Читатель-газета-читатель

Читатель-газета-читатель

Письма читала Ирина Манойленко

Читатель обращается

Артековцы, откликнитесь!

16 июня этого года пионерскому лагерю «Артек», который сейчас называется Международным детским центром, исполнилось 90 лет. 

Это важная дата для тех, кому посчастливилось называться артековцами. Сам я много лет был связан с пионерами – работал пионервожатым в школах, в пионерских лагерях. Когда был отрядным вожатым в первой школе Биробиджана в 1961 году, в стране было объявлено соревнование пионерских отрядов «Чей отряд лучше?». Я решил взять в школе самый трудный отряд и вывести его в победители. Основное место моей работы было на заводе силовых трансформаторов, так что общался я с ребятами либо после работы, либо в выходные дни. Даже не ожидал, что мой 4-а выйдет победителем, что все у меня с моими пионерами получится. Сколько было радости, это невозможно передать! Моему отряду-победителю наградой стали три путевки в «Артек». В этот лагерь поехали Вася Горбачев и Рива Бренер, а вот кто третьим был, я, к сожалению, позабыл. Василий, насколько мне известно, живет в Биробиджане, а Рива уехала в Израиль. 

Хотелось бы увидеть и бывших артековцев, и весь мой бывший 4-а в новой школе № 1 Биробиджана, узнать, кем стали, вспомнить наши пионерские дела. Знаю, что в институте повышения квалификации педагогических кадров предложили собрать всех бывших артековцев, проживающих в области. А я бы хотел, чтобы этот сбор стал началом возрождения в области и Биробиджане пионерской организации. Это очень нужно нашим детям – вернуть им пионерское детство. Ждем помощи от молодежной организации «Молодая гвардия», от волонтеров и других организаций, связанных с детьми. 

А своих бывших пионеров и артековцев я прошу откликнуться по телефону 3-29-12 в вечернее время. 

Давид Александрович Рывкин, бывший пионерский отрядный вожатый 4-а класса школы №1 г. Биробиджана

Читатель возмущается

Ходим по опасной тропе

Тем, кто пытается уехать из второго Биробиджана в центр города с остановки «Магазин», вначале приходится преодолеть препятствие в виде скользкой, особенно после дождей, тропинки через дорожный кювет.

Многие поскальзывались на этом месте, падали, ушибались. Пыталась я не один раз дозвониться и до мэрии, и до управляющей нашей компании, которой руководит Иван Проходцев, но, видимо, просьбу жителей считают там мелочной. В районе школы такую тропу обустроили, а до нас никому дела нет, хотя в нашем районе живет много пожилых людей. 

На самой остановке нет ни навеса, ни даже скамейки. Вот и приходится старикам поджидать автобус на больных ногах.

Понимаю, в городе и без нас много проблем, а денег в бюджете на все не хватает. Но ведь мы тоже горожане и тоже хотим видеть заботу о себе. Или я не права?

Мария Петровна Пархоменко, ветеран труда.

От редакции. Письмо нашей читательницы мы адресуем мэрии города Биробиджана и надеемся получить на него ответ.

Читатель вспоминает

Железнодорожный роман

В городе на Волге – Нижнем Новгороде – живет моя старшая сестра Вера Федоровна Зайцева. Живет уже много лет, а вот как она попала с берегов Биры на берега Волги – это целая история.

Но вначале о том, как наша семья оказалась в Биробиджане. Отец наш Федор Опенько был паровозником, а в предвоенные годы железнодорожников постоянно переводили из одного депо в другое. То в Уссурийск, где я родился, то в Архару. Когда появилась станция Биробиджан-2, его направили туда заместителем начальника дистанции пути. Дистанция обслуживала стратегически важную железнодорожную ветку Биробиджан – Ленинск, по которой в основном перевозили военные грузы.

В 1942 году отец попал в больницу и там умер. Мама осталась с четырьмя детьми без поддержки. Старшей Вере было четырнадцать лет, младшему всего два года. А работала мама телефонисткой, часто дежурила ночами.

От горя и переживаний за детей заболела и она. И все мамины заботы взяла на себя наша старшая сестра. Доила корову, топила печь, варила еду, стирала. Школу пришлось на время оставить, туда она ходила только взять задания. Так и проучилась все это время экстерном, пока мама лежала в больнице. А когда пришла сдавать экзамены за седьмой класс, учителя были потрясены ее ответами, Вере поставили по всем предметам пятерки и наградили Почетной грамотой.

После семилетки сестра поступила в педагогическое училище, окончила его в победном 1945-м и стала работать в железнодорожной школе учителем начальных классов. 

Той весной на нашу станцию стали прибывать воинские эшелоны и бронепоезда, чтобы отправиться к границе Маньчжурии. Мы, дети, бегали смотреть на солдат и офицеров, украшенных орденами и медалями, как на героев. Когда закончилась война с Японией, эшелоны стали возвращаться с границы назад, а вот бронепоезда поставили на запасные пути. Мы знали всех машинистов, подружились с ними. Одного из них, молоденького сержанта, звали Михаилом Зайцевым. Как-то прибегаю домой, а Миша у нас в гостях. Слышу, мама ему говорит: «Так вы что, на бронепоезде будете жить?» – «Нет, Прасковья Яковлевна, демобилизуюсь – и мы с Верочкой ко мне в Горький поедем». Оказывается, сержант познакомился с сестрой, они встречались, и вот он пришел вроде как свататься, а на самом деле просто сообщить о своем твердом решении жениться и увезти Веру на свою родину.

Так и уехала сестренка с мужем на Волгу, стала и там работать в школе. А Михаил окончил железнодорожный техникум, освоил тепловозы, электровозы, потом был инструктором, заместителем начальника депо. Из трех их дочерей двое тоже стали железнодорожницами, а младшая, как и ее мать, пошла работать в школу. 

Железнодорожную династию продолжили и внуки Веры и Михаила: двое из них – машинисты, а внучка – ведущий инженер в управлении железной дороги. Еще два железнодорожника из нашей семьи живут в Ростове-на Дону, трое – в Биробиджане.

Михаила Зайцева, в 16 лет убежавшего на фронт, уже, к сожалению, нет в живых. А у нас в семье хранится фотография, где Вера и Миша такие молодые, красивые и счастливые. Спасибо железной дороге, которая их свела на один путь.

Юрий Федорович Опенько,г. Биробиджан

Читатель откликнулся

Хорошее осталось в прошлом

Увидела в газете за 17 июня в статье «Готовы были отдать последнее» фотографию доярок из села Кирово, прочитала о том, как работали в войну мои бывшие односельчане, и захотелось поделиться воспоминаниями.

Я прожила в Кирово больше сорока лет. А самому селу в прошлом году исполнилось восемьдесят, оно ровесник области. Напомню, что появилось село благодаря демобилизованным солдатам из разных областей России, которые, отслужив на Дальнем Востоке, решили здесь обосноваться навсегда. Когда убили Кирова, селу дали его имя. Именем Кирова был назван и колхоз, который некоторое время возглавлял Федор Ватутин, ставший Героем Социалистического Труда. 

Когда началась война, на фронт ушло очень много мужчин, можно сказать, почти все. И девчонки, а также парни допризывного возраста стали трактористами и комбайнерами. Марии Книга, о которой говорится в статье, было тогда семнадцать лет. Трактористки жили прямо на полевом стане, работали от темна до темна. По две нормы на пахоте и уборке давали. А как работали доярочки! Когда начинались отелы, они ночами дежурили возле своих коров. Валентина Ушакова, Мария Паздникова, Анисимова, Маслова – имена их, к сожалению, не смогла вспомнить. Из трактористок помню Марию Ефремову, Анну Шакалову. Много жителей села получили медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В девяностые годы по селу прошла другая, необъявленная война – развал хозяйства, безработица. И если в конце восьмидесятых в Кирово проживало без малого девятьсот человек, то сейчас осталось почти в четыре раза меньше. Школа раньше была средней, потом начальной, а теперь никакой не стало. Надеялись, что гусеферма обеспечит людей работой, но и ее ликвидировали. 

Жалко, что село умирает, а ведь места здесь красивые, удобные для жизни, никогда здесь не топило, земля хорошая. Скотины всегда люди много держали.

Из Кирово я уехала из-за детей, очень скучаю по родному селу. И когда где-то прочитаю про свою малую родину, радуюсь, как ребенок. Жалко только, что хорошее осталось в прошлом.

Нина Васильевна Дорофеева, бывшая кировчанка,а ныне жительница с. Птичник 

Читатель делится мнением 

Одна лошадиная сила 

Недавно на нашем стадионе «Лесохимик» увидела такую сценку. Верхом на лошади гордо восседала девочка, а вокруг толпились ребятишки, с завистью смотрели на всадницу и пытались погладить лошадку.

А мимо стадиона по асфальту проезжали автомобили, под капотами которых были спрятаны десятки, а то и сотни лошадиных сил. Но дети не обращали на них внимания – примелькались они, перестали удивлять и восхищать. Залил бензин, включил зажигание – и кати себе по асфальту.

Вот именно, по асфальту. А по проселку уже не так резво бежит автомобиль, ну а в распутицу и застрять может. Зато обычным деревенским лошадкам такие дороги нипочем, они доберутся и до дальнего сенокосного стана, что за Тунгуской или за озером у болота, довезут до самой дальней деревушки, до которой не дотянулся и вряд ли скоро дотянется асфальт.

Считаю, что очень неразумно, расточительно бросать сотни лошадиных сил туда, где можно обойтись одной, самою природой созданной, безотказной и экономичной. 

Конечно, никому в голову не придет заменить конем тяжелую технику в сельском хозяйстве или лесозаготовках. Но можно с помощью лошадей очищать лесополосы вдоль дорог, пахать приусадебные участки, пасти скот, а зимой вывозить навоз на огороды.

По статистике конское поголовье уменьшается с каждым годом. Я даже не знаю, будут ли учитывать коней в предстоящей сельскохозяйственной переписи. Наверное, будут. А подсчитав, прослезятся.

Потеряли интерес к лошадям крестьяне, не хотят ими заниматься предприниматели, связанные с селом. Раньше в сельхозинститутах сдавали зачет по коневодству, студентов учили и лошадь запрягать. Недавно спросила у знакомого студента Дальневосточного аграрного университета, сохранился ли этот предмет? Оказывается, нет ни предмета, ни зачета. 

Мало кому из молодых известна профессия шорника. Заведя коня, попробуй еще достань к нему упряжь, сани или телегу. Ни в одном профессиональном училище этому не обучают. 

Как-то зимой обратилась к местному предпринимателю Владимиру Федорову, чтобы организовать катание детей на санях. Он, кстати, единственный у нас в поселке, кто имеет несколько лошадей. Но вот с санями проблема, нет специалистов таких, чтобы смастерили их. 

В селе имени Тельмана создана конно-спортивная секция, но занимаются в основном дети из Хабаровска. А сколько народу собирается, когда на ипподроме проводят скачки и бега! Настоящий праздник! 

Так что рано списывать в архив давнего друга человека – коня, прошедшего с ним долгий путь с древнейших времен до цивилизации. И стоит подумать о том, как увеличить коэффициент полезного действия одной живой лошадиной силы.

Лилия Петровна Барбышева,пос. Николаевка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *