Дело Иосифа

Дело Иосифа

7 мая ЕАО отметит 77 годовщину своего создания. О судьбе первого руководителя ЕАО Иосифа Либерберга, о его трагической гибели рассказывает краевед, историк Иосиф Бренер.

В 1928 году весь мир потрясло известие о том, что в Советской стране, на Дальнем Востоке, начинается строительство еврейской республики — Биро-Биджана. С этим именем и с этой территорией свои самые счастливые мечтания связывало отныне не только советское, но и мировое еврейство.

О решении правительства передать  изученный район Тихонькой для еврейской  колонизации тут же стало известно и в Киеве, где в то время жил и работал Иосиф Либерберг — молодой ученый, историк, библиограф, активный общественный деятель, заведующий кафедрой еврейской культуры Всеукраинской академии наук (самого крупного центра идишистских исследований в СССР). И он, и все его сотрудники были невероятно воодушевлены идеей создания еврейской автономии.

«Как вихрь носились мы от одного к другому, — пишет о том времени Эстер Розенталь-Шнайдерман, коллега Либерберга. — Мы были настолько возбуждены, что вели разговоры до поздней ночи… Мы начали верить, что вот-вот придет день дальнейшей перестройки советского еврейства… Мы были охвачены болезнью «двух Б» (Биро-Биджан), были заражены микробом ББ… Когда мы услышали о Биро-Биджане, то нас всех охватила тихая радость: ничего себе, еврейское государство! И какое государство! Пролетарское еврейское государство! Социалистическое еврейское государство! Осуществляются наши мечты!.. Мы все словно получили укол витамина «Б2″. Обещанный Биро-Биджан дал свежий и неожиданный толчок нашим старым чувствам, сблизил нас».

В августе 1930 года было провозглашено о создании еврейского национального района на Дальнем Востоке, а в сентябре здесь уже проходил первый съезд Советов. К тому времени Иосиф Либерберг    возглавлял Киевский институт еврейской пролетарской культуры, который, главным образом, разрабатывал различные вопросы, связанные с  созданием будущей Еврейской автономии.

Для того, чтобы увидеть все происходящее в Биро-Биджане своими глазами,  Либерберг и его соратник Борух Губерман отправились в 1932 году из Киева на Дальний Восток Советского Союза. Вернувшись из путешествия, оба часами делились своими впечатлениями на многолюдных собраниях.

«Это прямо-таки тысяча и одна ночь, — вспоминала об этих встречах Э. Розенталь-Шнайдерман. — Когда они начинают описывать сокровища, которые скрыты в глубинах биробиджанских недр, мы представляем, как будут дымиться трубы металлургических заводов и сыпаться искры мартеновских печей в завтрашнем еврейском социалистическом государстве.

Последняя научная экспедиция доказала: полмиллиарда тонн железной руды находится в недрах горных цепей Малого Хингана! Миллиарды тонн высокосортного известняка! Мрамор лучшего качества и редких сортов! А золотые россыпи! Они тянутся от реки Сутары до Амура… И колоссальные запасы графита и магнезита. Там, на Дальнем Востоке, — счастливая судьба советского еврейства…

Либерберг произносит пламенную речь: «Мы должны помочь еврейскому переселению!» Он так зажигает публику, что из зала слышны голоса: «Давайте все включимся в эту работу!» Со всех сторон раздается: «Запишите меня!», «Пошлите и меня!»…

Мы  прерываем научную работу в институте на целый  месяц. Разделившись на бригады, состоящие из двух человек (один более молодой ученый, а другой  постарше), отправляемся по голодным, наполовину вымершим местечкам Украины. Нас более 60 ученых. Мы едем агитировать еврейскую бедноту поселиться в Биробиджане. И чем  дальше от центра находится местечко, и чем оно меньше, тем большее уважение вызывает ученый посланец, которого направил туда институт.

В памяти всплывает еще одна трогательная картина: агитаторы уже готовы к отъезду. Весь персонал, старый и молодой, с рюкзаками за плечами собрался в институте. Либерберг дает последний инструктаж. И здесь мы можем убедиться, как велики его знания о Биробиджане, как будто он родился там, в тайге. Своей верой и любовью он заражает отъезжающих.

Я поехала вдвоем с Наумом Штифом в маленькое украинское еврейское местечко Олевск. И я не знаю, кто из нас двоих: я — партийная активистка, или он, беспартийный ученый большого формата, глубже переживал катастрофу, которую мы там увидели. Многие из кабинетных ученых впервые столкнулись лицом к лицу с печальной действительностью, и вернулись потрясенные положением, которое они застали…

Еврейская интеллигенция, даже та, которая была захвачена планом Биробиджана, была психологически еще не готова ехать туда. Нелегко решиться на то, чтобы покинуть большой город, оставить хорошую работу, разорвать связь с культурным центром. Нужно было апеллировать к этой интеллигенции и этим занялись Либерберг и Губерман. Народ массами шел на заседания, посвященные их отчету. Эти собрания организовывались в самых больших городах Украины. Люди охотно принимали привет Либерберга из Биробиджана. Их охватывало любопытство, они с интересом слушали этих двух авторитетных свидетелей. Оба они обращались с горячим призывом к еврейской студенческой молодежи, к учителям, писателям и ученым: не бойтесь трудностей, езжайте добровольно строить еврейское государство. Там для каждого найдется полезная и интересная деятельность. В Биробиджане для еврейского интеллигента открываются большие возможности. Биробиджан беден высококвалифицированными культурными кадрами, не хватает учителей и агрономов,  врачей и медицинских сестер, в газетах нет журналистов, нет экономистов и бухгалтеров.

Горячий призыв находит соответствующий отклик. Абитуриенты, которые только что закончили аспирантуру в нашем институте еврейской культуры, отправляются в Биробиджан. Туда едет дипломированная интеллигенция из Харькова, Одессы и Киева, абитуриенты еврейского отделения второго московского университета, молодые писатели и учителя… Мои товарищи добровольно бросили насиженные места и хорошие должности, взяли жен и детей, упаковали свои вещи и поспешили туда: Борух Губерман со своей женой, врачом Региной Розенблюм, Александр Заблудовский, Хаим Шиф со своей женой Шифрой, воспитательницей дошкольных учебных заведений, Элевич со своей женой врачом, Рабинович и его супруга педагог, семейная пара Хаим и Ривка Гусовские — он экономист, она — библиотекарь. Из Харькова едут М. Левитан со своей женой, опытным доктором, И. Квитный, автор этих строк и другие. А еще до нас — Генах Казакевич со своей семьей, а чуть позже — Бузи Голденберг. Другие готовились к отъезду: ждали наших сообщений оттуда. Мы уехали с надеждой создать для них хотя бы минимальные условия для научной работы.

Мы радуемся, потому что мы уверены: их прибытие в Биробиджан будет иметь большое значение. Ведь это живой поток энергичных, высококвалифицированных молодых людей, которые освежат провинциальную культурную жизнь. Они будут руководителями учреждений образования, театров, прессы, библиотек, техникумов, радио. Они придадут всей культурной работе новый стиль большого города и широкий масштаб.

Часами мы сидим над новой геологической картой природных богатств еврейского района и не перестаем восхищаться. Эта карта была составлена геологической исследовательской организацией (Дальгеострой) на основе данных специальной экспедиции в 1932-1933 годах. И мне кажется, что я и сегодня могла бы с закрытыми глазами показать на ней, где находятся золотые прииски Сутары, где — прекрасные залежи мрамора и другие богатства, которые захватили воображение таких людей, как я…

В соответствии с ориентировочными планами ВЦИКа Биробиджанский еврейский район должен был превратиться в автономную еврейскую область уже в конце 1933 года. Все с нетерпением ждали этого счастливого дня. Но прошел  год — не слышно и не видно… У нас падает настроение. Ведь уже наступил новый 1934 год. Почему вдруг все затихло? Почему запаздывают с декретом?

И только в мае мы свободно вздохнули. Мы прочитали черным по белому декрет от 7 мая 1934 года: «преобразовать Биробиджанский еврейский национальный район в Еврейскую автономную область в составе Дальневосточного края. Председатель Всесоюзного центрального исполнительного комитета Калинин. Секретарь — Янукидзе».

На первом же областном съезде Советов деятельного и эрудированного Иосифа Либерберга выбирают председателем исполкома.

Молодая переселенка Шифра Лифшиц стала свидетелем этого исторического события и первого выступления первого руководителя области. Об этом она написала в книге «Биробиджан: мечты и действительность», изданной в 1980 году в Тель-Авиве.

«Среди общественных деятелей из различных регионов страны   в Биробиджан прибыла киевская группа во главе с профессором  Либербергом. Он был избран председателем исполкома области.

Мне выпало счастье слушать его первое выступление, которое проходило во время большого собрания учителей и студентов в здании педагогического техникума. Он говорил о планах и перспективах развития области. Выступление было проиллюстрировано картой всех объектов, строительство которых было начато в Биробиджане. Он рассказал о том, как будет выглядеть Биробиджан в ближайшем будущем… Либерберг произвел впечатление всем своим видом. Он был импозантным, высоким, красивым, хорошо сложенным. Своей речью он всех вдохновил, зажег, так что каждый из нас был готов преодолеть все трудности, связанные со строительством. Мы не только были готовы помогать, но были счастливы, что находимся в области и являемся активными участниками  мероприятия большого масштаба».

(Окончание следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *