Дама под вуалью

Дама под вуалью

Ваш пропуск в мир шоппинга, любви и красоты!

Это сладкое слово SALE 

Лето еще  не закончилось, а магазины, бутики и универмаги спешат порадовать своих покупателей новой осенней коллекцией одежды. Кто вперед  выставит новую? Но уж если ты первый, то можешь смело заявить: «Возьмите у нас, только у нас. Мы — первые, с нами первыми станете и вы!»

Покупатель видит только конечный результат – переполненные прилавки. А теперь представьте, специально для нас дизайнеры, модельеры и портные трудились над коллекцией одежды и обуви «Осень-зима 2013». И вот коллекция уже готова (а она готова, не сомневайтесь!), ждет своих счастливых обладательниц. 

013Но летние платья, шорты, майки, юбки и босоножки все еще лежат, скучают, ждут на прилавках, что и за ними придут тоже. Где же вы, барышни, почему за нами никто не приходит? 

Так и лежали бы вещи уходящего сезона, наверное, осиротело на витринах. Но!!! Однажды один добрый человек понял, что гораздо выгоднее — не жадничать, а взять и снизить цену на залежавшийся товар, тогда его быстрее раскупят. Суровая правда: кому нужно летнее платье зимой? Правда жизни: а это смотря за какие деньги… Маркетинг, что не говори, тоже наука. В основном о женской психологии…

Она нерешительно топталась на месте, ждала своего часа, дышала в спину, наступала нам на пятки. То на одном магазине, то на другом загорались вывески: «Распродажа!», «50%», «70%». А теперь (присядьте, чтобы не упасть)  — «90%». Апофигей!!! Тотальная сезонная распродажа!!! Эй, кто там еще не успел купить себе новые босоножки к любимому платью? А любимое платье у вас уже есть? Торопитесь, сейчас вы можете себе позволить то, на что вы всё лето молча облизывались. Ведь лето еще не закончилось — факт! А баловать себя в любой сезон так приятно…

Эх, хорошее настало времечко! Мы еще не успели прийти в себя от новой осенней коллекции, а тут… вся летняя – почти даром, сюрпризом на будущий год. Здорово! И теперь никакой мужчина нам не помеха: за смешные деньги он  слова не скажет. Пусть он думает-тешится пока, мой дорогой: мол, в следующем году не станет канючить: «Мне нужна новая сумочка, новое платье, новые туфельки под них…». Эх вы — мужики. Вы серьёзно в это верите? Тем лучше для нас…

Вы еще читаете эту статью? Ё-моё, а я-то думала, вы уже побежали по магазинам. Чувствуете, как чешутся ваши пяточки, как колотится сердечко? Пока вы тут рассуждаете, пиджачок вашего размера забирает какая-то модница. Всё-таки прибыльное место — Биробиджан. Здесь люди любят и умеют одеваться красиво. Позвольте лишь дать совет: сначала хватайте всё подряд, а вот прежде чем купить, немножко подумайте: вещи не должны потом лежать грудами в шкафу, их нужно НОСИТЬ!

И лучше всего покупайте со скидкой то, о чем давно мечтали, но на что никак не хватало времени и средств. Не нужно идти на поводу у  Ее Величества Распродажи, нужно использовать её для своих капризов. Иначе ни один мужчина не расплатится за все ваши капризы. Вам ведь не нужно бюджетных потрясений?

Маргарита СТРАННИК

Я шью и ношу, что хочу!

Для отдыха биробиджанский менеджер садится за… швейную машинку

Ольга Непомнящая учится в Приамурском госуниверситете    им. Шолом-Алейхема на менеджера. Вроде бы вполне обычный выбор профессии для современной горожанки.  Но очевидно, в душе она — модельер. Оригинальные платья и костюмы Ольга шьёт для себя и знакомых, а с некоторых пор — и сценические костюмы для популярной в Биробиджане шоу-группы. Вполне профессионально, несмотря на образование «не по профилю». Сотни зрителей видят на сцене изготовленные её руками экзотические костюмы, но ещё одна важная героиня красочного шоу остаётся для них «невидимкой».

— Ольга, с чего началось твоё хобби? Может быть, ты так готовишься к открытию собственного дела в скором будущем?

— Всё началось с обычных уроков труда в школе. У нас была замечательная учительница — Алевтина Васильевна, которая смогла нас, девчонок, очень заинтересовать швейным делом. Конечно, в магазинах почти всегда можно отыскать вещь по вкусу, по сезону и ту, которую НЕПРЕМЕННО хочется надеть. Но разве самая удачная покупка сравнится по ощущениям с шедевром собственного изготовления, оригинальным на все сто, какой НИКТО НЕ КУПИТ? 

Мы занимались шитьём вплоть до одиннадцатого класса, и всё это время наша учительница нас поддерживала и помогала. Очень большие проблемы у меня были с выкройками, но она всегда терпеливо объясняла и помогала исправлять ошибки. Позже я начала шить сама, по выкройкам из журналов, потому что было интересно этим заниматься. А в итоге это переросло в хобби, в которое можно погрузиться с головой, самовыразиться. 

— А когда ты начала шить вещи не только для себя, а для других людей?

— Первым опытом для меня стала зимняя одежда для своей собаки. А вообще начиналось с того, что я бралась только подшивать одежду. Знаете, такая мелочь, но 88частенько необходимая даже для новой вещи. Потом сшила маме юбку. Ну а затем очередь дошла и до подруг. Они видят меня в сшитых мною юбке, например, или кофте и всегда задают два вопроса: «Ты сама это сшила? А мне сошьёшь что-нибудь?». Значит, эта штучная работа привлекла их внимание. Обычно я отшучивалась, но в последнее время берусь за такие дружеские заказы. На самом деле, шить для других намного сложнее, чем для себя. Не знаешь, какой хочет видеть вещь, её детали заказчик, как она сядет на его фигуру, понимаешь, что конечный результат будет немножечко не таким, как первоначальная идея. Всё это создаёт огромные проблемы. Но пока все мои «клиенты» довольны, вещи носят с удовольствием.

— Не смущает, что вещи на картинке и на теле получаются разными?

— Нет, я к этому готова и всегда заранее предупреждаю людей. Я точно знаю, что получится либо хуже —  и тогда вещь надевается пару раз и забрасывается в дальний угол, либо получится лучше —  и тогда вещь долго радует глаз. Не бывает идеальных результатов, потому что в голове — одно, на выкройке  уже совсем другое, а в итоге может получиться даже не то, чего ждёшь, но далеко не всегда со знаком минус. Надо искать творческое решение возникающих технических проблем.  

— А не случалось такого, когда в процессе работы понимаешь, что вещь, над которой долго корпела, безнадёжно испорчена?

— Такого у меня ещё не было. Случаются разные казусы, когда я могу начать шить другими нитками или соединяю не те края выкроек,   но обычно я всегда нахожу способ исправить оплошность. Иногда это даже придает будущей одежде ещё большую оригинальность. 

— Кстати, об оригинальности. Я помню, как ты шила костюмы для  танцевального коллектива «Авансцена». И довольно непростые. Хотя ты всё пытаешься меня уверить, что занимаешься портновским искусством исключительно любительски и «по дружбе». Расскажи немного об этом.

— Сценические костюмы  — это вообще что-то такое, что не вписывалось в мои понятия о шитье, пока сама с этим не столкнулась. Здесь, я думаю, две большие проблемы: идеи и люди. Уже придуманную модель костюма на каждого человека нужно переделывать, чтобы у него не возникало никаких неудобств. А это значит, что выкройки на каждого человека делаются так же отдельно.

С тканью тоже возникают проблемы: если она красивая  — не значит, что она практичная. Костюмы очень модифицируются в процессе пошива, потому что «голая» идея, как таковая, не пригодна для немедленного использования. Где-то я укорачиваю юбки, чтобы они во время движения не мешали танцорам, где-то меняю фасон верхней части костюма. В этом деле нужно учитывать многие нюансы. Ведь это не просто нарядная вещь «на выход», а сценическая одежда, одежда для работы артистов. Она должна не только красиво выглядеть со сцены, но и обеспечивать предельный комфорт для танцора. Я всё заранее обговариваю с руководителем творческого коллектива, предлагаю ему, как лучше переделать вещь, чтобы она не сильно отличалась от оригинала, и только потом приступаю к работе. 

Ещё меня тогда очень испугало количество костюмов, которые требовалось пошить, —  пятнадцать штук! А это море работы и сотни клочков ткани, которые нужно превратить в мелкие детали на костюме. Это со стороны все выглядит как пустяк,  на самом деле — это очень кропотливый труд. 

— Но этот кропотливый труд тебе нравится?

— Да, конечно. Когда я занимаюсь шитьём, я ухожу в себя, абстрагируюсь от всего окружающего и полностью отдаюсь тому, что делаю. Здесь я делаю,  что хочу. В это время я живу идеей сделать новую вещь, даю волю воображению и получаю немалое удовольствие. А если сшитая тобою вещь нравится тебе или заказчику,  я как будто самоутверждаюсь и верю, что действительно неплохо шью.  А ещё это успокаивает. Несмотря на шум швейной машины, я в этот момент… отдыхаю. 

— Как ты относишься к модной одежде, которая продается в магазинах нашего города и которую чаще всего выбирают биробиджанки?

— Иногда я смотрю на «модных» молодых людей и думаю: «Зачем они это надели? Есть хоть какой-нибудь вкус у человека?». Я не скажу, что отношусь ко всей продаваемой одежде плохо, но есть вещи, которые действительно сделаны без вкуса и качества. И почему-то ещё куплены! Поэтому себе я многое шью сама. Иногда в магазине мне нравится какая-нибудь кофточка, но у неё не тот рукав, какой мне бы хотелось, или в ней есть деталь, которая визуально портит вещь. Я могу походить по магазинам, посмотреть на варианты, а дома сшить кофту, которая чем-то будет похожа на ту вещь из магазина, но ЭТА будет сделана специально для меня. Хотя бывает по-всякому: иногда проще купить одежду, а иногда  сшить самой. 

— Тебе, как вольной швее и модельеру, наверное, интересны крупные модные показы?

— Это не совсем так. Я иногда не понимаю, зачем это делается тем или иным кутюрье, если потом именно эти вещи никто никогда не будет носить. Я прекрасно понимаю, что это их самовыражение и у них иная концепция… Но ведь от этого должен быть хоть какой-то толк! Есть, конечно, вещи, на которые смотришь и понимаешь: «Да, я бы это надела». Но в большинстве случаев это выглядит иногда даже смешно. В такие моменты я вспоминаю фразу из фильма «Коко Шанель», сказанную главной героиней: «Носить нужно то, что нравится, а не то, что модно». Я согласна с этим, ведь лучше быть индивидуальным, чем быть «модным». Последнее ведь означает всего-навсего «быть как все».

Ирина КРАСИЛЬНИКОВА             

 

Фото Олега ЧЕРНОМАЗА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − тринадцать =