Человеку и Режиссеру посвящается

Человеку и Режиссеру посвящается

3 апреля исполнилось бы 60 лет  Владимиру Землянскому

Он ушел от нас за день до начала празднования 75-летия нашей области, для культуры которой сделал так много, что невозможно переоценить. Чем более отдаляется скорбная дата — 4 сентября 2009 года — тем явственнее ощущается эта невосполнимая потеря. Для всех нас —  его друзей и  знакомых, для родных и близких, для его детища — еврейского народного музыкально-драматического театра «Когелет».

Володя Землянский рос в обычном биробиджанском дворе, ходил в обычную девятую школу. И, как все мальчишки,  был шкодой и 1сорванцом. Но было в нем нечто такое, что позволяет сегодня его одноклассникам и друзьям  вспоминать: «Книги буквально глотал. И не только детективы и фантастику, но и классику», «Любил декламировать стихи», «Ни одного кинофильма не пропускал»…

Никто не удивился, когда Землянский поступил в Хабаровский институт культуры и, отслужив после него в армии, пришел преподавателем театральных дисциплин в культ- просветучилище. А оно тогда, на рубеже 70-х и 80-х годов прошлого века, было одним из центров творческой жизни Биробиджана. Талантливая молодежь приезжала учиться со всего Дальнего Востока, а среди преподавателей было немало выпускников столичных вузов. Но молодой педагог не затерялся среди маститых наставников, в числе которых стоит назвать Анну Таскаеву, Александра Давыдова, Сергея Пушмина. Каждую весну, как и сейчас,  выпускники всех отделений публично демонстрировали свои дипломные работы. У театралов это были спектакли. Так вот подопечные Владимира Александровича, надо полагать, не без влияния педагога,  взяли курс на драматургическую классику. Их «Женитьба Фигаро» стала не просто дипломной работой, а событием в культурной жизни города. Режиссер сумел привлечь к спектаклю коллег-преподавателей, студентов остальных курсов и других отделений, а не только «театралов». Как вы понимаете, с постановкой танцев у него никаких проблем не было (обязанности хореографа добровольно взяла на себя жена Любовь Землянская). И с музыкой тоже, даром что ли он в одно и то же время учился в Хабаровске с Михаилом Червицем? Так что получился вполне себе приличный мюзикл. Это окрылило молодого режиссера и на много лет вперед определило его творческие пристрастия. 

В пору расцвета КЕМТа Владимир Землянский находился под огромным впечатлением спектаклей Юрия Шерлинга. Именно о таком театре он мечтал! И надо же было  случиться тому, что вскоре руководство области предложило ему возглавить Биробиджанский народный еврейский театр, поскольку Берте Львовне Шильман, в силу возраста и болезни, это было уже явно не под силу. Уговаривать молодого режиссера не пришлось. С присущей ему  энергией он вновь принялся  за классику. В репертуаре театра появилась пьеса Шолом-Алейхема «Блуждающие звезды» — памятный многим спектакль, подарок самодеятельных актеров к золотому юбилею области. Он целиком шел на идише, — сказалась помощь ветеранов биробиджанской сцены Хаи и Макса Эпштейнов, Бетти Гершковой, Шнеера Коника, Алика Рисса, между прочим, дедушки нынешнего нашего рэбе. И отец его Григорий также был непременным участником многих спектаклей. Есть кого и есть что вспомнить!

Биробиджан тогда  стал поистине театральным городом. Коллега Землянского по училищу Надежда Желудкова возглавила русский народный театр, слава о котором гремела чуть ли не по всей стране после триумфального выступления на столичной сцене. Между двумя  коллективами разгорелась  вполне здоровая творческая конкуренция, от которой выигрывали только мы, зрители.

«Как это делалось в Одессе» и феерический «Фрейлехс» по мотивам памятного спектакля БирГОСЕТа стали весьма заметными работами 2народного еврейского музыкально-драматического театра, который они назвали «Когелет» (в переводе с иврита «проповедующий  в собрании»).  «Проповедники» самых разных кровей (эмиграции еще не было и в помине) творили вкусно, горячо, безудержно. Они объездили с этими спектаклями почти весь Дальний Восток. И везде их ожидал восторженный прием: еврейская тема на рубеже 80-90-х годов за пределами ЕАО была  в диковинку. Однажды после спектакля в столице Камчатки в гримерку к нашим артистам  зашла миловидная женщина славянской внешности, чтобы поблагодарить их: «Ребята, вы так хорошо играете! Но все ваши герои — бандиты, а ведь, я знаю, евреи — такие интеллигентные люди!» Ну что можно было ей возразить?! Исаака Бабеля только начинали издавать массовыми тиражами, и знаменитые сегодня «Одесские рассказы» тогда читали далеко не все. 

Но наступили суровые 90-е годы, всем было не до театра, тем более самодеятельного. Даже КЕМТ не удалось сохранить. Землянский вынужден был заняться бизнесом, создав свое предприятие. Вы спросите, чем оно занималось? А как все — купи-продай!..

Говорят, что в одну и ту же реку нельзя войти дважды. Владимир Землянский опроверг эту истину. В начале 80-х он с группой единомышленников  воссоздал угасавший народный театр, придав ему новую мощь. И вот после почти десятилетнего перерыва наступила третья «реинкарнация» театра. 

Все, с кем я говорил о Землянском, не сговариваясь, называли главное его качество модным теперь словом «харизма». Да, у него была эта  удивительная способность увлекать,  словно притягивать к себе людей, причем талантливых и целеустремленных. Не знаю, что он им сулил, но   с легкостью необыкновенной  собирал под знамена возрожденного  детища и своих бывших студентов, и педагогов, и врачей, и  рабочих, и служащих. Многие биробиджанцы помнили прежние работы Мастера, и потому те, кого манила сцена, шли к нему, ничего не требуя взамен.

Намеренно не называю имен, чтобы никого не забыть и ненароком кого-то не обидеть. Перебирая охапку фотографий, которые отыскали ветераны «Когелета», мы не переставали удивляться, разглядывая их: кто только ни играл в театре! Иных уж нет, а те далече…

За  месяцы непрерывных репетиций вновь  было разучено множество классических еврейских танцев, около двадцати песен, которые составляют золотой фонд идишской культуры, и вот на 4 июня 2003 года была назначена премьера. Эта дата считается днем второго рождения театра «Когелет». 

Хорошо помню этот красочный и захватывающий спектакль. Как же мы, оказалось, соскучились по знакомым с детства, но так редко исполняемым сегодня идишским песням и танцам! Зал областной филармонии внимал каждому куплету, каждому слову! Как же изменилась с тех пор публика в наших залах! А прошло всего-то десять лет…

Потом были «Метаморфозы» (2004), «Иванов и Рабинович, или ай гоу ту Хайфа» (2005), «Фрейлехс» (2006), «Джентльмен и человек» (2008), «Женитьба Фигаро» (2009), «Трехгрошовая опера» (2009), поставить которую Землянский мечтал много лет. Почти каждый год — спектакль, а то и два. По одним только названиям можно судить, за какие сложные произведения брался режиссер самодеятельного коллектива. И на каждой постановке — аншлаг.

Но было ли все так гладко в творческой жизни Владимира Землянского? Не берусь отвечать положительно на этот вопрос. Его мучило, что он и театр  работали, как это называется у литераторов,  в стол. После премьеры спектакль показывали раз или два в Биробиджане (сколько еще зрителей можно было собрать в небольшом городе?), после чего костюмы и декорации прятались в ожидании лучших времен. А сколько было потрачено нервов и  сил ради очередной постановки, знал лишь один он да его жена. 

Несмотря ни на что, Землянский неустанно работал. Работал, не зная продыху. 

У него было свое видение еврейской темы. Он по-настоящему болел  за еврейскую культуру, стремился сохранить, сберечь ее. И любой его спектакль имел заслуженный успех. 

Почему каждая премьера «Когелета» при нем неизменно попадала в «десятку»? Во-первых, определенный уровень профессионализма не позволял работать вполнакала. Во-вторых, Владимир Александрович верил не только в себя, он верил в своих актеров. Девизом его жизни были не раз произносимые слова: «Если премьера провалилась, виноват режиссер. Если она прошла с успехом — это сделали актеры». Он ценил и по-своему любил каждого артиста и готов был за каждого, не побоюсь этого слова, глотку рвать. Он умел многое прощать, но не прощал одного — когда предавали театр, усматривая в этом личное предательство.

Все ли боготворили Землянского? Конечно, нет. Его многие любили и столь же многие, пожалуй, ненавидели. Знаете, всегда находятся люди, которые не прощают другим успехов, славы, всеобщей любви.

Те же, кто, несмотря ни на что, оставался с ним до конца, понимали, что ему, Мастеру, можно и нужно многое прощать: творческий человек не поддается линейному измерению, не подходит ни под какие общепринятые каноны.

С годами Землянскому было все труднее ставить новые спектакли. Ушел на пенсию многолетний, казалось бы, вечный, начальник областного управления культуры, с которым было столько переговорено, оспорено за долгие годы, что они понимали друг друга с полуслова. Менялись правила игры. Они иногда казались непонятными. Снова приходилось больше воевать с «ветряными мельницами», нежели целиком отдаваться творчеству.

Приближались 75-летие области и юбилейный Х Международный фестиваль еврейской культуры и искусства. «Когелет» решил посвятить этому двойному событию необычный спектакль по мотивам знаменитой киноленты «Искатели счастья». Советский и российский кинематограф так редко обращался к истории нашей области, а тут такое стопроцентное попадание. 

Снова потянулись напряженные будни, наполненные поздними репетициями, просмотрами претендентов на ведущие роли, прослушиванием  песен и стихов. А еще нужны были новые костюмы, декорации. В театре важна любая мелочь.

Весной и летом 2009-го во всех властных кабинетах Владимир Александрович отстаивал право «Когелета» выступить на открытии фестиваля еврейской культуры. Ему не отказывали, но и не обещали: театр-то самодеятельный. Понаедут, мол, такие мэтры, как бы не опростоволоситься, — чиновники словно заранее искали оправдания для отказа.  Он чувствовал, что заверения членов оргкомитета фестиваля, если они и давались,  были какими-то  ненадежными, и опасался, что обманут его и его артистов. Жутко переживал, нервничал. На репетициях   был зол и чрезмерно возбужден. Казалось, что его все раздражало. И … случилось то, что случилось. После генерального прогона 3 сентября у Владимира  случился обширный инсульт. Наутро его не стало.

«В минувшую субботу премьера спектакля Биробиджанского еврейского музыкально-драматического театра «Когелет» «Король подтяжек» прошла без режиссера. За два дня до спектакля ушел из жизни руководитель народного театра Владимир Землянский» — это строки из сообщения, которое передали многие информагентства, специализирующиеся на еврейской тематике.  5 сентября актеры «Когелета» смогли выйти на сцену и сыграть все, что задумал режиссер. В основе действа лежит черно-белый фильм 1930-х годов «Искатели счастья». Для Землянского «Король подтяжек» — попытка рассказать историю о первых еврейских переселенцах в Биробиджане. Спектакль прошел ярко и оставил в сердцах зрителей память не только о его героях, но и о великом биробиджанском режиссере. «Король подтяжек» входит в программу мероприятий Х Международного фестиваля еврейской культуры и искусства в Еврейской автономной области.

Землянский добился своего, но какой ценой! Когда дали занавес, у всех, кто был на сцене и за кулисами, из глаз побежали слезы. Эмоциональные тормоза были как бы сняты, и все враз  буквально зарыдали. Любой психотерапевт это легко объяснит и напряжением перед премьерой, перед ожиданием фестиваля, и  безвременной смертью режиссера, который на сей раз не смог вкусить торжество успеха.

Говорят, незаменимых людей нет. Кто придумал эту обывательскую фразу?! Такие люди есть, и среди них — Владимир Александрович Землянский. До сих пор, хотя уже минуло почти пять лет после кончины  Мастера, «Когелет» живет его спектаклями, его актерами, которых он отыскал и привел в свой театр. 

Поймал себя на мысли, что  очень больно писать о Володе в прошедшем времени. «Был», «работал», «спешил»  — это все не про него. Применительно к нему удивительно к месту слова его любимого Шолом-Алейхема: «Звезды не падают, звезды блуждают»…

К очередному дню рождения «Когелета» любимый и верный ученик Владимира Землянского Владимир Градов готовит моноспектакль «Дорогие мои аиды» по произведениям Риммы Лавочкиной и Александра Драбкина. А в октябре, когда отгремят торжества по случаю 80-летия ЕАО, поклонники биробиджанского режиссера планируют провести вечер его памяти. Пока жива наша память, Владимир Землянский —  с нами.

«Когелету» — быть!

Еврейский народный театр: день сегодняшний

56Сергей Корнилевский, и.о. руководителя театра

— Любое произведение, искусно поставленное, приправленное здешним колоритом, будет понятно в любой точке планеты.

На рубеже 80-90-х годов мы не знали  термина «мировая премьера», а ведь все, что здесь было поставлено, именно на это претендовало.

Все, что творилось тогда на сцене городского Дворца культуры, было настоящим искусством. Это, извините, намоленное место. Народный художник Илья Глазунов на карачках   исправлял испорченные декорации, Илья Резник здесь репетировал, когда они  работали вместе с Юрием Шерлингом в КЕМТе.

Перечень имен людей, которые здесь творили, приводит в трепет!  Я не был в это погружен, но сегодня я работаю в ГТРК «Бира» и имею доступ к тем  богатейшим телевизионным архивам, могу смотреть те работы, которые на экране  не показывают, потому что мы зажаты информационным полем.

Всегда думаю, какие фигуры, какие коллективы здесь были — от Олега Лундстрема до Светланы Безродной! Были колоритнейшие коллективы и исполнители. Это все осталось в истории.

К 80-летию области мы работаем над  пьесой поэта и композитора Юрия Лозы «Культур-муртур». Это его единственная пьеса, удивляюсь, как она мне попалась ! Мне понравились диалоги. Мы списались с автором. Делайте, что хотите, был его ответ. Мы решили добавить туда еврейский колорит. Готовя эту постановку, вынужден из остатков труппы трансформировать сюжетный ряд  так, что будто остатки еврейского театра приезжают на гастроли. У нас по ходу действия только два героя, которые имеют отношение к тому старому театру.

И я прихожу к выводу: мы пока не достигли той формы, которую имели в 2003 году. Тому есть объективные и субъективные причины.

Я не согласен с тем, что должен быть только театр. Нам нужен не столько театр, сколько то, что подпитывает его, та самая интеллектуальная еврейская пенка, которая нарабатывается не один год и не два. Это результат долгого кропотливого труда.

Нужно остановить процесс распада самоидентификации еврейской жизни Биробиджана. И тогда у нас появится полновесный театр «Когелет». Мы будем до последнего пытаться сохранять коллектив. Но то, что с каждым годом все труднее сохранять и передавать эстафету дальше, это свершившийся факт. Интонационный ряд, непереводимую игру слов просто так  не передашь! Одессита ведь не надо учить, как говорить по-одесски, правильно? Молодым актерам, если они выросли в другой языковой среде, все сложнее вживаться в образы.

Конечно, в нынешних экономических условиях правительству области едва хватает сил на спонсирование фестиваля еврейской культуры. И община выкладывается полностью. Но что-то незримое должно присутствовать для сохранения самоироничного еврейского взгляда на жизнь, который всегда был присущ Биробиджану, чтобы на базе этого формировался зритель театра «Когелет», а в конечном счете и актеры.

И еще один субъективный фактор: я не готов быть режиссером. Не готов  поддерживать на плаву корабль имени Землянского, который был и  есть. Нужна такая харизматическая фигура, которая была бы погружена и в Традицию (потому что евреи без Традиции не евреи) и стала признанным авторитетом для всей труппы. Такого режиссера надо искать.

А еще, вы знаете, чтобы был стопроцентный   результат,  актеры иногда должны ходить в синагогу. Без ощущения еврейства на кончиках пальцев, без молитв, песнопений, шелеста свитка Торы не будет должного эффекта. Из нюансов должно рождаться то, из чего  и будет складываться театрализация классики.

Альбина Сергеева, руководитель программ Биробиджанской религиозной общины «Фрейд»

— Естественно, такой театр, как «Когелет»,  должен существовать. Впервые о том,  чтобы сохранить театр, речь зашла на сороковинах 57Владимира Землянского. Актеры, составляющие костяк коллектива, в один голос заявили, что они хотят остаться. Они тогда выдвигали главное условие, чтобы режиссер был избран  из их театральной среды, а не пришел извне. И  они обязательно останутся в театре — это их любимое дело.

Театр должен быть, потому что к костяку за эти годы прибавилось очень много молодежи, которая с удовольствием участвует в спектаклях.

«Когелет»просто необходимо сохранить, потому что он стал не просто смыслом существования определенной части людей, но и, если хотите, брендом области. Мне посчастливилось быть  с театром, когда он гастролировал  и в Комсомольске-на-Амуре, и в Благовещенске. В 2006  году на Амурской торговой ярмарке впервые организовали День ЕАО. В рамках его и выступал театр. Успех был оглушительный. Не понаслышке знаю, как принимают наш театр, как он созвучен разному зрителю.

Конечно, хотелось бы, чтобы театр имел поддержку. Одно дело, когда ты приходишь на репетиции когда хочешь, и совсем другое — постоянно работать над ролью. Пора подумать о том, что это должно как-то вознаграждаться.

У нас в Биробиджане привыкли к «Когелету», здесь особое, трепетное отношение к своим артистам. Но сегодня этого явно мало. Должна быть хорошая репетиционная база и должно  быть хорошее доброе отношение к театру со стороны властей. Надо понимать, что «Когелет» — это такое же лицо области, как университет, как община «Фрейд», как газета «Биробиджанер штерн».

Сегодня у руля театра должен стоять профессионал.

Надо отдать должное людям, которые приняли эстафету от Владимира Землянского, сумели сохранить коллектив и даже поставили несколько спектаклей, но разорваться никто не может. Такого профессионала найти непросто, но необходимо.

58Владимир Градов, актер 

— Театр будет жить, пока старая гвардия, как нас называл Владимир Землянский, находится в строю. А мы не собираемся никуда уходить. Но театру «Когелет» обязательно  требуется профессиональный режиссер.

В том, что наше творчество необходимо людям, я еще раз убедился в минувшем декабре в Хабаровске, куда мы приехали на празднование Хануки. Когда мы вышли на сцену ТЮЗа, то увидели полный зал. И это был еврейский зал, поверьте мне. Нам так и объяснили: «Публика пришла на «Когелет».  

После спектакля к нам вышел хабаровский раввин Яков Снетков. Он обнял меня, русского человека, но еврейского актера: «Спасибо. Вы сделали то, что словами уже не скажешь». В который уже раз тогда убедился, что не зря мы работаем, что люди нас любят, люди нас ждут. Зрители знают и любят «Когелет» и идут на наши постановки, где бы мы ни выступали — в Украине, в Хабаровске, Благовещенске, Владивостоке. Наш театр гордо несет славу Еврейской автономной области, пропагандирует сам факт ее существования, поэтому он необходим. Все иностранные делегации, которые приезжают в Биробиджан, первым делом  непременно идут в «Когелет».

Конечно, нашему театру нужна поддержка. Он давно стал одним из брендов области, перешагнул рамки самодеятельного творческого коллектива. Энтузиазм — это хорошо. Но он должен быть чем-то подкреплен, тем более в наше время. 

Театр — это все-таки сложное явление, и его надо стараться поддерживать.

Подготовил Анатолий РАБИНОВИЧ. Фото Ефима ВЕПРИНСКОГО, Анатолия КЛИМЕНКОВА и Олега ЧЕРНОМАЗА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *