Читатель — газета — читатель

Письма читателей «БШ» читала Ирина Манойленко

Читатель ставит вопрос

А без мата можно?

Очень часто в повседневной жизни многие из нас употребляют в своей речи ненормативную лексику.Пролили кофе — мат, опаздываем на работу — мат, в автобусе кто-то наступил нам на ногу — мат, и так дальше на протяжении всего дня.

Мат проникает в нашу лексику ещё с детства. Казалось бы, такие безобидные слова как «дурак», «очкарик», «тормоз», которыми детишки в детском саду обзывают друг друга, в будущем могут перерасти в ужасные ругательства. Почему это происходит? Да потому, что дети сами постоянно слышат такие слова, да ещё и что похуже, дома от родителей. Практически все взрослые учат своих детей не материться, но… на самом деле используют ненормативную лексику постоянно. Дети, вошедшие в подростковый возраст, чаще всего обладают не очень широким словарным запасом,  привыкая выражать и подчеркивать весомость своих слов матом, услышанным от старших.

Некоторые считают, что маты — самые смешные и наиболее выразительные слова в русском языке (у этих людей, скорее всего, странное понятие чувства юмора), другие используют их для связки слов, третьи — по привычке.  Теперь матом не только ругаются, но и просто разговаривают, общаются. Лаконично. Понятно. Убедительно.

Материться многие начинают, чтобы хоть как-то выделиться, не понимая, что для этого существует множество других способов. А остальные, не имеющие таких комплексов неполноценности, начинают подражать им, полагая, что будут выглядеть белыми воронами на фоне матерщинников. Но на самом-то деле стоит задуматься, кому более подходит определение «белая ворона»?

Ксения ПРИМАК, студентка ДВГСГА

Читатель делится наболевшим

«Любовь» до смерти

В начале апреля в областную больницу была доставлена молодая женщина. Пробыв в коме три дня, она скончалась. Предварительный диагноз — субарахноидальное кровоизлияние, или, проще говоря, инсульт. Вскрытие тела, в результате которого была бы установлена истинная причина смерти покойной, муж просил не производить, о чем написал заявление.

Почему же у молодой, спокойной по характеру женщины, случился инсульт?

Лена — стройная, миловидная, доброжелательная и жизнерадостная женщина приехала в Биробиджан из одного поселка нашей области с несовершеннолетним сыном. Устроилась работать, познакомилась со своим будущим мужем, который ранее уже был женат, платил алименты. То, что он работал в  милиции, а значит, должен быть, по ее мнению, образцовым мужем, вселяло надежды на счастливую семейную жизнь. К тому же молодой семье предоставили комнату в семейном общежитии УВД.

Однако эти надежды вскоре развеялись. Мужа периодически что-то не устраивало в жене, и ей постоянно приходилось перед ним оправдываться. Не изменился он даже после рождения совместного ребенка. Ссоры становились все чаще, потом муж стал утверждать свое «я» с помощью кулаков. Мужчин, поднимающих руку на жен, в народе не уважают, называя «кухонными боксерами». У Лениного «образца» семейной жизни на этот счет была иная позиция, которую он демонстрировал, как правило, в хмельном угаре и в ночное время. В эти часы он то истерически срывался на крик, перемешанный с нецензурной бранью, то затихал. Все это сопровождалось криками Лены, звоном упавшей на пол домашней утвари и т. д. Тогда не выдерживали соседи, у которых просыпались дети, и стучали в дверь неспокойной комнаты. Неоднократно и автору этих строк приходилось вставать ночью, чтобы утихомирить дебошира. Со временем эти куражи стали более циничнее и наглее, и тогда из-за двери слышалось: «Ну кричи, кричи… мне все по…». Лена кричать уже боялась — она молчала. Об этом, чтобы она не кричала, просил и ее 13-летний сын. До какого же состояния надо довести подростка, чтобы он таким образом защищал родную мать от отчима? Что испытывал в это время другой ребенок?

В одну из таких буйных ночей был вызван наряд милиции, которому наш «герой», подобно шкодливому коту, дверь не открыл. На другой день я разговаривал с руководством   городского отдела милиции, где мне пообещали, что при повторении подобного  мужа Лены из милиции уволят. Я неоднократно говорил и самой женщине о ее праве на обращение в правоохранительные органы, где примут меры для защиты от этих издевательств. Лена слушала молча — муж категорически запретил ей разговаривать со мной.

Последний скандал, когда одна из соседок вынуждена была постучать в дверь этой комнаты, случился накануне восьмого марта, за несколько дней до ее смерти. Не эти ли обстоятельства привели к инсульту у молодой женщины (если нет других причин, которое бы показало вскрытие?).

После смерти Лены ее муж до покраснения тер глаза руками. Только ему, после того, что было, я лично не верю. Ибо еще древние говорили — не бывает порядочности сегодня или завтра. Она либо есть, либо ее нет. Однако среди соседей и сослуживцев нашлись и такие, которые, руководствуясь принципом «моя хата с краю», ничего предосудительного в действиях нашего «героя» не увидели ни при жизни Лены, ни сейчас. И это грустно. Ибо «с молчаливого согласия» окружающих творится большинство черных дел на земле.

Люди, не понаслышке знавшие про жизнь Лены и принявшие ее смерть как личное горе, просили меня ничего об этом не писать, мотивируя это интересами ее детей. А какими они вырастут, если с детства уверуют во вседозволенность и безнаказанность?

Я сам работал в правоохранительных органах и всегда считал, что человек, выбравший эту профессию, должен защищать, оберегать людей от насилия, преступлений, от несчастных случаев. В том числе и близких людей. А уж поднять руку на женщину и вовсе недостойно человека в погонах.

Надеюсь, что при переаттестации работников правоохранительных органов подобным фактам тоже будут давать оценку.

Виктор ПЛАТОНОВ, г. Биробиджан

 

Р.S. Согласно данным УВД ЕАО, с начала 2011 года в области возросло количество преступлений против личности с причинением различной степени вреда здоровью. Большинство этих преступлений совершено на бытовой почве. Причины к их совершению накапливаются порой годами, о них известно соседям, милиции и т. д., и поэтому их можно предотвращать. Но соседи, как правило, стараются «не влезать» в эти дела, а милиция не всегда реагирует должным образом на зародыши таких преступлений, считая их мелочью. Отсюда такая грустная статистика о цене здоровья и жизни человека.

Читателю отвечают

Нужен ли в центре города супермаркет?

На письмо Людмилы Файман «Супермаркета не дождались», опубликованное в газете «Биробиджанер штерн» 18 мая этого года, пришел ответ из мэрии Биробиджана.

Напомним, что автор письма посетовала на то, что в центре города нет продуктового супермаркета, а в открывшемся ЦУМе не нашлось места продовольственному отделу.

А вот что пишет в своем ответе пресс-служба мэрии:

«В отделе потребительского рынка, международных связей и поддержки предпринимательства мэрии города пояснили, что торговля продовольственными товарами в ЦУМе не предусматривалась, поскольку в районе пешеходной зоны «Арбат» продуктовых магазинов достаточное количество. Так, на улице Пушкина от дома № 2 до дома № 14 для горожан открыты пять  продуктовых магазинов. На улице Горького — один магазин, на улице Калинина — три магазина. И это не считая самого Центрального рынка. Такое скопление торговых точек на одной территории называется «шаговой доступностью».

Город у нас небольшой, и в каждом его районе расположен не один, а несколько продовольственных магазинов. Помимо этого, нынешней осенью на улице Советской планируется открытие большого супермаркета, где можно будет приобрести от товаров и продуктов первой необходимости до деликатесов».

arbatМежду тем автор писала не о том, что продмагов в центре мало. Их действительно здесь хватает — небольших магазинов и других мелких торговых точек типа рыночных лотков. А вот добротного, цивилизованного магазина-супермаркета или большого универсама центру города явно не достает. И строящийся супермаркет на улице Советской вряд ли можно будет считать магазином «шаговой доступности».

Промтоварных торговых точек, включая рынок в центре города, тоже достаточное количество. Но тем не менее на одном «Арбате» уместилось пять торговых центров. И уж одному хорошему продовольственному магазину — не магазинчику — места на «Арбате» или близ него можно было найти. Но такую инициативу никто не проявил — ни местные власти, ни предприниматели. Так что тему эту редакция «БШ» продолжает считать открытой.

Фото Олега ЧЕРНОМАЗА

Читатель ностальгирует

Грустный юбилей

Недавно узнала, что в Бире сгорела школа. Наша родная старенькая школа, которая в этом году должна была отметить столетний юбилей.

Последний школьный юбилей мы отмечали в октябре 2001 года. Даже не ожидали наши учителя, что столько выпускников приедет на этот праздник. Много лет директором школы работала Татьяна Фёдоровна Красовская, её любили и обожали ученики. И когда выпускник школы, известный доктор Анатолий Малышев встал перед ней на колени с букетом цветов, это тронуло всех до слёз.skol

Старая бирская железнодорожная школа № 152 дала путевку в жизнь сотням учеников. Многие получили потом высшее образование, стали учителями, врачами, учеными, защитив диссертации.

Когда школу закрыли, мы думали, что здание сохранят. Но его просто бросили, а потом случился пожар и …

Грустно, что так всё получилось, и что нам, выпускникам, уже не придётся встретиться в родных школьных стенах. Но мы будем помнить тебя, школа, помнить своих учителей, своих школьных друзей. Ты останешься у нас в душе.

Светлана Албитова, ветеран педагогического труда

 

Читатель возмущается

И едва прикрыта…

Еду недавно в автобусе. Кондуктор — молодая девушка — одета так, как будто только сейчас с пляжа. Интересно, когда принимают людей на такую работу, они проходят какой-то инструктаж?

Иду по улице. Навстречу две девушки — милые, симпатичные. Но одежда на них такая, что, как в стихотворении у Некрасова, «едва прикрыта грудь». Понимаю — лето, жара, но не до такой же степени обнажаться!

Не хочется быть занудой, но добрый совет таким полуобнаженным натурам все же дам: оставайтесь, девушки, загадками для мужчин. Не раскрывайтесь до конца.

Мария ПАРХОМЕНКО, ветеран труда

 

Читатель просит помочь

Пока не обвалился потолок

Приехала на каникулы в родное село Будукан. Вечером решила пойти на дискотеку, а клуб закрыт. Вот так да! Звоню знакомым девочкам — узнать, что же произошло? Оказывается, он уже год как закрыт — ни дискотек там, ни праздников, ни других мероприятий не проводится.

Почему же закрыли единственное место отдыха? Выяснилось, что потолок и крыша здания находятся в аварийном состоянии, поэтому ничего проводить там нельзя. А денег на ремонт найти не могут.

Молодежь между тем слоняется вечерами по улицам с бутылками пива и сигаретами в руках. Подростки совсем отбиваются от рук. Культурную сторону их жизни негде развивать. Нет ни кружков, ни секций, ни танцев.

Обидно за родное село, где жизнь, и не только культурная, угасает на глазах. И от лица молодежи я обращаюсь к администрации Бирского поселения и Облученского района — неужели за год нельзя было найти возможность и средства на ремонт потолка? Не верю!

Светлана БУДОВА, с.Будукан

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *