Дорогие наши родители

Дорогие наши родители - Здесь четыре поколения нашей семьи: бабушка Хая Симховна, мама, папа, я, мои сестра и брат, наши дети

Фото из семейного архива

Здесь четыре поколения нашей семьи: бабушка Хая Симховна, мама, папа, я, мои сестра и брат, наши дети

Светлой памяти Розы Шмулевны и   Михаила Петровича Рычковых посвящаю

Нашу – именно что нашу газету «Биробиджанер  штерн» я читаю с удовольствием. Из публикаций можно узнать о людях хороших, о судьбе нашей области, страны, о том, что происходит в мире. Найдут что почитать и знатоки идиша. За это большое спасибо коллективу газеты.

А сегодня я хочу рассказать о своих родителях, которым пришлось пережить трудные времена и при этом достойно прожить свою жизнь.

Мама – Роза Шмулевна Предирайло – вместе с родителями бежали с Украины от бандеровцев, которые до войны и в военные годы убивали евреев только за то, что они были евреями. Доехали до Хабаровска, но вскоре переехали в село Валдгейм, которое стало им родным на всю оставшуюся жизнь.

Когда маме исполнилось восемнадцать лет, она устроилась на почту телефонисткой. Вскоре в селе открыли дом-интернат для детей-инвалидов, мама пошла туда воспитателем  и  больше сорока лет посвятила этой работе. А какие праздники проводила!  До сих пор помню, как мама сшила мне и сестре Людмиле из марли  костюмы снежинок и мы пошли с ней в интернат. Забыв о своих болезнях, дети под маминым руководством танцевали, читали стихи, от души веселились, а  потом получали подарки – конфеты и фрукты, единственное лакомство за весь год.

В 1945 году мама познакомилась с папой, а через год они поженились – расписались в сельском Совете Валдгейма.

Папа, Михаил Петрович Рычков,  был родом из Кировской области,  и когда стало неспокойно на границе Дальнего Востока из-за конфликтов с японцами,  его в 1937 году направили охранять восточные рубежи страны. Прослужил он семь лет. По его скупым рассказам выходило, что очень часто им приходилось ночевать в траншеях, в грязи и холоде, так как японцы могли под покровом  темноты неожиданно напасть  на пограничников. Были случаи, когда после таких вылазок утром не досчитывались половины роты бойцов. Служил отец на территории ЕАО, в полку, который охранял военные самолеты, базирующиеся возле села Русская Поляна.

Когда война закончилась, отец решил остаться на Дальнем Востоке, где встретил свою любовь. С мамой они прожили почти сорок лет. Мы, дети, никогда не слышали, чтобы они ссорились, выясняли между собой отношения. Папа шутя называл маму старшиной, так как последнее слово чаще всего оставалось за ней. А еще они были очень красивой парой!

Сколько помню папу, он всегда работал. Днем в сельской школе, а ночью подшивал всему селу валенки – многие жители шли к Мише, потому что лучшего специалиста в этом деле, чем он, не было.  И не только в этом. Отец был, можно сказать, мастером на все руки. Вместе с  родственником Юрием Ивановичем Быковым  они построили большой дом на улице Полевой, который и сейчас служит людям. Плотником он был искусным, топором работал играючи.

Но иногда вечером, взяв свою тульскую гармонику, отец садился на скамейку возле калитки и играл – весело, задорно. Мама же под эту музыку красиво танцевала. Эта музыкальность родителей передалась и нам, детям.

Честно и достойно прожил папа свою жизнь. Был награжден  двумя боевыми медалями. Но одна горечь осталась у него на всю жизнь – он не был признан участником Великой Отечественной войны. Много раз писал в Москву в соответствующие органы и тяжело переживал, когда приходил неутешительный ответ: «Признать не можем, ваша часть не была действующей в боях». Так и умер в 1985 году, не добившись справедливости. Я тоже обращалась по этому поводу в архив Министерства обороны, но увы…

9 мая, в День Победы, вместе с правнуком Эдуардом  мы несем портрет отца и прадедушки Михаила Петровича Рычкова в колонне Бессмертного полка.

У отца с матерью нас было четверо. Брат Саша, к сожалению, рано ушел из жизни, а мы, дочери и еще один брат Юра, получили благодаря родителям хорошее образование, выросли трудолюбивыми, уважительными к старшим. У нас было большое хозяйство, держали скот – корову, свиней, кроликов, кур, уток и гусей. Мы научились у родителей и сено косить, и стога ставить, пилить и колоть дрова, белить и красить дом. Был у нас большой земельный участок с хорошим садом, ухоженным огородом. Папа держал пчел, так что все было свое, поэтому проблем, чем накормить детей, у родителей не было.

Мамочка научила нас, девочек, соблюдать чистоту и создавать уют. Она всегда говорила: «Хозяйку видно с порога дома». А как она готовила! Особенно любили мы приготовленное ее руками кисло-сладкое мясо с драниками, фаршированную рыбу и другие еврейские блюда.

Училась мама в Валдгеймской средней школе, изучала еврейский язык. Писала и читала на идише, любила еврейский театр. От нее и от нашей прабабушки Инды Пинхасовны, которая говорила только на идише, мы с детства понемногу освоили еврейский язык, общались с ней и понимали ее. Знала идиш и бабушка Хая Симховна.

Далеко не все рассказала я о своих дорогих родителях. Не одну тетрадь надо исписать, чтобы уложить в строки всю их жизнь. Когда их не стало, провожать Розу и Мишу Рычковых в последний путь  вышло почти все село.

Сохраняя светлую память об отце и матери, мы рассказываем о них своим детям и внукам. Рассказываем и о родном селе, о людях, живущих в нем.

Я надеюсь, что, прочитав мое письмо, в Валдгейме вспомнят добрым словом нашу еврейско-русскую семью, где все любили и уважали друг друга, где мы были счастливы.


Алла Михайловна Мирошниченко, г. Биробиджан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *