Дом, в котором…

Дом, в котором…

автора

Почти четыре десятка семей в Ленинском районе ЕАО переселились из ветхого жилья в новый многоквартирный дом. Активисты Общероссийского народного фронта проверили, насколько улучшились условия жизни ленинцев

СТАРЫЙ НОВЫЙ ДОМ

Этот дом на улице Кагыкина имеет интересную историю. Фундамент для него был построен в последние годы существования СССР – больше тридцати лет назад. Вместе с развалом Союза прекратились и любые мысли о стройке. Снова они возникли в администрации района уже в нынешнем веке. Появился проект. Строители демонтировали старый фундамент, запланированный под бомбоубежище, и залили  на его основе новый. Но ход строительства снова прервало масштабное наводнение. Все жители занимались спасением настоящего жилья, а не запланированного. Поэтому в котловане стояла вода и ни у кого не было времени на стройку. Через год строительство возобновилось. Чтобы уйти от экспертизы, было решено построить трехэтажный дом, хотя фундамент выдержал бы и пятиэтажку. 

Итак, ключи от новых квартир жителям шести бараков из Ленинского вручили под самый новый год – 29 декабря. Многие из них заехали в новое жилье буквально на следующий день, не желая ни дня оставаться в старых квартирах, где все удобства на улице. Кто-то же не заселился до сих пор – люди делают ремонты. А на подъездах уже висят объявления от предприимчивых жителей села: «Куплю квартиру в вашем доме». 

Дом сегодня, конечно, выглядит несколько недостроенным. Не все инженерные коммуникации строители успели завести туда, куда нужно, до первых морозов.  Во дворе – швах и грязные сугробы, потому что в 22 метрах от дома – сельская котельная. Но, как говорят в сельской администрации, на устранение всех этих недостатков у них есть гарантийное письмо от строителей. Летом, когда котельная перестанет работать и земля нормально оттает, во дворе появятся брусчатка, детский городок и бельевые веревки. 

— Мы здесь вдвоем живем,- рассказывает жительница нового дома Валентина — Я опекун, а это моя сестра – инвалид детства. Мы были прописаны на Школьной, 4, на станции. Там ужасно, невозможно было жить. Двухэтажный барак давно уже был в очень плохом состоянии. Все удобства во дворе, воду нужно носить. А здесь я довольна. На третьем этаже мне лучше, чтобы сверху на меня ничего не лилось. А то бывает, заселятся этажом выше кто попало и начинают соседей топить. Стены уже подсыхают, меньше стало сырых пятен. Окна влажные, «плачут», я там тряпочки положила. Конечно, я понимаю, что дом будет просыхать еще весной и летом. 

Пока в доме сыро. Очень сыро. Пахнет влажной штукатуркой, окна постоянно отпотевают, но в квартирах тепло. Хозяева, которые уже заехали в свое жилье, с ремонтом не торопятся, ждут лета, чтобы стены просушить нормально. Пока в углах квартир кое-где большие влажные пятна. Так что влагопоглотители в Ленинском до сих пор в почете. Только год назад ими сушили дома, пострадавшие от наводнения, а теперь вот пришел черед новых домов. 

— Мало времени выделяется на стройку, всем нужно быстрее деньги освоить. По-хорошему, дом построили, он должен год простоять, потом его летом штукатурить и сдавать. А не как у нас – ремонт по сырой штукатурке, сделать шпаклевку по сырой кладке, чтобы закончить вовремя и все деньги освоить, а иначе штраф, пеня, недобросовестный подрядчик, — говорят строители.

Люди с самого начала знали, кто в какую квартиру заедет, контролировали процесс стройки. Кто-то просил сделать коридор пошире, кто-то — за счет ванной немного кухню увеличить. Строители шли навстречу новоселам. 

— У нас здесь однокомнатная большая квартирка, — радуется своему приобретению Светлана. — Мы с семьей с самого начала знали, что в эту квартиру заедем, с того момента, как на нашем старом доме написали, что он идет под расселение. Новым жильем мы очень довольны. Я приходила на стройку несколько раз, меня все устроило. Комната большая, светлая. Кухонная зона отделена, раньше мы о таком даже не мечтали. Очень хорошо, что фундамент простоял столько времени – дом не будет давать усадку. 

Мужчины восторга слабой половины человечества не разделяют:

— Холодно — раз. Гардину хотел повесить – стал сверлить, вылил ведро воды – из дырки натекло. Это значит, что дом с водой, — ругает строителей Александр. — Вода проходит по стенам, ею напитался кирпич под осенними дождями. Вентиляция сделана коряво – она почему-то оказалась в коридоре. 

ДРУГИЕ ДЕНЬГИ

Главная проблема большинства новостроек (и ленинская – не исключение), которые строятся под расселение людей из ветхого жилья, что в них нет балконов. Конечно, балкон люди могут сделать сами, но только за свой счет. Также люди переживают, насколько быстро или не быстро в их доме появится оптико-волоконная связь. 

— Сколько нам давали на строительство одного квадратного метра в этом доме? 29 850 рублей. Эта цена складывается из чего? Чем меньше заказчики заявят цену в Фонд развития ЖКХ, тем меньше они должны будут доложить своих средств на условиях софинансирования, — делится секретами строительства генеральный директор ООО «Мега-строй 8» Андраник Авдалян. —  И строитель пусть думает сам, как ему строить. А мы в этом доме 127 квадратных метров лишних построили. Они все раскиданы по жильцам. Почему? Потому что каждому полагается определенная площадь квартиры, а мы должны их все в одной коробке разместить. Вот метры и теряются. Плюс в деревяшке нет ни туалета, ни ванны, а нам нужно и жилую площадь сохранить, и дать им санузел. Конструктивные особенности строительства этого дома не позволяли нам сделать по-другому. К нашему удовольствию, областное правительство пошло нам навстречу и выделило дополнительные 19 миллионов рублей. На что у нас хватило воли и денег, такой дом и получился. Вот, например, у нас было 6,5 квадрата жилой площади, и в них нужно было устроить жилую квартиру. Этот человек когда-то в деревяшке выкупил комнату в собственность, а нам нужно было дать ему однокомнатную квартиру. Я построил ему 28 квадратов. Конечно, было бы идеально, если бы у этих людей в квартирах сейчас были балконы. Ведь если мы думаем о том, что мы переселяем людей из ветхого жилья в нормальное, улучшая их условия жизни, то надо думать из других побуждений, а не заселять людей туда, где точно так же, как откуда они выселились. В 21 веке нонсенс  — вешать белье во дворе на веревке. Но балконы — это дополнительные расходы, и они не вошли в стоимость дома. Нам, как строителям, тоже бывает стыдно за то, что мы строим. Но нас загоняют в такие рамки условиями финансирования стройки. Например, на Мелиоративной в Биробиджане мы за свой счет поставили людям балконы. Вот такое меценатство. И пожалели. Там рядом два других наших дома – они теперь тоже балконы хотят. А на мне, что, красный крест нарисован?  Я сейчас во все дома за свой счет балконы поставлю, а потом по миру пойду. А люди говорят, что у нас плохие строители, а в доме напротив были хорошие. Но мы везде стараемся хорошо строить. Нам не хочется потом ехать и исправлять ошибки. Это дополнительные расходы. К тому же для любого предпринимателя дороже имиджа ничего не существует. Для того, кто собирается работать дальше, а не урвать и уйти. Он старается делать капитально, надежно, качественно. Почему я должен потом краснеть перед людьми? Но меня к этому подводят – говорят: на тебе проект, выкручивайся, как хочешь, а если не успеешь, то мы тебя огреем. Приходится выкручиваться, чтобы все выполнили свою задачу. Всё хорошее стоит других денег. Вот вы спросите меня, буду я еще строить жилье для переселения? Нет, не буду. 

Строителей поддерживает и районная администрация. Они тоже понимают, что для строительства нормального жилья нужны другие деньги. 

— Когда мы вникли в эти проблемы, мы столкнулись с тем, что фонд, который выделяет денежные средства, не располагает реальными ценами на строительство жилья,- говорит первый заместитель главы администрации Ленинского района Виктор Князев. — Почему у нас сделано все так, что до конца года ты должен это построить, хоть убейся, и отчитаться перед Москвой? Почему нельзя эту стройку растягивать на два года? Тогда можно будет и экспертизу сделать, это не сократит фатально сроки стройки. Нужно, чтобы на стройки выделялись переходящие средства, а не те, что нужно освоить до конца года. Мы начали строить, например, в июне-июле: земля оттаяла, и строители копают фундамент. Самый пик строительства придется на холодные месяцы – октябрь, ноябрь, декабрь. Пока берется кредитование, деньги как раз и поступают к октябрю. И нас  ставят в невыполнимые рамки – закончить строительство до конца года. Поэтому качество и страдает. Здесь не надо зимой строить, а уж тем более штукатурить неотапливаемый дом. Нужно рассмотреть этот аспект по Дальнему Востоку, чтобы мы средства не отправляли в бюджет Российской Федерации как неосвоенные, а потом мы их получить не можем, они уходят на другие цели.  

Представителей регионального отделения ОНФ в ЕАО волновали не только проблемы и радости этого конкретного дома, но и работа всей программы по переселению людей из ветхого и аварийного жилья. 

— Мы осуществляем контроль, как идет во всех районах ЕАО переселение из ветхого и аварийного жилья, признанного таковым на начало 2012 года, — говорит Галина Куликова, сопредседатель регионального отделения ОНФ в ЕАО. — Ветхое жилье, все эти бараки 30-40-х годов должны быть полностью ликвидированы. Решения этой задачи ждут 3,5 тысячи человек. И общественный мониторинг в решении этой проблемы – это очень важно. Мы хотим до конца понять, какие процессы в этой сфере тормозятся, что нужно нам еще решать не только на региональном уровне, но и на федеральном. Подрядчики нам уже знакомы, мы с ними можем общаться на более профессиональном языке. Теперь мы знаем, что нужно разрабатывать какие-то механизмы, чтобы проект будущего дома могли видеть не только строители, но и его будущие жильцы, а также народные контролеры, могли как-то влиять на ход строительства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *