Дистанция большого пути

Дистанция большого пути

Олега Черномаза

5 августа — День железнодорожника

Биробиджанской дистанции пути Дальневосточной железной дороги, как и самому Биробиджану, этой осенью исполнится 75 лет. Дорожные мастера  Евгений Шереметьев и Александр Тюлюпа (на снимке слева направо)  работают здесь уже давно. Оба — потомственные железнодорожники. Евгений после окончания Хабаровского университета путей сообщений начинал с бригадира, а Александр — с монтера. Сегодня это опытные работники, благодаря которым дистанция имеет многочисленные дипломы за участие в различных соревнованиях.

Девушка и паровоз

В военные годы Лидии Прониной пришлось освоить две мужских профессии — паровозного кочегара и помощника машиниста.

starКогда настал черный июнь 1941 года, Лидочке, тогда еще Деминой, исполнилось шестнадцать лет. Жила их семья в Кульдуре. В подсобное хозяйство санатория требовались возчики молока. Когда Лида пришла туда устраиваться, в отделе кадров покачали головой: и ростом мала, и больно худа, а ведь надо и с конем управляться, и фляги тяжелые на телегу грузить. Убедила, что сильная, справится.

И правда, справлялась. Целых два года грузила и развозила фляги — шесть километров туда, шесть обратно.

В 1942 году пришли ей и еще нескольким девчатам повестки — явиться в железнодорожное училище в Облучье. Лиду, как самую образованную и физически выносливую — спасибо лошадям и флягам, зачислили на отделение помощников машинистов.

— Нас там пятеро девчат всего было, — вспоминает Лидия Ивановна. — Держались все вместе, жили дружно. По военным меркам нас хорошо кормили — только хлеба в день давали семьсот грамм! А одевали-обували худо, как парней — ботинки с деревянными подошвами, одежда бесформенная, на два-три размера больше. Так мы этот хлеб экономили и по очереди одежду да обувку за него меняли. А что было делать?!

Практику девчата проходили в локомотивном депо. Сперва попробовали себя в слесарном деле: «Такие тяжелые детали поднимали, что думали, пупок развяжется. Мне-то было чуток полегче — с флягами натренировалась, а подружкам ой-как тяжело».

Из всего выпуска на паровоз взяли одну Лиду. Но только не помощником машиниста, а кочегаром.

— Я еще захватила время, когда паровозные топки были без стокера и уголь надо было закидывать, а потом шуровать лопатой. Руки так болели и уставали, что я их к концу поездки не чувствовала! И спать все время хотелось. А потом как-то попривыкла, и уже когда из поездки возвращалась, не спать бежала, а в клуб на танцы. Но часто было так: только переоденусь, приду в клуб, еще и станцевать не успею, а в рупор объявляют: «Демина, на вызов!» Война, людей не хватало, вот и работали почти без отдыха.

Кочегарила я в основном на товарных поездах. Возили военную технику, боеприпасы, солдат тоже в товарняках перевозили не раз. Но бывало, что и на пассажирские поезда нас пересаживали. Один раз почти целые сутки в дороге были, я тогда уже была помощником машиниста. Глаза слипаются, сил нет. Крепкого чаю хлебнешь — вроде полегче.

— На войне солдатам фронтовые сто грамм давали, чтоб силы поддержать, а вам, железнодорожникам, допинг такой не полагался? — спрашиваю Лидию Ивановну.

Она лукаво улыбается в ответ:

— Полагался, только не сто грамм, а пятьдесят. И только зимой — для сугреву, так сказать. Я свои граммы не употребляла — сливала в посуду побольше и потом обменивала на одежду.

Помощником машиниста Лида работала на паровозе ОВ — «Овечке». Приходила за два часа до поездки, чтобы все проверить, обходила вагоны, смотрела, в порядке ли буксы, сцепки.

Был и такой случай. Вели они тяжеловес, на подъеме паровоз стал пробуксовывать — рельсы после дождя были мокрые. Лида соскочила с паровоза и лопатой под колеса стала песок бросать. И когда поезд стал набирать скорость, запрыгнула на ходу в паровоз. Такая была отчаянная!

— Как-то повесили в красном уголке депо лозунг: «Работайте так, как работает кочегар Лидия Демина!». Приехало начальство из Хабаровска, просят: «Покажите нам эту Демину, она, наверное, не женщина, а богатырь». А когда увидели меня, лица вытянулись.

9 мая 1945 года Лида торопилась в поездку, бежала по виадуку. Навстречу ей шли солдаты, явно чем-то возбужденные.

— Сестренка, — закричали они мне, — победа! Не успела опомниться, а солдаты подхватили меня и давай качать! Господи, думаю, хоть бы не уронили с виадука — ведь вдребезги разобьюсь! Те солдатики были с эшелона, который на восток шел — к войне с Японией уже тогда готовились.

В победном 1945-м Лиде Деминой исполнилось двадцать лет. В мае того же года она первый раз сфотографировалась в форме помощника машиниста. В первый и последний. В 1946-м вышла замуж, родила троих детей — и о паровозе пришлось забыть. Да и не стали больше брать в кочегары и помощники машинистов женщин. Работать ей на железной дороге пришлось в другом качестве — смазывала буксы, следила за сцепками, была помощником дежурного по станции.

В этом году Лидии Ивановне Прониной исполнилось 87 лет. Но память цепко удерживает эпизоды 67-летней давности.babushka

— Моя паровозная служба так во мне отпечаталась, что и захочешь — не забудешь. До сих пор паровозные гудки снятся и стук колес, — говорит она.

Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и медаль материнства — две главные награды бывшей железнодорожницы. Она вырастила пятерых детей, у девушки с паровоза — 13 внуков, 18 правнуков и один праправнук. Есть у нее и удостоверение ветерана Великой Отечественной войны. А вот нормального благоустроенного жилья нет. Живет Лидия Пронина в старом деревянном доме довоенной постройки на втором Биробиджане, где нет ни центрального отопления, ни воды, ни канализации.

— Я уже тут привыкла, тем более что лучшего не видела. Поэтому и не встала в очередь на улучшение жилищных условий, — объясняет труженица тыла свою позицию в решении собственного квартирного вопроса. — Я за войну столько угля в паровозе перелопатила, что уж печку как-нибудь протоплю.

«Внимание! Блокпост слушает!»

dezurНаталья Гришанина — помощник дежурного на блокпосте Биробиджан-II. Хотя движение поездов на этой ветке не такое интенсивное, как на станции Биробиджан-I, ответственность за порядок в пристанционном хозяйстве никто с помощника дежурного не снимает.

Недавняя выпускница железнодорожного техникума своей ответственной работой дорожит и гордится тем, что ее профессия связана с железной дорогой. Помощнику дежурного приходится держать руку на пульсе, вернее, на пульте связи. «Внимание, блокпост слушает!» — привычно отвечает на звонки Наташа, а потом  принимает решение.

Сверну на Тупиковую, пройдусь Деповской улицей

С железной дорогой связаны названия многих улиц станционных городов и поселков области.

Больше всего Вокзальных улиц и переулков — их можно встретить в Биробиджане и Облучье, Бире и Биракане, Известковом, Приамурском, Кирге… Дальше идут улицы Железнодорожные — таковые есть в Известковом, Приамурском, Унгуне, а в Биробиджане имеется целый Железнодорожный поселок.

Пройтись по улице Деповской можно в Бире и Облучье, а по переулку с таким же названием — в Смидовиче и Биробиджане. Была и в областном центре улица Деповская, но сейчас она известна как улица Косникова. А в Облучье в честь земляка-пограничника Денисова переименовали бывшую Новотоннельную улицу.

В поселке Известковом есть улицы Путевая, Линейная, Дизельная, Ургальская. Последняя названа в честь железной дороги Известковая-Ургал. А в Биробиджане в память о станции Тихонькая назвали одну из правобережных улиц.

В Унгуне улица близ железнодорожного тупика так и называется — Тупиковая. Сейчас там осталось всего несколько домов, а сама станция потеряла свое былое стратегическое значение.


 

Фото Анатолия КЛИМЕНКОВА, из архива Лидии Прониной и с сайта glavpoezdrus.ru

Цифры и факты

«Рельсовые» юбилеи
В августе этого года Дальневосточной железнодорожной магистрали — тогда она называлась Уссурийская железная дорога — исполняется 115 лет
Но открылось постоянное движение от Владивостока до Хабаровска только 1 ноября 1897 года. Произошло это через 60 лет после строительства первой железной дороги России «Петербург-Царское Село-Павловск», которая была введена в действие 175 лет назад — в 1837 году.
65 лет назад, в 1947 году, была построена железнодорожная линия от Комсомольска-на-Амуре до Советской Гавани.
Дорогая дорога
На строительство Транссиба от Байкала до Владивостока было потрачено 264 миллиона рублей. Только один ее дальневосточный участок обошелся казне в 73 миллиона! Если вспомнить, что корову в те годы можно было купить за 3-4 рубля, то несложно сопоставить эти затраты.
Для заселения и развития прилегающей к железной дороге местности было выделено 14 млн. рублей. Каждому переселенцу выдавалась ссуда до 400 рублей, все они обеспечивались предметами хозяйственного обихода.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *