Дело муниципальной важности?

Дело муниципальной важности?

Фото: runaruna.ru

Не лучшие времена переживает биробиджанский «Водоканал»

ПОТОП СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ

Двадцать четыре многоквартирных дома, два детских садика и пятую школу в третьем микрорайоне Биробиджана по улицам Бумагина, Набережная, Пионерская пришлось срочно отключить от городской системы холодного водоснабжения.

Авария на городских водопроводных сетях случилась в воскресенье, 17 июня, во второй половине дня. Вода из подземного трубопровода начала заливать дорогу и тротуар рядом с территорией двух  детских садиков. Мутные ручьи приблизились к автобусной остановке «Шахматный клуб».

Для ликвидации аварии выехала бригада МУП «Водоканал» и несколько единиц техники. Люди работали до глубокой ночи, аварию ликвидировали. Жители микрорайона спали, когда в кранах их квартир появилась вода.

ПРОБЛЕМА НЕ ПО ВАШЕМУ РАЗМЕРУ

По словам Виктора Михайловича Снеткова, главного инженера «Водоканала», подобраться к точке повреждения трубы оказалось совсем не просто, даже с помощью современной землеройной техники. Участок порыва находился под толстым слоем гравия, в чёрном придонном глинистом иле на глубине около четырех метров.

Собеседник сказал корреспонденту «Биробиджанской звезды», что сегодня для нормального снабжения жителей третьего микрорайона питьевой водой не нужна труба столь большой диаметра (250 миллиметров), проложенная от пятого дома по улице Бумагина до магазина «Восход», где и произошла авария. В такой трубе вода застаивается, что ухудшает её качество. Ничем не оправдана и почти четырехметровая глубина залегания водопровода на этом участке. (В день аварии возникли излишние проблемы с ремонтом чугунной трубы.)

Для группы домов в микрорайоне имени Иосифа Бумагина, по мнению главного инженера, достаточно иметь пластмассовую трубу диаметром 150 мм и уложить её можно не на глубине почти четырех метров, где сейчас лежит чугунная труба на 250, а гораздо ближе к поверхности земли, рядом с проходящей здесь теплотрассой.

«Вот, сразу родилось и предложение, как исправить ситуацию», – с удовольствием поддерживаю разговор со знающим дело собеседником. И слышу в ответ: «А денег на модернизацию у нас нет. Мы, по сути, банкрот. Предприятие на внешнем управлении. Это первая стадия банкротства. Внешний управляющий – в Благовещенске! А мы в Биробиджане пишем хорошие планы. Составляем программы реконструкции и развития городского водопроводно-канализационного хозяйства. Их требуют мэрия и, видимо, правительство области»…

Планы вообще часто остаются на бумаге – видно, такова их природа. Хотя многие стоило бы обязательно реализовать. К примеру, коммунальные сети на том же Втором Биробиджане строили с учетом дальнейшего промышленного и жилищного развития микрорайона. Намечалось, что здесь будет важный промышленный узел города. На сегодня эти планы не сбылись.

— Сегодня Биробиджану-2 не нужны ранее проложенные здесь трубы диаметром 500, что ведут к той же улице Юбилейной. На весь сегодняшний Второй Биробиджан с его жильем, оставшимися промышленными предприятиями и котельной хватит с лихвой водопроводной трубы диаметром 200. А нам при ремонтах, когда возникают аварии, порывы, свищи, приходится работать с трубой диаметром в два с лишним раза больше. Естественно, что при таких ремонтах растут трудозатраты, увеличиваются объёмы совсем не дешёвых расходных материалов. А мы и без того в должниках. Мы видим, что треть трубы забита осадком, песком, ржавчиной и их постоянно туда намывает. Здесь надо реально менять четыре с половиной километра водопровода. О его состоянии неоднократно докладывали мэрии, губернатору области. Ответ: на эти цели денег в бюджетах нет. А программы, в том числе федеральные, до нас не доходят.

НЕ ТАК ЛЕЖИТ!

В чём же причина порыва «недогруженного» водопровода в микрорайоне Бумагина?

Задумываясь на секунду, Виктор Снетков рассуждает вслух:

– Весной – в начале лета землетрясений в Биробиджане не было. Сгнить в земле за сорок лет (с начала строительства третьего микрорайона города) чугунная труба толщиной стенки около пятнадцати миллиметров не могла, и она не сгнила, что и показало вскрытие участка поврежденного трубопровода. Мое мнение – эта труба пролежит здесь еще лет так двести. Но лежать она должна не в глине, а на «подушке» из пескогравия. Мы копаем, копаем, я смотрю, где-то за метр до обнаружения места повреждения водопровода пошла черная глина, придонный ил – здесь ранее была протока Биры. Её засыпали гравием. В семидесятые годы, когда быстрыми темпами возводили третий микрорайон города и прокладывали водопровод, строители должны были выбрать на этом участке глину и подсыпать на её место пескогравий — под трубой и вокруг неё. Не удалили глину и не подсыпали пескогравий. Возможно, строители торопились, потому не соблюдали технологию прокладки водопровода. Вот и результат.

Такая труба, согласно инвентаризации, должна служить минимум девяносто лет! И промерзнуть на глубине почти четырех метров она не могла. Но в этом году, в мае-июне, зачастили дожди, илистая глина быстро напиталась водой, резко вспучилась и сломала не только довольно толстую стенку трубы, но и раструб. Трещина оказалась 1,2 метра по длине. Аварийная бригада вырезала и заменила поврежденный участок водопровода. Посчастливилось, что на месте поломки трубы не оказалось грунтовой воды. Иначе «речку» пришлось бы откачивать насосами.

На часах было около трех ночи, когда в микрорайон дали воду, – сказал мне главный инженер муниципального унитарного предприятия «Водоканал».

Он добавил, что при ремонте трубы вокруг повреждённого участка была сделана гравийная подсыпка. То есть на трубу ослабили давление грунта, и её повторный ремонт не потребуется.

А вообще, подобные аварии с поломкой труб в городе не редкость – мы все время от времени оказываемся в многоквартирном доме с «сухим краном». По мнению главного инженера, подобные повреждения водопроводных труб происходят, как правило, в том месте, где строители нарушают технологию производства работ: заваливают траншею с трубой разнородным грунтом, а также кусками бетона, разного рода строительным мусором и другими отходами. Неравномерная нагрузка на трубу со временем приводит к её, казалось бы, беспричинному повреждению.

«НАС ХОТЯТ ПРОДАТЬ»

Так сказал мне Виктор Снетков. Это решение властей ещё не оформлено, хотя соображения о продаже муниципального предприятия некоему инвестору имеются. Есть приказ о проведении полной инвентаризации имущества МУП «Водоканал». Назван срок проведения инвентаризации – до 15 июля. Задумка: в начале будущего года выставить предприятие на торги, продать его частнику целиком, вместе с долгами – около 300 миллионов рублей.

Мол, придёт богатый инвестор, который купит долги и имущество предприятия, он и вложит в развитие городского коммунального хозяйства свои деньги, заменит старую – 70-х годов – технику «Водоканала», предприятие начнет приносить деньги. К примеру, самостоятельно финансировать проекты развития, перекладывать те же трубы, выполнять другие работы. Таким образом, нужная городу и области коммунальная организация встанет на ноги.

Безусловно, возникнет и проблема повышения тарифов, которые сегодня регулирует (читай, сдерживает) государство по известным причинам. Но вряд ли жители Биробиджана, чтобы поддержать «Водоканал», будут приветствовать рост платежей за холодную воду и водоотведение. Тарифы и сегодня низкими не назовёшь, цены за коммунальные услуги в Биробиджане и области ежегодно растут сравнительно высокими темпами, что не спасает тот же МУП «Водоканал».

— Увеличение тарифов ничего не даст муниципальной организации: мы не сможем улучшить состояние «Водоканала», не сможем заменить устаревшую технику, построить очистные сооружения, обновить водозаборы, поменять сети. Если представить, что за услуги предприятие соберёт денег в два-три раза больше, чем собирает сегодня, то и они «расползутся» на текущие нужды и «латание старых дырок». Чтобы построить в городе за пять лет очистные сооружения, о которых идёт речь в решении Биробиджанского районного суда ЕАО от 14 февраля 2019 года, нужны большие деньги. Их нет ни у «Водоканала», ни в бюджете Биробиджана. Средства могут выделить городу или области, если наши очистные сооружения попадут в федеральную программу, – высказал надежду собеседник.

Между тем старые очистные сооружения не обеспечивают нормативную очистку сточных вод, которые идут в реку Биру. Сегодня проектировщики в один голос говорят, что нельзя продолжать строительство так называемых новых очистных сооружений – проект устарел и не отвечает реалиям времени. Новые очистные сооружения надо строить на новом месте, начиная с нуля. Возможно, такое место может быть где-то за речкой Щукинкой. Решения пока нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *