Дети войны

В кинофильме «Офицеры» звучит прекрасная песня, в которой есть слова: «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». Памятен такой человек и в нашей семье – дядя Саша, брат моего отца

По рассказам отца, 22 июня 1941 года они с братом были на сенокосе в урочище Кожевничиха, километрах в пятнадцати от Облучья. Оба работали в паровозном депо, взяли отпуск, решили запасти сено на долгую зиму. Вечером на сенокосный стан прибежал мой десятилетний брат, которого послала мать, чтобы сообщить страшную весть. 

Отпуск закончился, начались трудовые будни — «Все для фронта, все для победы!» Заметно поредели ряды ремонтников, тише стало на улицах. Первым из братьев ушел на войну Илья, старший. Да так и пропал без вести в первый год лихолетья. В 1942 году настало время для отца с дядей Сашей. Уже хотели садиться в эшелон, когда прибежал мастер котельного цеха, сообщил отцу, что его оставляют по броне, как специалиста. Попрощался он с младшим братом и сказал:

— Береги, себя, дети у тебя малые. Может, где Илью встретишь, сообщи.

Детей в то время у братьев было поровну. В нашей семье росло трое мальчишек, у дяди Саши две девчонки и сын. Жили мы неподалеку. Всю мужскую работу помогал исполнять отец, хотя и у нас дел было невпроворот. То дрова родственникам напилит и наколет, то сена подвезет, то огород вспашет. С особой лаской смотрел на племянников, старался хоть чем скрасить их безотцовское детство. И всегда приносил лакомства. Наша бабушка пекла в духовке очень вкусные ломтики из тыквы, сушила нарезанную морковь для заварки вместо чая. Это и были сладости. В то время в Облучье садов было мало. Всякий клочок земли старались засадить картофелем, капустой, помидорами и огурцами, чтобы хватало овощей на зиму. А сладости заменяли земляника и малина, которыми щедро одаривали ребятню близлежащие сопки. Угощал отец родню также кедровыми орехами, очень сладким кишмишом, так мы называли ягоды актинидии. 

Так и росли мы, дети войны. Чуть сошел снег – на улицу босиком. Берегли обувь для школы. Очень радовались обновке, когда на ногах появлялись брезентовые туфли, называемые баретками. Обрабатывали огромные плантации картофеля, поливали огороды, ухаживали за живностью, заботились о младших сестренках и братишках. Младшей из двоюродных сестер Галине исполнялось пять. Ее брат Мишка решил сделать подарок. Набрал в перелеске ягод шиповника и смастерил из них бусы. Плоды были еще не созревшие, с одного боку — с зеленоватым оттенком, с другого уже отдавали краснотой. И не все круглые, а вперемешку с длинными ягодами. Настоящее ожерелье. Вот радости-то было!

Письмо от дяди Саши пришло неожиданно. В солдатском треугольнике печальная весть о том, что наш родственник ранен, лежит в госпитале, дела идут на поправку, скоро домой. Приехал он за год до окончания войны. На костылях. Одну ногу выше колена врачам пришлось ампутировать. Собралась родня, поплакали, погоревали, а что делать, жить-то надо. Хорошо, что живой вернулся.

Сам дядя Саша рассказывал, что почти год прослужил в запасном полку. А когда ехали на фронт, их эшелон немцы разбомбили. Многие погибли, он очнулся в госпитале уже без ноги. Вот так. Вроде и фронтовик, а до фронта не доехал. И когда, вернувшись с войны, немногие горожане рассказывали о минувших боях, дядя Саша скромно молчал. 

Смастерил наш родственник себе деревянную ногу, устроился на работу сторожем. Его жена, Маруся, тоже старалась подработать на разных мало оплачиваемых должностях. Однако семья стала прибавляться. В год окончания войны родилась Анютка, потом – Люба, Вера, Шурочка. Шура уже не помнит отца. Он умер, когда она была младенцем. Ее отец едва дожил до 40 лет. 

Дети подрастали, заботясь друг о друге. Все выросли порядочными людьми. Правда, не получили высшего образования, но все были на хорошем счету у начальства, пользовались уважением в коллективе и среди соседей. Из семерых сейчас осталось трое, живут в Амурске, воспитывают внуков, а кое-кто и правнуков. Глядя на нынешнее поколение, вспоминают свое детство, опаленное войной, лишенное многого, что сейчас имеют их потомки.

В Облучье на улице Пулеметной до сих пор стоит небольшой домик, откуда уходил на фронт дядя Саша и куда возвратился после ранения. Здесь всегда было тесно и шумно от большой оравы ребятишек. Проживает тут сейчас внук дяди Саши – Александр. И здесь проводит детство уже четвертое поколение семьи Липиных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *