Чья бы корова мычала…

Чья бы корова мычала… - Молодые герефорды и коровы чёрно-пёстрой породы на пастбище.

Анатолия Клименкова

Молодые герефорды и коровы чёрно-пёстрой породы на пастбище.

Как стать «двигателем» животноводства в отдельно взятом селе

Животноводческое хозяйство Амирбека Расулова в Найфельде — самое крупное и самое молодое в округе. И фермер, когда-то приехавший в Еврейскую область из Таджикистана, уверенно чувствует себя на земле Приамурья.

«ТАДЖИКСКИЙ ДВОРИК»

Ферма А.Расулова расположена в конце центральной улицы посёлка. Верная её примета, по которой можно найти хозяйство, — водонапорная башня прямо по курсу, новый голубой забор, а перед воротами — магазинчик и вывеска, извещающая, что здесь продаётся комбикорм для крупного рогатого скота.  Чуть впереди — залив Биры. Красота и чистый воздух, без специфического «аромата» фермы даже в июльскую жару.

Ферма Амирбека Расулова здесь находится с 2009 года. На территории, в загончиках, козы с овцами, куры с утками (обычными и цветными индоутками), по двору важно бродит гигантский индюк — редкая птица на приамурских подворьях.

Но, оказалось, что вся эта живность относится к подсобному хозяйству… рабочих, проживающих при ферме постоянно.

— На ферме восемь рабочих. Пятеро — из местных жителей, трое — мои земляки, из Таджикистана, — поясняет Амирбек Расулов.

Основа хозяйства самого Амирбека Гайоровича — стадо крупного рогатого скота мясного направления. Его земляки-рабочие, что называется, живут «на производстве» в одном из зданий на территории фермы, поделенном на три комнаты для трёх человек. Расулов поясняет, что после своеобразной годовой «вахты» мужчины выезжают на родину на два-три месяца, потом возвращаются. Некоторые рабочие говорят, что подумывают окончательно перебраться из Средней Азии на Дальний Восток, принять российское гражданство.

— Сколько сейчас на ферме голов скота? — спрашиваю фермера.

— Когда начинал хозяйство — купил сто десять голов герефордов. Сегодня уже полторы сотни. Стадо сейчас на выпасе, здесь только молодняк и приболевшие животные, — говорит Расулов.

— А падёж среди молодняка был? — спрашиваю фермера, памятуя неудачи его коллег в других районах, у которых погибли десятки молодых породистых животных, приобретённых в кредит  за большие деньги в Австралии.

— А я австралийских покупать не захотел! — отвечает хозяин стада. — Шестьдесят животных я приобрёл в Смидовиче, ещё пятьдесят — в Башмаке. Это тоже породистый скот, но уже адаптировавшийся к здешнему климату. Поэтому проблем с падежом молодняка удалось избежать. Ещё есть 120-130 голов овец, баранов и коз. Их также приобрели  в местных хозяйствах и держим на мясо.

RasulovАмирбек Гайорович чувствует себя на биробиджанской земле вполне уверенно. По образованию он инженер-дорожник, окончил политехнический институт в Воронеже, на Дальнем Востоке с 1992 года. В Биробиджане занимается продажей комбикормов для сельскохозяйственных животных и логично от  этой торговли перешёл к вложениям в производственный сектор.

— А почему ферму оборудовали в Найфельде, а не поближе к областному центру, например, в Валдгейме? — спрашиваю хозяина.

— Найфельд тоже недалеко от Биробиджана — порядка сорока километров, — отвечает Расулов. — Я ведь по второму образованию экономист-аграрник, уже в Еврейской автономной области окончил филиал Амурского аграрного университета. Когда подбирал место для фермы, увидел, что здесь хорошие выпасы, сенокосы, богатая кормовая база. Грубые корма можно не только для своего хозяйства заготавливать, но и на продажу.

Для этого Амирбек Расулов купил весь необходимый комплекс оборудования: косилку, грабли, пресс, машину, пакующую сено в рулоны. Техника, правда, не новая, но её в хозяйстве хорошо восстановили. Расчёт — отработает  года три, купим и новую. На импортные машины, пакующие сено в непромокаемую плёнку, предприниматель не польстился: говорит, машина такая дорогая, что сено выходит значительно дороже. Нерентабельно. Сейчас бригада из трёх человек с вагончиком для жилья уже выехала косить траву на заливные луга. Заявок на хорошее сено много — со всего Биробиджанского района и из личных подсобных хозяйств Биробиджана. Под навесом прессованное в рулоны сено сохраняется тоже хорошо.

Я НЕ БОЛЕН — ЖАЛОБ НЕТ

— Из местных жителей, работающих сейчас у меня, есть специалисты, которые работали ещё в прежнем совхозе. Так что люди свою работу знают, — удовлетворён хозяин фермерского подворья.

Немного подумав, добавляет: «Правда, проблема с местными жителями бывает одна — некоторые выпить любят. Но при приёме на работу я сразу предупреждаю под расписку: запил на работе — расстаёмся немедленно! И как видите, могут люди работать».

Кредиты на приобретение скота фермер брал два года назад в областном филиале «Россельхозбанка» под 16 процентов годовых, на корма — субсидии. Уверяет, что с организационной частью бизнеса у него проблем не было. «Ни с землеотводом, ни с арендой не было проволочек, — уверяет Амирбек Гайорович. — Тех, кто хочет заниматься мясным животноводством, поддерживают все — от администрации поселения и района до крупных чиновников в правительстве области. Я за ними не бегаю, иногда мне звонят с предложениями».

Честно говоря, фермера, который совершенно не жалуется на чиновников, погоду и кредиты, я встретил впервые. Но у Расулова свои аргументы.

Два года назад он взял в аренду территорию бывшей молочной фермы совхоза «Петровский». Совхоза и той его фермы давно нет, но сохранившаяся инфраструктура позволяет начать новое хозяйство не на голом месте. К тому же ферма очень удобно расположена — на окраине посёлка, стадо, идущее с пастбища, не проходит по улицам, помечая свой маршрут жёлтыми лепёшками…

— Территорию фермы пока арендую. Возвёл здесь четыре постройки, сейчас готовлюсь выкупить ферму — земли недорогие, мне купить их выгодней, чем платить ежегодную аренду.

И всё же пожелания по кредитованию у фермера есть. Например, существующие «короткие» кредиты на приобретение кормов не совсем удобны для фермеров, занимающихся мясным животноводством. Это свинья растёт менее года и готова на забой. Крупный рогатый скот растёт в два раза медленней. А чтобы дождаться воспроизводства стада, нужно ещё больше времени. Сейчас в хозяйстве Расулова впервые появились стельные коровы. Когда же пойдут на мясо бычки от них? А кормить всё стадо надо каждый день…

«Мне легче тем, что я сам продаю и заготавливаю корма, значит, мне они достаются без лишней «накрутки». У меня есть другой бизнес, который помогает поддерживать развитие нового. Другим людям, конечно, сложней», — откровенничает Амирбек Гайорович.

И высказывает предложение: «Для молодого хозяйства мясного направления нужны кредиты под иные условия — лучше на три года. Когда продукция — мясо — будет идти с фермы постоянно, можно переходить и на годовые кредиты».

Вот такая получается сельская арифметика. Может быть, поэтому некоторые  коллеги-фермеры Расулова решили свернуть животноводство и переключиться на выращивание сои? Тут, конечно, зависимости от погоды куда больше, чем в мясном животноводстве, но и оборот быстрей. Поэтому, как на более стабильный вариант фермерства, Расулов смотрит на создание со временем молочной фермы. Скот для неё тоже собирается закупать местный, считая подходящей чёрно-пёструю породу. С австралийскими бурёнками, дающими на родине невиданные для России надои, не  рискует связываться.

«Хотя, говорят, собираются завезти в ЕАО дойных коров из Канады. Возможно, они значительно лучше у нас акклиматизируются. Тогда, может быть, пополним стадо «иностранками», — шутит Амирбек Гайорович. В ближайших же планах — открытие осенью этого года собственной торговой точки в Биробиджане, где будут продаваться говядина и баранина собственного же производства.  Опять же — фермер уходит от посредников-скупщиков. «Мраморное» мясо герефордов ценят в крупных городах Дальнего Востока, но биробиджанцы пока его особо не знают. Наверное, пора познакомиться поближе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *