Дедушка еврейской литературы

Дедушка еврейской литературы

«БШ» публикует материал к 175-летию Менделе Мойхер-Сфорима

В 1936 году, когда в Биробиджане началось строительство здания областной библиотеки, ей заочно было присвоено имя основоположника литературы на идише, классика литературы на иврите и идише, выдающегося писателя Менделе Мойхер-Сфорима. Когда же в 1940 году объект был сдан в эксплуатацию, горожане ликовали по поводу торжественного открытия библиотеки имени… другого классика еврейской литературы — Шолом-Алейхема.

Почему местные власти вдруг изменили свое решение, теперь уже выяснить невозможно. Зато поговорить на эту тему с внучкой Шолом-Алейхема удалось недавно биробиджанскому краеведу Иосифу Бренеру, которому посчастливилось принять участие в виртуальном интервью с Бел Кауфман в канун ее столетия. Иосиф Бренер спросил наследницу великого писателя-идишиста, как бы отреагировал ее прославленный дед, узнав, что в Биробиджане произошла такая история с переименованием. Бел Кауфман, конечно, было трудно ответить на этот вопрос, но она напомнила, что Шолом-Алейхем с огромным почтением относился к Менделе Мойхер-Сфориму, очень любил и уважал его, и это нашло отражение в том, что именно Шолом-Алейхем назвал Сфорима «Дедушкой». Дедушкой еврейской литературы.

«Свидетельствую перед всем миром, — писал Шолом-Алейхем в канун 75-летия Сфорима, — что я увенчал Менделе Мойхер-Сфорима именем Дедушка. Это было четверть века назад. Тогда я был совсем еще юнец, «озорной внучек», как назвал меня Дедушка в одном из своих писем ко мне. С тех пор и пошло: Дед, Дедушка…»

Их знакомству, которое состоялось в 1888 году, было просто суждено свыше перерасти в верную дружбу двух сильнейших еврейских писателей, двух светлых умов, «дорогого, любимого, добрейшего Дедушки» и «верного, послушного во всем, преданного внука».

Благодаря именно этой дружбе мы сегодня имеем возможность читать прекрасные шолом-алейхемовские строки, в которых он со всей присущей ему добротой, юмором, нежностью описывает своего наставника и учителя, рисуя еще прижизненные портреты Менделе Мойхер-Сфорима: «Уж так повелось у нас: когда умирает, не будь здесь помянуто и не про вас будь сказано, большой человек, его начинают превозносить и прославлять… Я беру на себя смелость сказать, что это не только глупый обычай, но, если хотите, это даже в какой-то мере и несправедливо. Что толку возносить человека после его смерти? Почему бы ему не вкусить славы при жизни?.. Я хочу сделать приятное Дедушке и его многочисленным друзьям и почитателям и поделиться с ними одним из многих, многих моих воспоминаний о Дедушке…»

И если вы еще не знакомы с творчеством Менделе Мойхер-Сфорима, то проникнутые необыкновенной теплотой слова Шолом-Алейхема наверняка пробудят в вас и интерес, и огромную симпатию к Менделе-книгоноше:

«Если вы желаете близко познакомиться с Дедушкой, что-нибудь почерпнуть из беседы с ним, воистину насладиться его обществом, то знайте: это невозможно в избранном кругу, на банкетах, где осаждают тостами и оглушают аплодисментами и криками «ура»… Если вы хотите узнать Дедушку, уйдите с ним далеко-далеко за черту города, на вольную волюшку, под купол небес… Туда, туда пойдите с ним, там только вы познакомитесь с Дедушкой, там только вы узнаете его по-настоящему. Вы увидите перед собой и глубокого мыслителя, и своеобразного художника, и дитя природы… Он поведает прекрасное предание старины, бросит умную, острую еврейскую шутку… Он заставит вас и развеселиться, и задуматься. И вам будет с ним так хорошо, как никогда раньше, и будет вам обидно, почему вы раньше не знали его… Нет, Менделе Мойхер-Сфорим в жизни — это не тот Менделе Мойхер-Сфорим, что в книгах. Менделе Мойхер-Сфорим в жизни — сам книга».

Менделе Мойхер-Сфорим родился 21 декабря 1835 (2 января 1936) года в поселке Копыль Минской губернии. Его настоящее имя — Шолом-Яаков (Шолeм-Янкев) Бройде, по паспорту Соломон Моисеевич Абрамович. Он появился на свет в бедной семье, получил традиционное еврейское воспитание. В 17 лет написал свои первые стихи. В 1856 году он сдал экзамен на звание учителя и начал преподавать в казенном еврейском училище. В это же время увлекся публицистикой, печатался в еврейских газетах. В 1858 году Менделе Мойхер-Сфорим женился и переехал в Бердичев, где прожил 11 лет. Именно здесь писатель, первоначально творивший свои произведения на иврите, переосмыслил свое отношение к идишу, считавшемуся в то время народным, разговорным языком. Именно его творчество на идише знаменовало собой становление литературного еврейского языка.

В 1864 году в Одессе в еврейском еженедельнике «Коль мевасер» («Голос возвещающий») Менделе Мойхер-Сфорим опубликовал свою повесть на идише «Дос клейне менчеле» («Маленький человечек»). Эту дату принято считать началом существования классической еврейской литературы, а автора повести с тех пор называют основоположником литературы на идише.

Широкую известность Менделе Мойхер-Сфориму принесла его повесть «Ди кляче» («Кляча»). Происхождение «Клячи» поведал нам в своем одноименном рассказе Шолом-Алейхем — создатель лучших биографических повествований о достопочтенном Дедушке.

«Четыре еврейских писателя, из коих один поэт, уселись на зеленую травку, — описывает Шолом-Алейхем одну из загородных прогулок. — Дедушке, реб Менделе, уступили самое почетное место, а мы трое расселись вокруг него, как внуки или как ученики вокруг старого учителя, готовые слушать его поучения…

— Когда я забеременел «Клячей», — начал рассказ Дедушка…

Но тотчас же его, как обычно, перебили. Его засыпали вопросами.

— Дедушка! Откуда у вас взялась «Кляча»?

— Дедушка, какое произведение впервые было написано вами по-еврейски? Что привело вас к решению писать по-еврейски?

— Дедушка! Почему вы избрали себе псевдоним «Менделе Мойхер-Сфорим»?

Спокойно, с полузакрытыми глазами и улыбкой на губах, выслушал Дедушка все наши вопросы и, громко засмеявшись, ответил:

— Ну? Все? Больше ни у кого из вас вопросов нет? Если есть еще вопросы, давайте их сюда, пожалуйста, не стесняйтесь, дружно сыпьте в груду — это дело обычное…

Дедушка каждому дал обстоятельный ответ на его вопрос, никого, упаси бог, не обошел. Оказалось, что писать по-еврейски, то есть говорить с народом на его языке, Дедушку тянуло уже давно, задолго до того, как он посвятил себя еврейской литературе. А так как сорок лет назад писать по-еврейски считалось делом зазорным, тем более для него, молодого человека, «просветителя», о котором умные люди говорили — это, мол, растет второй Хаим-Зелик Слонимский, — первое свое произведение, «Маленький человечек», он тщательно скрывал и, чтобы никто не дознался об авторе, подписался именем некоего Сендерла-книгоноши (Мойхер-Сфорим) — подлинное имя человека, таскавшегося в ту пору со своей лошадкой и тележкой по окрестностям Бердичева, то есть знаменитого Глупска… Написал он «Маленького человечка» в течение трех дней, не более; полный страха и трепета, автор отослал свою рукопись в «Койл Мевасер» к Александру Цедербауму. Увидев на титуле «Сендерл Мойхер-Сфорим», Цедербаум всполошился — не метят ли в него самого (Александр — Сендер — Сендерл)? Он недолго раздумывал — еврейский редактор никогда не разводил особых церемоний с еврейским писателем, в те времена тем более — и переделал имя Сендерл на Менделе. Так возник и вышел в свет «Менделе Мойхер-Сфорим», который не переставал разъезжать со своей тележкой, полной печатного товара, по царству Глупскому, а оттуда перекочевал в Кабцанск и Тунеядовку…

Вот те три столицы, которые фигурируют во всех творениях Менделе Мойхер-Сфорима и самими названиями метко выражают всю сущность тогдашнего еврейского гетто. Вот те три черты, которыми отмечено было прежнее еврейство в России: Глупск — невежество, Кабцанск — нищета, Тунеядовка — бедняки без ремесла, без работы, без занятий, лишние существа на свете.

— В ту эпоху это были три главных элемента еврейского народа, с которыми мне суждено было иметь дело во всей черте оседлости, — вздохнул Дедушка и горько улыбнулся. — Но вы, кажется, спрашивали о происхождении «Клячи»? Придется уважить вас и рассказать. Дело было так. Однажды летом сижу я в Глупске в заезжем доме и, задумавшись, гляжу на улицу в открытое окно; вижу — подоткнув полы рваного кафтана, измученный, обливающийся потом еврей хлещет кнутом бедную, измочаленную, взмокшую, всю искусанную клячу, запряженную в телегу, полную кирпича, и осыпает страшными проклятиями и клячу, и себя, и весь белый свет:

— Сгореть бы шкуре твоей, кляча проклятая!

А кляча, повернув к нему изможденную горестную морду, глядит на него, как грешный человек, и чудится мне, будто слышу, как она ему говорит:

— Глупец! Он называет меня клячей! Сам ты кляча! Взгляни туда, на площадь, куда я тащу кирпичи, и увидишь, что все вы клячи, истомленные, изнуренные клячи, горе, горе вам!..

И пришли мне на ум слова из «Песни песней»: «Кобылице в колеснице фараоновой уподобил я тебя, возлюбленная моя». Кляче в повозке фараона приравниваю я тебя, еврейская паства! Так и произошло во мне зачатие «Клячи»…

По признанию самого Менделе Мойхер Сфорима, он начал писать на идише, чтобы быть понятым и «служить своему народу». О судьбе еврейского народа с любовью, юмором и болью писатель повествует в своих шедеврах «Путешествие Вениамина III», «Фишка Хромой», «Налог», «Шлойме, сын Хаима», «Заветное кольцо» и многих других произведениях, которые принесли ему любовь и уважение многочисленных читателей.

В секторе национальной литературы областной научной библиотеки имени Шолом-Алейхема к юбилею Менделе Мойхер-Сфорима организована выставка его книг. В областной «научке» хранится немало произведений Менделе Мойхер-Сфорима в переводе на русский язык, а редкий фонд библиотеки насчитывает более двух десятков книг этого писателя с его произведениями на идише. Не иссякает интерес к книгам Менделе Мойхер-Сфорима и у читателей библиотеки Биробиджанской еврейской общины «Фрейд». А в 2008 году известный американский меценат Сэми Рор подарил биробиджанской синагоге замечательную коллекцию аудио-книг на идише. Среди почти сорока CD-альбомов, на которых записаны произведения известных еврейских писателей, — повесть «Кляча» Менделе Мойхер-Сфорима. Творчество этого художника слова вдохновляет на создание живописных полотен биробиджанского художника Владислава Цапа. В серии его картин, написанных по мотивам произведений еврейских писателей, есть колоритные изображения героев Менделе Мойхер-Сфорима. Кстати, кисти Владислава Цапа принадлежат портреты трех классиков еврейской литературы — Менделе Мойхер-Сфорима, Шолом-Алейхема и Ицхока-Лейбуша Переца. kartina

О любопытном факте рассказывает биробиджанский краевед Иосиф Бренер. Оказывается, первый руководитель Еврейской автономной области, председатель исполкома ЕАО Иосиф Либерберг активно добивался перевода в Биробиджан Одесского музея имени Менделе Мойхер-Сфорима. Если бы этой мечте Либерберга удалось осуществиться, то сегодня в Биробиджане рядом с библиотекой имени Шолом-Алейхема мог бы располагаться музей имени Менделе Мойхер-Сфорима. Кто знает, может и улица его имени, и памятник основоположнику литературы на идише тоже могли бы здесь появиться?..

Менделе Мойхер-Сфорим умер 25 ноября (8 декабря) 1917 года, пережив на год  своего любимого ученика и преданного внука Шолом-Алейхема. Похоронен этот выдающийся писатель в Одессе. На надгробном памятнике на его могиле высечены на идише слова «Дедушке еврейской литературы».  

При подготовке публикации использованы материалы сайта «ВикипедиЯ», отрывки из рассказов Шолом-Алейхема «Происхождение «Клячи», «Как красиво дерево» и «Аутодафе».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *