Что успеет сельский фельдшер

Что успеет сельский фельдшер

Олега Черномаза

В пригородном селе Раздольном Светлану Казакову знают в каждой семье. Она фельдшер, готовый в любое время оказать первую помощь маленьким и взрослым пациентам.

– Мне с детства хотелось лечить людей, и я для себя никогда другой цели не ставила. Я не выбирала профессию, она выбрала меня сама, – говорит фельдшер из села Раздольного Светлана Казакова (на снимке).

И в годы юности, не говоря про сегодняшний день, Светлана знала, что работа в городской поликлинике, куда ее звали, и в маленьком ФАПе очень сильно отличается. Одно дело, когда можно воспользоваться диагностической аппаратурой, сделать лабораторные обследования для уточнения диагноза, и совсем другое, когда медик остается один на один с пациентом и его болезнью, а в его руках, кроме тонометра, ничего нет – ни флюорографа, ни аппарата УЗИ, ни электрокардиографа, и можно полагаться лишь на собственные знания и опыт. При этом городское лечебное учреждение местом работы она не выбрала. Почему? Светлана Ивановна как раз и хотела быть сельским фельдшером, потому что сама выросла в селе и надеялась лечить сельских жителей. Так все и вышло.

Оказывается, не только она сама, но и ее отец мечтал, чтобы дочь стала медиком. Когда мечта не одна, а сразу две, разве они могут не исполниться? После восьмилетки девушка без раздумий отдала документы на фельдшерское отделение областного медицинского училища. Сейчас, имея 25-летний стаж работы по этой специальности, Светлана Ивановна может утверждать, что в нашем медколледже, которое во времена ее юности именовалось медицинским училищем, хорошо учат, только практики маловато. К сожалению, рядом с ней никогда не было более опытного специалиста, хотя на первых порах это бы не помешало. Бросили в воду – выплывай. Теорию она знала хорошо, но в трудной ситуации важно не растеряться самой, проявить самообладание, сделать все для спасения человека. Для этого надо иметь не только знания, но и определенные качества характера. У юного медика они были. Проработав в ФАПе много лет, Светлана Казакова может сказать, что собранность, организованность, умение быстро принимать решение сельскому медику нужны всегда. А трудные ситуации могут возникнуть не только у начинающего специалиста, но и опытного медработника. 

– У одного из дачников укус пчелы вызвал тяжелую аллергическую реакцию, – рассказывает случай из практики Светлана Ивановна. – Мне позвонила соседка пострадавшего, сообщила, что мужчине плохо, у него развился отек слизистых, а это очень опасно. Спрашивает: «Вы на месте?», сообщает, что сейчас приедут. А куда пострадавшему за руль? С другой стороны, если я пойду к пациенту, а идти далеко, то могу не успеть. Они решили ехать. Когда подъезжали к ФАПу, мужчина уже не видел дороги, и спутница ему подсказывала, куда поворачивать. Мы вдвоем вывели его из машины. Мужчина задыхался. Быстро ввела ему внутривенно несколько противоаллергических препаратов. Диктовала женщине, которая помогла его спасти, что нужно сказать диспетчеру скорой помощи. Когда бригада приехала, пострадавший уже вышел на своих ногах. 

Жизнь на кончике иглы – так медики говорят про внутривенные инъекции. Жизнь сельских пациентов нередко зависит от своевременных и точных действий медицинского работника, который находится рядом и способен за считанные минуты принять правильное решение и ввести нужный препарат, выполнить другие действия. А за всем этим стоят опыт и профессионализм.

Другой случай. Пожилая женщина вызвала медика зимним вечером. Пришла с другого конца села, сообщила, что у мужа сердечный приступ. У нее самой – бронхиальная астма. 

– Темно, холодно. Идем быстрым шагом, почти бежим. Вдруг у нее начинается приступ удушья. Что делать? – вспоминает Светлана. – Мы были рядом с автобусной остановкой, и мне пришлось прямо там сделать внутривенный укол. Это было трудно – набрать жидкость в шприц и найти вену. Приступ удалось снять. А без нее я бы не попала в дом – там огромные собаки. 

Злые собаки, огромные заборы – это еще не все «прелести» профессии. Есть такие жители, которым не только на собственное здоровье наплевать, но и жизнью детей не дорожат. Взирать на это равнодушно сельский медик не вправе. Ей приходится буквально заставлять нерадивых мам приводить детишек на прививки и первичное обследование.

На самом деле работа фельдшера состоит главным образом не из экстренных вызовов, – все же это не скорая помощь, – а из плановых действий. Это прием пациентов, такие профилактические мероприятия, как вакцинация, диспансеризация. Кстати, опыт работы на «скорой» у Казаковой тоже есть.

– Если вечером, ночью что-то происходит – берешь сумку вызовов и выходишь. Независимо от того, что ты сейчас делаешь, есть ли у тебя дети, муж – закрываешь глаза на свои проблемы и идешь по вызову, – признается медик. 

Светлане приходилось и роды принимать, хотя она не акушерка – такая у нее работа. А пациентов у нее примерно 370 человек, из них около ста детей – столько в Раздольном жителей. Летом народу прибавляется за счет дачников. Поскольку в селе находится женский монастырь, фельдшеру иногда приходится сопровождать крестные ходы. 

– Профилактическое направление – главное в моей работе, – убеждена Светлана. – Например, как мотивировать пациента на прохождение диспансеризации? Есть люди ответственные, обязательные, с ними легко – сказала, что надо, и человек делает. А я оформляю первичный пакет документов и выписываю направление к врачу. Но немало таких жителей, которые относятся к своему здоровью наплевательски. Некоторые считают, что у них все в порядке. На самом деле болезни подкрадываются незаметно. Приходится и убеждать, и уговаривать, иногда и пугать.

– А вам приходилось за эти годы выезжать за пределы области? – спрашиваю Светлану Ивановну. 

– Ни разу. Вот сейчас я в отпуске. А по плану нужно сделать прививки детям и взрослым. Детей надо взвесить, измерить. Есть хронические больные, лежачие, их надо навестить. Позвонил человек – и даже в голове не возникла мысль, что ты в отпуске. Сложно заниматься чем-то дома, что-то планировать, так что отпуск – это не событие. Почему-то в этот момент все начинают лечиться,– отвечает она.

Тем не менее сельский фельдшер признается, что за все эти годы ей ни разу не пришло в голову пойти работать продавцом, кондуктором, почтальоном или кем-то еще. Она занимается любимым делом, а разве можно мечтать о большем? Она работает в сельском ФАПе, как и мечтала, ей хотелось иметь высшую категорию, и она ее добилась, хотя это было не просто, потребовалось приложить усилия. 

Светлана, наверное, счастливая женщина – работу, требующую полной самоотдачи, ей удается совмещать с ролью жены, матери, хозяйки дома. Из чего можно сделать вывод, что у нее понимающий муж и хорошие дети. 

– Все, чего можно было бы желать в жизни, у меня есть, – призналась она. 

С Виктором Казаковым они учились в одном классе. Он отслужил в армии, и молодые переехали из Кирги сюда, в Раздольное, – в фельдшерско-акушерском пункте освободилось рабочее место. 

Кстати, Светлане не надо тратить время, чтобы добраться до работы. Половина деревянного дома по улице Трансформаторной – жилье семьи Казаковых, во второй половине размещается ФАП. Достаточно открыть калитку – и ты уже на работе. 

Они с Виктором вырастили трех дочерей. Старшей Алене 25, она окончила вуз и работает по специальности, двадцатилетняя Анастасия работает и учится. Младшей Марине 16. О дочках Светлана Ивановна говорит с гордостью, особенно о младшей, которая к окончанию девятого класса получила удостоверение пожарного-спасателя, знает основы реанимации, не растеряется в чрезвычайной ситуации, может оказать первую помощь. Конечно, маме хочется, чтобы она стала медиком. 

Село пригородное, это облегчает задачу медицинского работника. Если немедленно требуется специализированная помощь, пациент успеет ее получить. К тому же в последние два-три года изменились к лучшему условия работы сельского медика. Если раньше все вызовы обслуживал фельдшер, он же решал, нужна ли госпитализация, то сейчас «скорая помощь» выезжает по первому требованию любого больного. Никакого сравнения с девяностыми, когда Света только начинала работать. Телефонная связь была плохая, и приходилось идти пешком в Киргу на железнодорожную станцию. Там дежурный по станции вызывал по рации «скорую помощь» или дежурного врача районной больницы.

– Тогда, – вспоминает фельдшер, – не было разового инструментария, как сейчас, и надо было стерилизовать стеклянные шприцы. Она это делала после обслуживания вызовов, потом предстояла пробежка в Киргу, на железнодорожную станцию. Возвращалась на чем придется, иногда за полночь.

Кроме медицинских, фельдшеру порой приходится решать хозяйственные проблемы. Например, если протекает крыша ФАПа, как узнать, сколько нужно восьмиволнового или шестиволнового шифера, чтобы ее перекрыть? Задачка полегче – сколько банок краски потребуется на ремонт? 

Иногда пациент нуждается в социальной помощи, не может за собой ухаживать, и Светлане приходится растопить печь, принести воды, переодеть больного, связаться с его родственниками. Вместе с тем сельские медики не остаются один на один со своими проблемами. ФАПы Биробиджанского района, например, входят в состав Валдгеймской ЦРБ, взаимодействуют с ее врачами, координируют с ними свою работу. 

Спрашиваю собеседницу, была ли у нее ситуация, когда она растерялась?

– Позволить себе растеряться не могу, а трудных случаев было много, – ответила Светлана. – Приходилось вызывать бригаду скорой помощи. Бывало, что картина заболевания либо нетипична, либо характерна для нескольких заболеваний. Тогда выручат аппаратная диагностика или опытный врач.

Светлана Ивановна рассказала, что на курсах повышения квалификации познакомилась с коллегами из отдаленных сел области. Некоторые работают в фельдшерско-акушерских пунктах, уже находясь в преклонном возрасте. «Почему же вы не уходите на пенсию?» – задала она вопрос семидесятилетнему медработнику. «Жалко односельчан, – ответила та. – Если я закрою двери ФАПа, никто не придет на мое место».

Кадровый голод, как ни странно, испытывают не только отдаленные ФАПы – закрыты фельдшерские пункты и в ближних к областному центру селах. В Кирге, например, нет фельдшера. Надо ли говорить, что как в Биробиджанском, так и в других районах автономии ценят преданных своим пациентам работников сельских ФАПов. По словам руководителей Валдгеймской центральной районной больницы, Светлана Казакова – один из лучших фельдшеров района. Ко Дню медицинского работника ей обычно вручают Почетную грамоту или Благодарность, денежную премию. А для самой Светланы Ивановны лучшая награда – когда пациент выздоровел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *