Дать заказникам покой

Дать заказникам покой

Анатолия Клименкова

С претензией обратился к нам А.Н.Феоктистов (в ведомстве его управления находятся все пять заказников ЕАО)

27 марта с.г. в нашей газете была опубликована моя статья «Пилой по заказнику». В ней говорилось о том, что работниками лесной службы ЕАО проводятся санитарные рубки (один из видов ухода за лесом). В частности, сообщалось, что в природном заказнике «Чурки», в его южной зоне, ведется сплошная вырубка древостоя, пройденная ранее лесными пожарами. На отведенной деляне общий объем подлежащей рубкам древесины составляет 1682 кубометра. Спиленные осины и дубы разделывают на чурки и продают местному населению как печное топливо. В это же время лесники ведут работы, связанные с рубками древостоя, еще на нескольких участках этого заказника, а также в заказнике «Ульдуры». Автором подчеркивалось, что санитарные рубки и другие виды ухода проводятся на законных основаниях по показаниям лесопатологов. Однако при этом возникает резонный вопрос: почему санитарным рубкам подвергаются заказники, которые являются зонами особой охраны, защиты и покоя, а в то же время в урочищах лесного фонда на местах пожарищ остаются неубранными сотни тысяч кубометров поврежденной в разной степени огнем древесины? Кроме этого в лесфонде образовались в последние годы огромные массивы усыхающих на корню хвойных деревьев — ели и пихты. Их также необходимо убирать по санитарным признакам. По личному убеждению автора, санитарные рубки в заказниках — это наименее затратный способ получить экономическую выгоду от продажи древесины. Во всяком случае, острой необходимости вторгаться в заказники с пилами, грохочущей техникой нет.

Через несколько дней после этой публикации редакция получила официальные письма от начальника областного управления по охране и использованию объектов животного мира А.Н. Феоктистова, а также начальника областного управления лесами М.Г.Сироткина.

Вот с какой претензией обратился к нам А.Н.Феоктистов (в ведомстве его управления находятся все пять заказников ЕАО). В статье, пишет он, В.Горелов ссылается на мой комментарий, в котором дословно изложено: «Руководитель охотуправления ЕАО Алексей Феоктистов также считает, что лесники, работающие в заказнике, озабочены не санитарным состоянием его флоры. У них сугубо коммерческий интерес». «Автор статьи свое мнение выдал как мое. Я таких слов не говорил и оснований для этого у меня не было… Являясь руководителем органа исполнительной власти области, я несу установленную законом ответственность за все свои комментарии и считаю подобный метод получения интервью недопустимым. Прошу вас опубликовать опровержение в той части статьи, которая мною приведена выше».

Уважаемый Алексей Николаевич! Действительно, слов о коммерческом интересе лесников вы не произносили. Такое предположение было высказано мною, но вы, между прочим, против этого не возразили. Я признаю свою ошибку и приношу вам искреннее извинение.

Однако считаю необходимым сказать следующее: в вашем письме в редакцию почему-то не оказалось даже намека на проблему, поднятую в статье «Пилой по заказнику», — такая ли уж острая необходимость вести на особо охраняемых территориях рубки, пусть даже и по закону. В Положении о заказнике «Чурки» (надеюсь, вы его тоже читали), в частности, прописано: «… запрещается движение и стоянка всех видов механизированного транспорта вне дорог общего пользования, кроме случаев, связанных с выполнением работ, направленных на сохранение, восстановление и воспроизводство природных комплексов и объектов…

— проведение выборочных рубок лесных насаждений и рубок ухода за лесом без согласования с органом… уполномоченным в сфере охраны окружающей среды», т. е. с вашим управлением. И такие согласования вами подписываются, но почему-то в кабинете, а не на месте предполагаемых рубок. Ведь там можно было бы наверняка отстоять от рубки какую-то часть древостоя — на то он и заказник, чтобы беречь там каждый кустик, каждое дерево. В данной статье есть и такие слова: «Алексей Николаевич выразил сожаление, что в управлении нет специалиста лесного хозяйства, который мог бы профессионально оценивать состояние каждого дерева, отведенного под санитарные рубки». Не могу выразить вам по этому поводу сочувствия — нет специалиста, так найдите его и введите в штат управления. Лучше всего, если это будет лесопатолог.

Попутно выскажу еще одно мнение. Общая площадь всех пяти заказников и около 20 памятников природы, приписанных к вашему управлению, превышает 300 тысяч гектаров. Охрану этих особых территорий и объектов осуществляют всего восемь инспекторов, а вот на охране федерального заповедника «Бастак» и его Забеловского кластера с суммарной площадью около 130 тыс. гектаров состоят 16 человек! Мало того что у инспекторов нищенская зарплата и более чем достаточно работы в заказниках, им еще поручена борьба с браконьерством почти на трех миллионах гектаров охотничье-промысловых территорий ЕАО. Говорить о высокой эффективности охотнадзора, увы, не приходится. Но это тема другой публикации.

Если А.Н.Феоктистов опротестовал в статье «Пилой по заказнику» только один момент, касающийся его лично, то начальник областного управления лесами М.Г.Сироткин в своем письме опроверг почти все, что изложено в этой публикации. Причем начал свое опровержение буквально с первой строки. Она звучит так: «21 марта отмечался Всемирный день леса… не берусь судить, как он прошел в других регионах, а в нашей области он прошел абсолютно незаметно…» Этими словами я высказал свое личное видение этого факта. М.Г.Сироткин с этим категорически не согласен и сообщил в своем письме, что в этот день в школах ЕАО прошло девять мероприятий по лесной тематике, а всего в марте 2013 года проведено 23 мероприятия с открытой формой анонсирования (23 мероприятия — это, конечно, здорово, а еще трогательнее — все они прошли «с открытой формой анонсирования»).

Безусловно, дети должны знать, что леса — это одно из главных богатств России, что ради гнездышка грача, как поется в известной песне, не надо рубить дерева сгоряча, что необходимо защищать лес от огня. И вообще, всячески беречь и приумножать это самое богатство.

А вот рассказано ли было школьникам о том, что дела в российском лесном хозяйстве настолько плохи, что в марте нынешнего года Всемирный фонд дикой природы объявил сбор подписей в защиту леса от вырубки, что в наших лесах царит беспредел? Под видом санитарных рубок древесину заготавливают в водоохранных зонах, природных заповедниках, заказниках. Бесконтрольно вырубаются ценные породы — дуб, ясень, кедр. В отдельных регионах России до 50% заготовленной древесины имеют нелегальное происхождение. Может, лесное хозяйство области не подвержено этим явлениям и остается самым благополучным в России? Наверное, школьникам следовало бы рассказать также о том, что в 2009 году, к примеру, в гослесфонде ЕАО прогорело свыше ста (100) тыс. гектаров леса. В вашем управлении, по мнению некоторых специалистов, одной из причин этой экологической катастрофы стала ликвидация к тому времени команды парашютистов, которая существовала в нашей области с 1940 года. Будь в ее полном составе 30 человек, таких потерь лес бы не понес. Конечно, к ликвидации этой команды вы не имеете отношения, однако признаков возрождения этой структуры, в отличие от других регионов, у нас не наблюдается.

А возьмем ситуацию с посадками лесов. До 90-х годов ежегодные объемы посадок в нашей области достигали пяти тысяч гектаров. Сейчас осиливаем кое-как 450 га. Эти мизерные объемы не покрывают даже в малой степени огромной убыли лесного фонда ЕАО от пожаров и рубок. Так надо спасать наши леса, как на этом настаивает Всемирный фонд дикой природы (WWF), или не надо?

Вернемся, однако, к опровержению. В нем М.Г.Сироткин, в частности, пишет: «Вся вышеуказанная информация, приведенная В.Гореловым, за исключением сведений о суммарных потерях древесины от природных пожаров и усыхании пихты и ели, не соответствует действительности»… В реальности положение дел с санитарными рубками следующее.

Сначала М.Г.Сироткин подробно рассказывает о смысле и назначении санитарных рубок, о том, кто их проводит, сколько получается неликвидной и ликвидной древесины, описываются другие технические и организационные подробности процесса. Все это заняло бы слишком много места в газете и едва ли интересно читателям. Нельзя не согласиться с опровержением той части газетной статьи, где неточно указано соотношение объемов рубок в заказниках и на прочих территориях лесного фонда. Эту ошибку я признаю, хотя смысл публикации совсем в другом: зачем идти с пилами, тракторами, автомобилями в зону особой охраны и покоя, если в этом нет крайней необходимости? Ведь М.Г.Сироткин не станет отрицать, что для санитарной уборки более чем полумиллиона кубометров древесины, потерянной только с 2008 по 2012 год, понадобится много лет. А ведь это не все потери древесины от возгораний предыдущих периодов и неизбежный отпад от предстоящих лесных пожаров.

Используя в качестве главного аргумента неточность автора в объемах рубок, М.Г.Сироткин заканчивает свое послание следующими словами: «Опубликованная в вашей газете статья содержит тенденциозную и недостоверную информацию, дискредитирует и унижает работников лесной службы области в глазах общественности, а также создает у людей неверное представление дел в лесном хозяйстве»…

Интересно, как это М.Г. Сироткину удалось выяснить, что статья «Пилой по заказнику» создала неверное представление у населения о работе лесной службы ЕАО? А его заявление о дискредитации и унижении работников лесной службы здравому объяснению вообще не поддается. Проблемами лесного хозяйства области как журналист я занимаюсь уже полвека. Лично знал и знаю множество настоящих профессионалов леса, людей благородных, честных, считающих себя ответственными за его благополучие. На эту тему мною написано множество позитивных публикаций.

Признаться, работая над статьей «Пилой по заказнику», не ожидал такой болезненной реакции от руководителя управления лесами. Я был убежден, что у нас в России гарантирована свобода слова и свобода печати и что каждый гражданин, в том числе и журналист, имеет право на собственную оценку любого события и может свободно высказывать суждение о нем. Стопроцентно согласен с недавним высказыванием Дмитрия Медведева о том, что такого варварского отношения к природе, как в России, не знает, пожалуй, ни одна страна мира. 

Кстати

На состоявшемся 11 апреля в Улан-Удэ заседании Госсовета Владимир Путин охарактеризовал положение в лесной отрасли России как критическое. По оценке президента, должностные лица, которые отвечают за развитие лесного сектора, не справляются с поставленными перед ними задачами. В ближайших выпусках газеты мы посвятим лесной теме очередную публикацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *