«Черномырдин уже не приедет»

«Черномырдин уже не приедет»

Когда из жизни уходят известные политики, вместе с ними уходит и часть эпохи, часть того времени, которому они служили.

Виктор Черномырдин, сделавший свою партийно-хозяйственную карьеру в советские годы, пик популярности пережил в ельцинских 90-х. И подъем вверх – до поста премьер-министра, и падение вниз, и снова вверх, и опять вниз… Свидетелем отставки Виктора Степановича с должности главы российского правительства мне довелось стать.

В марте 1998 года нас, руководителей региональных СМИ, пригласили в Москву на совещание по поводу намечавшегося реформирования ЖКХ. Реформе этой придавалось настолько важное значение, что агитировать за нее представителей СМИ пообещал сам премьер-министр Виктор Черномырдин.

Выступление Виктора Степановича было намечено на 10 часов утра. Когда я зашла в зал заседаний, там царило необычное оживление – коллеги что-то возбужденно обсуждали. Оказалось, что несколько минут назад в новостях сообщили, что правительство во главе с премьером отправлено в отставку.

— Так, может, и совещание отменят – Черномырдин теперь уже точно не приедет, — предположил главный редактор «Дальневосточного Комсомольска». – Жалко – специально поехал, чтоб услышать Виктора Степановича.

Ровно в десять утра все расселись по местам, но президиум и трибуна пустовали. Так прошло с полчаса. Организаторы совещания уговаривали нас терпеливо подождать – вроде бы кто-то из руководства отставного правительства пообещал прибыть.

Прибыл вице-премьер Борис Немцов – нервный, возбужденный, какой-то взъерошенный. Взойдя на трибуну, он сообщил то, что все уже знали – правительство «ушли» в отставку, и он теперь не вице-премьер, а безработный человек. Немцов передал извинения от имени Виктора Черномырдина и пообещал, что лично сам может рассказать о предстоящей реформе ЖКХ, если зал не будет против.

Никто не возразил, и Борис Немцов полтора часа убеждал нас в том, что реформа ЖКХ – дело большой государственной важности, которое дальше нельзя откладывать. Вот только твердости, уверенности в голосе оратора не прослушивалось – говорил Немцов непривычно тихо, от волнения запинался, проглатывал слова. Расшифровывая потом запись на пленке, я с трудом разобрала лишь треть немцовской агитречи за реформы ЖКХ.

Когда бывший премьер закончил выступление, кто-то спросил:

— А почему правительство отправили в отставку?

Немцов ответил, что об этом надо спрашивать не его, а президента.

— Может, вы знаете, куда теперь пойдет работать Черномырдин?

— А об этом, по-моему, и сам Виктор Степанович не знает, — парировал вопрос Немцов.

Уходя, он посоветовал активно освещать в СМИ ход реформы ЖКХ:

— Несмотря на смену правительства, отменять ее никто не будет.

Реформы, конечно, официально не отменили, но продвигались они с огромным трудом – новому молодому премьеру Сергею Кириенко было не до перестройки запущенной, вечно отстающей «коммуналки» — он мыслил иными, более крупными масштабами. Потому и грянувший в августе того же года дефолт оказался таким крупномасштабным, что мы с содроганием вспоминаем его до сих пор.

Тогда многие не раз вспомнили Черномырдина – спокойного, несуетливого, по-деловому организованного. До этого подсмеивались над его непричесанными выражениями: вот, мол, он какой – даже языка родного толком не знает, не зря в школе троечником был. А тут, наоборот, цитировать стали: «Ну, дает мужик, точно в яблочко словом попал!»

В общем, хотели как лучше, а получилось, как всегда.

Виктор Черномырдин, пойдя за Ельциным, так и не смог стать в президентской команде по-настоящему своим, даже несмотря на то что создал в поддержку политики Президента общественное движение «Наш дом – Россия». По сути, из ее недр вышло потом движение «Единство», а за ним – партия «Единая Россия». Но Черномырдину там уже не было места.

А реформа ЖКХ, рассчитанная до 2008 года, все еще продолжается. И нет ей конца…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *