказывает Виктор Николаевич. — Мне предложили преподавать физику в вечерней школе. Я согласился и три года работал для “вечерников”. Уже тогда было интересно строить работу в школе как педагогу — необычно преподносить учебный материал, делать уроки интересными для учеников.

А после вуза Виктор Никитенко по распределению попал в Охотск, в среднюю школу. Проработал там год с большим удовольствием, энтузиазма у молодого педагога было-то хоть отбавляй! Наверное, молодой учитель так бы и остался в Охотске и его судьба сложилась иначе, если бы не один забавный случай.

Летом, когда у Виктора Николаевича начался отпуск, ему неожиданно пришла повестка в военкомат — призывали в армию. Прошел медкомиссию, все было в порядке. Спросил у специалистов военкомата: «Когда отправка в армию?». «Ближе к осени», — ответили. «А откуда?» — уточнил. Забирали призывников из Хабаровска. Тогда он предложил: «Чтобы здесь мне не дожидаться, можно, я уеду в отпуск к моим родителям под Хабаровск?» Учителю дали добро, записали адрес, сказали, что, когда начнется отправка, пришлют телеграмму, куда явиться.

— Я провел почти все лето у родителей, прекрасно отдохнул, — рассказывает Виктор Никитенко. — Дело к осени, но телеграммы из военкомата нет… Что делать? Сам я их тревожить не стал и к первому сентября пошел… в родную школу поселка Приамурский работать учителем физики. Помню, директор школы аж просиял от такого неожиданно свалившегося счастья — у них как раз школьный физик уволился, а тут я, как подарок!

Работая с учениками, я все больше понимал, что попал “по адресу”. В школе собралось много молодых педагогов, среди которых было, по нынешним меркам, немало мужчин — семь человек. Это был прекрасный, дружный коллектив. Учителя горели энтузиазмом, рабочим азартом. На уроки ученики рвались, как иной раз не рвутся на рыбалку в выходной или на горку зимой.… Памятуя традиции своего ученичества, я сразу предложил создать в школе атмосферу сотрудничества с учениками. Не по принципу: “Мы — умы, а вы — увы!”, а на равных правах. Есть проблема — решаем вместе, есть интерес — делаем его общим. Учителя самореализовывались в школе на все сто, чувствуя себя педагогами по духу, получая истинное удовольствие от работы и даря его ученикам.

И когда Виктора Никитенко с опозданием, через два года, все-таки призвали в армию, провожать его до поезда вышла вся школа.… Устроили торжественную линейку, образовали живой коридор из учеников от школы до железнодорожной станции, по которому он шел, прощаясь с детьми…

На службе нашлось дело по специальности – военкомат, учитывая вузовские познания в физике, отправил Виктора в войска ПВО оператором, обслуживающим системы наведения зенитных ракет.

Увольнялся Виктор Николаевич со службы уже младшим лейтенантом. Перед этим ему предложили остаться в армии.

— Но я вспомнил, как при прощании с учениками торжественно обещал им вернуться в родную школу после службы, — рассказывает профессор.  — Как я мог нарушить слово?

“Двери в большую науку”

Серьезный путь в науку у Виктора Никитенко начался с увлечения психологией и физиологией памяти. Казалось бы, какой контраст: учитель физики, а тут психология?

Но физика — довольно сложный в изучении предмет, поэтому хотелось, чтобы ученики уже на уроке, при изучении новой темы, могли уходить с занятий “наполненные” усвоенной информацией. Получив по подписке небольшую книгу А. Н. Лука “Информация и память”, изучив результаты лабораторных исследований по психологии и физиологии кратковременной и долговременной памяти, молодой учитель стал экспериментировать.

— В СССР каждый год проводились традиционные Всесоюзные педагогические чтения,  — рассказывает Виктор Никитенко. — И в 1970 году меня пригласили в них поучаствовать. Я решил выступить с результатами моих исследований физиологии памяти, которые проводил в школе. Оформил доклад (сделал обложку, от руки все написал — о копировальной технике в ту пору и не помышляли) и выступил сначала на районных чтениях. А потом — на областных и краевых.… На всех уровнях моя работа была отмечена дипломами первой степени. Этот доклад  — его бережно храню до сих пор — я шутливо называю моими “дверями в большую ученость”…

Именно после этого на молодого педагога обратили внимание в его родном вузе, на кафедре педагогики и психологии. Что там за школьный физик, который занимается еще и психологией? Пригласили на работу в вуз. Виктор Никитенко первый “натиск” выдержал, не захотел покидать полюбившуюся школу, в ту пору он уже стал директором. К тому же семья, родился второй ребенок.… Предложил вместо себя другого перспективного преподавателя из школы. “Будет работать не хуже меня”,  — пообещал вузовским коллегам Виктор Никитенко.

— Он уехал работать в институт, — рассказывает профессор. — А через два года отправился в Москву, в аспирантуру. И тогда Хабаровский пединститут снова взялся за меня… Этого напора я не выдержал и решил попробовать себя в серьезной педагогике.… И вот в ней я до сих пор.

Оглядываясь назад, Виктор Николаевич подбирает только одно понятие, которое способствовало успешной работе и достижению целей, — вдохновение. Желание работать, неугасимый интерес, только подогреваемый трудностями и загадками. После защиты кандидатской желание работать в научном направлении еще больше окрепло. Увлекала тема подготовки учителя, способного профессионально мыслить и действовать…

— Уже тогда я начал понимать, что педагогическое образование в стране поставлено не так, как нужно, — говорит Виктор Никитенко. — В частности, заметил, что педагогические вузы, отпочковавшись от университетов, перестали учить, что называется, “человековедению”, перестали готовить собственно педагогов, а только предметников — руссоведов, учителей литературы, истории… Так возникла идея докторской диссертации, посвященной проблеме непрерывности и преемственности педагогической подготовки учителя.

— Образование — это не только то, что ты получаешь в вузе, это, по сути, вся твоя жизнь. Семья, детский сад, школа, профессиональное образование.… Даже твой жизненный социальный опыт — это тоже элемент твоего образования!

Не стыдно все повторить

А потом была работа в Хабаровске руководителем отдела народного образования края… Потом — приглашение работать в тогда еще Биробиджанский государственный педагогический институт, которое Виктор Николаевич воспринял с большим воодушевлением — ведь появлялась возможность вновь приобщиться к науке, продолжить свои исследования… Студенты вуза сразу полюбили колоритного громогласного преподавателя с блеском в глазах, который живо увлек их необычным подходом к занятиям и новыми  темами…

Пять лет назад Виктор Николаевич Никитенко был награжден медалью Ушинского — самой высокой педагогической наградой. На обратной ее стороне выбито: “За заслуги в области педагогических наук”…

— Прикинул как-то я недавно, чего достиг за эти годы, — говорит Виктор Николаевич, — 157 научных работ и трудов, 25 успешно защитившихся аспирантов. Имею своих учеников и последователей, за что, собственно, и дают профессорское звание.… Имею прекрасное прошлое, о котором не стыдно вспоминать, за которое не стыдно перед родителями, всегда желавшими, чтобы их сыновья стали толковыми, умными, нужными обществу людьми. Ношу в сердце большую благодарность своим учителям и научным наставникам, а также своей супруге Леокадии Иосифовне, все эти годы меня поддерживавшей, вселявшей в меня уверенность, что я способный исследователь, что мне по плечу многое…

Тут Виктор Николаевич с улыбкой декламирует:

Эх, полковник!
Он сух и галантен,
Ордена у него на груди…
Но мечтает
Он стать лейтенантом,
У которого все впереди…

И поясняет: — Это из Константина Симонова. Я люблю вспоминать эти строки…

И с задорной улыбкой вдруг признается: — А как здорово было бы все повторить в моей жизни!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *