Дом Владимира Пеллера

Этот человек был единственным в области полным кавалером ордена Славы и Героем Социалистического Труда

PellerОн отказался от брони, заявив в райкоме:

— Мое место там, на фронте. Не могу оставаться здесь, когда фашисты топчут родную землю.

Не ожидая повестки, Владимир Пеллер явился в военкомат и попросил поскорее отправить его в действующую часть.

В августе сорок первого года Владимир в составе Северо-Западного фронта, действующего на ленинградском направлении, принял свое первое боевое крещение. Здесь шли тяжелые оборонительные бои наших войск против опытного и сильного противника, обладавшего большим превосходством в живой силе и технике. Здесь Владимир Пеллер испил полную чашу горечи отступления. Полк, в котором воевал Владимир Пеллер, вскоре недосчитался многих бойцов и был выведен в резерв для переформирования, после которого круто изменил район фронтовой дислокации: северо-западное направление на южное, пополнив 25-ю стрелковую Чапаевскую дивизию Приморской армии. Бойцы 25-й стрелковой дивизии в течение многих дней героически держали оборону на подступах к красавице Одессе.

Он был ранен в ногу, и пришлось, как не хотелось, вспоминал свое первое ранение Владимир, занять койку во фронтовом госпитале. Его подлечили и направили на Сталинградский фронт.

В один из осенних дней, когда была отбита очередная атака гитлеровцев, в укрытие взвода разведки Владимира Пеллера заглянул старший политрук баталь-она. Он достал из командирской сумки газету «Красная звезда» и стал читать напечатанный в ней рассказ под заголовком «Дом Павлова», в котором писалось, что гвардии старший сержант Павлов, командир пулеметного отделения, и группа воинов из 24-х бойцов сумели отбить у немцев каменный дом в центральной части Сталинграда, важного для обороны 13-й гвардейской стрелковой дивизии прославленного генерала Родимцева, переброшенной через Волгу на помощь осажденным сталинградцам.

— А что, если нам поддержать старшего сержанта Павлова? — обратился старшина Пеллер к бойцам взвода разведки.

Убедившись в полной поддержке своей задумки бойцами, Пеллер пришел к командиру батальона. Он дал добро на проведение операции и в случае ее успеха заверил старшину, что разведчики могут рассчитывать на поддержку всеми огневыми средствами батальона. Дом, который Владимир наметил отбить, располагался в заводском поселке, имел очень важное значение для обеих сторон. Вокруг просматривалась большая территория и, следовательно, имелся широкий обзор для обстрела позиций противника. Гитлеровцы пользовались этой возможностью и обстреливали каждую окопную ячейку, каждый метр земли. Днем здесь нельзя было головы поднять. Для выполнения задуманной боевой операции Владимир Пеллер из взвода отобрал горстку самых проверенных и опытных в бою бойцов, под покровом темноты бесшумно привел к дому и внезапно для немцев их атаковал. Гитлеровцы, хорошо понимая значение дома, дрались с отчаянием обреченных. Автоматными очередями, а где гранатой бойцы старшины Пеллера выкурили немцев из дома. Доходило и до рукопашной.

О подвиге нашего земляка и его боевых товарищей подробно написала армейская газета «Суворовский натиск».

Четырнадцать дней хозяевами дома были мужественные разведчики, и только когда немцы открыли по непокорному дому мощный артиллерийский и минометный огонь и атаковали его крупными силами, пеллеровцы дали последний бой за свою крепость, а затем по приказу комбата отошли на позиции, занимаемые батальоном.

Тяжелое ранение в живот Владимир Пеллер получил на окончательном этапе разгрома окруженной армии Паулюса. Защитника Сталинграда отправили в тыловой госпиталь.

Случайно ему стало известно, что ввиду тяжелого ранения его, Владимира Пеллера, собираются комиссовать подчистую. Он потерял покой, мысли одна другой тяжелей не покидали его голову. Владимир рвался к своим боевым товарищам. А это его желание еще в большей мере подстегнуло письмо, полученное с фронта от комбата. Майор просил от бойцов разведвзвода и от себя лично Владимира Пеллера при выписке из госпиталя вернуться в действующую армию не куда-нибудь, а в родной батальон. К великой радости Владимира, его опасения, что его снимут с воинского учета и отправят домой, оказались напрасными. Проводить Владимира на фронт пришел медперсонал госпиталя, все, кто приложил свои руки и теплоту души, чтобы он, Владимир, был, как прежде, здоров. Впереди для фронтовика была Курская битва.

В одну из ходок в тыл врага и при возвращении с уже добытым «языком» немцы обнаружили разведчиков и открыли плотный минометный огонь. Осколок мины попал в голову Владимира. Наскоро перевязав рану командира, разведчики продолжили опасный путь к своим. Доставленный пленный офицер дал ценную информацию.

И после третьего ранения Владимир Пеллер долго не задержался в госпитале.

В июне 1944 года началась Белорусская наступательная операция. При освобождении Витебска первыми, кто прорвался на улицы города, были разведчики Владимира Пеллера. Они водрузили на здании областного Совета флаг нашей родины. К этому времени Владимиру Пеллеру за умелое руководство разведвзводом присвоили офицерское звание и доверили командование разведротой 210-го гвардейского Полоцкого Краснознаменного полка. Представляя Владимира Пеллера к очередной награде — ордену Славы 3 степени, командир полка майор Коваленко писал: «Младший лейтенант Владимир Пеллер при освобождении города Витебска умело руководил боем, проявив при этом героизм и мужество».

Разведрота под командованием Владимира Пеллера была отмечена благодарностью за освобождение Советской Прибалтики,  а ее командира представили к ордену Славы 2 степени.

День Великой Победы Владимир Пеллер встретил на земле Восточной Померании, за освобождение которой стал полным кавалером ордена Славы.

Вернулся Владимир Пеллер в Амурзет спустя год после окончания войны, и то, что он застал в колхозе «Ройтер Октябрь», с болью отозвалось в его сердце. Хозяйство пришло в упадок, сельчане еле как сводили концы с концами, поэтому гулять долго фронтовику не дали. Зная его довоенную работу на посту председателя колхоза, на отчетно-выборном собрании, раньше обычного времени, колхозники единодушно вновь избрали его своим председателем. Ах! Какой радостью было наполнено все его существо, что он вновь вернулся к мирным земным делам, к земле, по которой тосковали его руки, к высокому доверию, оказанному сельчанами.

Владимир Израйлевич еще не успел как следует привыкнуть к председательскому креслу, как произошел у него конфликт с чиновником из сельхозуправления, который в резкой форме набросился на Владимира Израйлевича за самовольный отбор нескольких мешков пшеницы, чтобы отвезти на мельницу и муку раздать особо нуждающимся многодетным вдовам.

— Посмотрим, — кричал он, — как вы будете изворачиваться в райкоме партии!

Эта фраза, сказанная для испуга, отнюдь не могла убавить смелости у председателя, на фронте не такое бывало. Владимир Израйлевич, несмотря на свою занятость председательскими делами, находил время, чтобы помочь семьям фронтовиков, тем, у кого отцы не вернулись с войны.

За три года его работы в колхозе «Ройтер Октябрь» ему удалось многое сделать. Колхозная экономика пошла в гору. Жизнь людей стала заметно улучшаться, и полновеснее стал трудодень. Во всем величии его удивительный талант организатора сельского производства раскрылся на посту председателя объединенного колхоза «Заветы Ильича». В этой должности он бессменно проработал в течение 12 лет.

Об успешных делах первого в автономии колхоза — миллионера «Заветы Ильича» народная молва достигла, как пелось в одной из популярных песен, «до самых, до окраин». На имя председателя колхоза с просьбой принять на работу в преуспевающее хозяйство шли письма от людей, проживающих в различных республиках Союза. Владимир Израйлевич не без гордости за колхоз читал эти письма. Он словно был рожден, чтобы творить чудеса на кормилице — земле, а она, благодарная, воздавала сторицей человеку за его упорный самоотверженный труд. Он не щадил себя и от других требовал максимальной отдачи, где бы, на каком участке ни трудился колхозник. И не случайно в результате такого доблестного труда были такие высокие показатели, за которые колхоз неоднократно награждали переходящими Красными знаменами ЦК КПСС, Совета Министров, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. В 1971 году колхоз наградили орденом Трудового Красного Знамени. В этом же году хозяйству «Заветы Ильича» вручено памятное знамя ЦК КПСС. Оно оставлено передовому колхозу на вечное хранение. Колхоз утверждается также участником ВДНХ. По заслугам отмечены правительственными наградами и труженики колхоза, среди них Мария Брахманова. Более 30 лет она выращивала богатые урожаи овощей, достойная преемница легендарных Шифры Кочиной и Лейбы Резника, заложившего и вырастившего первый в автономии плодово-ягодный сад. Признание заслуг Брахмановой — Звезда Героя Социалистического Труда и два ордена Ленина. Звездой Героя Социалистического Труда отмечен труд колхозной доярки Марии Покатыло. В 1960 году этого высокого звания удостаивается и сам председатель передового колхоза «Заветы Ильича» Владимир Израйлевич Пеллер. Он один из немногих в Союзе, заслуживших столь высокие награды как на поле боя, так и за выдающиеся успехи в мирном труде.

В 1974 году Владимир Израйлевич Пеллер последний раз отчитывался перед колхозным собранием о проделанной работе и в конце отчета высказал просьбу освободить его от должности руководителя колхоза по состоянию здоровья. 1978 год стал последним годом жизни Владимира Пеллера. Перестало биться могучее сердце этого удивительного, неординарного человека, чья яркая жизнь — пример служения народу.

Юрий ФАЙНЗИЛЬБЕРГ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *