Дело жизни и один хинганский проект

Дело жизни и один хинганский проект

Фото автора

В паспорте этого нашего земляка записано, что он родился первого января 1949 года. И значит, в Новый год у него — юбилей!

ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА

Но специально для «Биробиджанской звезды» наш герой дал уточнение:

«Так предки мои пожелали, чтобы день рождения выпадал на праздник. А на самом деле, рассказали родители, я появился на свет раньше — в 1948 году. И «домашний», неофициальный день рождения отмечаю… 18 декабря, — сказал Владимир Михайлович Коновалов.

Но дату в метрике и паспорте за 70 лет никто не исправлял. А что написано пером — не вырубишь и топором…

Мелочь, но приятно чувствовать себя на год моложе. Впрочем, на вид семидесяти лет Владимиру Коновалову всё равно не дашь. Выглядит он где-то на 58, когда ему указом Президента РФ присвоили почётное звание «Заслуженный работник связи Российской Федерации». В указе написано, что высокой государственной награды наш земляк удостоен «за большой вклад в развитие отечественного телерадиовещания и многолетнюю плодотворную работу». Сегодня РТРС (Российская телерадиосеть) в ЕАО обеспечивает доступность цифрового телевидения для 99,8 процента населения региона – это один из самых высоких показателей в стране.

«За многолетнюю и плодотворную работу» – фраза, возможно, человеку со стороны мало о чём говорит. Но не коллективу радиотелевизионного передающего центра ЕАО, которым Владимир Михайлович руководит без малого четверть века (25 лет будет в 2019 году). Так долго у руля областного телерадиоцентра не стоял ни один начальник, а их было более десятка за всю историю организации. Думается, сегодня есть хороший повод несколько подробнее рассказать о руководителе коллектива.

 

ОТКУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНИК РОДОМ

В августе 2015 года Владимир Михайлович собирался поехать в Облученский район – лично ещё раз проверить надёжность антенно-мачтового сооружения для трансляции телерадиопередач жителям посёлка Хинганск, удалённого на сотни километров от областного центра. А я напросился в попутчики. Интересно было побывать в местах, красивых своими величественными зелено-голубыми сопками, подышать чистым не городским воздухом.

Поездка предстояла дальняя: путь занимал несколько часов. Мы неспешно говорили на самые разные темы. Владимир Михайлович оказался хорошим рассказчиком, и я с интересом слушал его.

Оказалось, что родословная рассказчика по материнской линии идёт из-под Киева.

— В самом начале прошлого века переселенцы из Киевской губернии по Китайско-Восточной железной дороге переехали в Приморье. Под Киевом крестьяне жили деревнями: деревня Волочаева, деревня Макарова, деревня Тонких, деревня ещё кого-то – не исключительно их рода. И Волочаев нашей семье какой-то родственник, хотя и не прямой. В Приморье увидели свободные земли, государство поощряло переселение крестьян, мол, поезжайте, осваивайте. Там действительно было хорошо. Крестьяне приспособились рыбачить, охотится, земли хватало. Создавались на новом месте семьи. В 1928 году, когда моей будущей маме исполнилось три года, семья переехала в Волочаевку. Прожили там 68 лет, пока не продали дом, усадьбу. А отец — из Саратова. Служил на Дальнем Востоке связистом, здесь и остался после увольнения в запас, — рассказывал Владимир Михайлович.

 

ХИНГАНСКИЙ ПРОЕКТ

Тогда я впервые узнал, что сопка Оловянная в Облученском районе к добыче олова (касситерита) не имеет никакого отношения. А приметили сопку… связисты — у них возникла проблема с трансляцией областного цифрового телевидения в посёлке Хинганске.

– Строительство в нашей области сети цифрового телевидения потребовало от нас немалых усилий. Это был яркий проект, который мы претворили в жизнь в числе первых не только на Дальнем Востоке, но и в стране. Но у первопроходцев не всё шло гладко.

—      Добрались мы с релейкой (радиорелейной линией – Н.Н.) почти до Хинганска. И здесь остановились. Горы преградили путь, сигнал никак не мог пробиться в поселок. (Радиоволны цифрового телевизионного сигнала не огибают препятствия – Н.Н.) Проектанты, которые приезжали из Москвы и не только из столицы, так и не смогли найти проход для сигнала между горами Хинганского хребта, — пояснил сложности работы В. Коновалов.

Казалось бы, самая близкая к посёлку станция (ретранслятор – Н.Н.) вот она, в Облучье, всего в 12-ти километрах от Хинганска. Высота телевышки в этом районном центре — 122 метра. С такой высоты её сигнал должен запросто достигать Хинганска. Но, увы… Ни телевизионщики, ни сотовый оператор его «не увидели» — закрывали горы. Тогда возникла мысль, проложить туда волоконно-оптическую линию. Однако Москва отказала: слишком дорогая получалась линия – 30 миллионов рублей.

—      И тогда мы запустили всю цифровую сеть области в региональном варианте, оставив посёлок горняков без региональных врезок. (Без областных цифровых телепередач в этом посёлке – Н.Н.) Но, слава богу, у нас действовала региональная станция спутниковой связи, и в аналоговом режиме мы транслировали областные телепередачи. Жители Хинганска не чувствовали проблем, получая аналоговые передачи с врезками и цифровые без таковых, — рассказал о найденном выходе Владимир Михайлович.

Специалисты РТРС понимали нерешённую проблему и всё же мечтали найти возможность доставлять областные телепередачи в «цифре» и в горняцкий посёлок. Но как это сделать? Говорили и с лесниками, и с пожарниками, которые работают в лесу, и в администрациях – искали варианты. Ну как найти туда дорогу?!

 

ПО ПРИМЕРУ МЕНДЕЛЕЕВА

В Хинганск проходят две трассы ЛЭП. Телевизионщики ухватились за эту ниточку. Хотели протянуть волоконно-оптический кабель по их опорам. Но подумали: энергетики год от года увеличивали бы плату за аренду ЛЭП. И проект, в конце концов, оказался бы «золотым». Отказались от этой задумки.

Вновь стали искать высокие места вблизи Облучья и Хинганска. Но ничего не получалось — сигнал не проходил.

Однажды Владимиру Михайловичу чуть ли не во сне пришла в голову мысль: мы же исследовали ближние станции к Хинганску, с которых можно «стрельнуть» сигнал по прямой до посёлка. А вот станцию в нескольких десятках километров — в Пашково — не проверили. А она же высоко стоит!

—      Взволнованным пришёл я на работу и в этот же день попросил главного инженера Константина Горева посмотреть по компьютерной программе возможность прохождения сигнала в Хинганск из Пашково, нашей дальней станции на берегу Амура. И случилось «чудо»: мы увидели прохождение!

Вот так состоялось открытие пути для телесигнала — почти как Д.И. Менделеев свою знаменитую таблицу во сне увидал!

 

ВВЕРХ ПО СОПОЧКЕ

– Новость сразу же сообщили руководству РТРС, попросив выделить средства на строительство ретранслятора. Там без проблем и лишних вопросов дали 13 миллионов рублей, на которые заказали 42-метровую телебашню. Вспомнили, что много лет назад у нас на сопке Оловянной стоял радиоретранслятор. За ненадобностью его давно демонтировали. Разведали местность, нашли старый фундамент, прорубили туда просеку, проложили дорогу, изготовили новый фундамент, на нём смонтировали башню, организовали «релейку», построили три с половиной километра линии электропередачи (её там никогда не было), смонтировали оборудование, подняли антенны, настроили. И 2014 году у нас появилась линия передачи данных Интернета и телерадиовещания в Хинганск. Скорость передачи данных 100 мегабит в секунду вполне устраивала.

Десять телевизионных каналов в «цифре» для Хинганска заняли 33 мегабита. Оставались свободными 64 мегабита в секунду. Решили подать в Хинганск Интернет. Там был Интернет в двух местах по телефонной линии, по сути — «никакой». Жили специалисты в Хинганске всю зиму, сделали сеть и поставили в пятиэтажках современный Интернет. Тогда в посёлке сразу появилось две сотни абонентов.

В РТПЦ начали обращаться сотовые компании, возрос спрос на ресурс, и его увеличили до 180 мегабит в секунду. Предоставили ресурс всем четырём сотовым операторам области и Ростелекому. Ресурс в Хинганске оказался в несколько раз дешевле спутникового, потому сегодня полностью используется – никто из операторов от нас не ушёл. Такой получился интересный хинганский проект.

Кстати, тогда — на сопке Оловянной — Владимир Михайлович лично взбирался на телевизионную башню при сильном порывистом ветре.

– В такую погоду там находиться просто опасно. Какой был смысл туда подниматься? – не утерпел — спросил об этом. Владимир Михайлович рассказал так.

– Когда подрядчик (специализированная организация) собрал башню, нашим специалистам предстояло её принять. Там есть такая тонкость: все болты должны быть затянуты с определённым усилием. Если затяжка болтов недостаточная, башня будет качаться сверх допустимых пределов. Коллеги высказали свою тревогу. Обследовали все болтовые соединения, они оказались в своем большинстве вполне надёжными. Но монтажники никогда в ветреную погоду на башне не были — по инструкции не рекомендуется. Значит, как она фактически переносит ветровые нагрузки — никто не видел? От этих мыслей просто мороз по коже пошёл: а вдруг башня упадёт?!

–     Чтобы развеять все сомнения, решил сам подняться на башню. Я её в такт порывам ветра даже сам раскачивал. Брался за металл и своим весом тела раскачивал верхушку башни, сам поднимаясь где-то на три четверти её высоты, может, чуть больше, – рассказал В. Коновалов.

С тех пор ветра бывали и посильней, но время показало — всё сделано надёжно, на совесть. Сигнал не прерывается!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *