Дорогу осилит едущий

Дорогу осилит едущий

Олега Черномаза

В конце февраля 2014 года Верховная Рада Украины отстранила президента Виктора Януковича от власти, следствием чего явились массовые протестные движения на юго-востоке Украины, переросшие в вооруженное противостояние

Угроза жизни, разрушенная инфраструктура, а теперь еще и всеобщая мобилизация – факторы, напрямую связанные с непрерывным потоком беженцев с Украины в Россию. 

Аналитики различных агентств приводят весьма противоречивые данные по количеству украинских граждан, прибывших на территорию России в течение этого года. По разным оценкам, их число колеблется от трехсот восьмидесяти тысяч до двух миллионов человек. Такой разброс в данных статистика объясняет постоянной сменой статусов граждан Украины, находящихся на территории нашей страны. По данным же Российского Красного Креста, в середине февраля общее число лиц, зарегистрированных в российских регионах в статусе беженцев, составляло 335 тысяч 929 человек, 221человек из которых проживает сейчас на территории  Еврейской автономной  области. 

Жизни всех беженцев разделены военным противостоянием на «до» и «после». Как строить новую жизнь в предложенных историей обстоятельствах, каждый выбирает сам. Семья Тимофеевых – Светлана, Виталий, их дочери – девятилетняя Камила и четырнадцатилетняя Полина – свою новую жизнь в России начала с путешествия через всю страну на автомобиле.  

– Светлана, Виталий, чем обусловлена такая тяга к автопробегам?

Виталий:

–  Обстоятельствами. Мы до недавнего времени жили на Украине, в Луганской области. Раньше, возможно, никто и не знал о ее существовании, теперь о ней упоминают информационные агентства всего мира. Прославились…

Светлана:

 – Мы жили в небольшом городе с численностью населения около тридцати тысяч человек, Перевальске, в сорока пяти километрах от Луганска. Только у нас там даже небольшие города перегружены промышленными предприятиями – заводами, фабриками. Если помните историю – примерно в районе Донецка были сконцентрированы предприятия тяжелой перерабатывающей промышленности СССР.  Работа, семья, дети, обычные заботы. Мы не задумывались, на каком языке мы говорим и кто мы по национальности. Жили да жили, любили свой город, свою малую родину. 

Виталий:

 – События разворачивались постепенно. У нас в Перевальске было относительно спокойно. На лето мы, как обычно, отправили детей в Донецкую область. У бабушки с дедушкой свой дом, речка рядом, простор.  Но отдых там не получился. Село попадало то под власть ополченцев, то переходило к правительственным войскам. Бомбили, стреляли. Старики и дети ночевали в погребе. В нас поселился страх за судьбу детей, родителей.

–  Вы покинули страну только в декабре 2014? Что спровоцировало отъезд?

Виталий:

–  От нас до Луганска около 50 километров, там почти месяц усиленно бомбили. Было много пострадавших. Военные действия шли совсем рядом. Все населенные пункты по соседству с нами сильно пострадали – Стаханов, Брянка, Луганск, Чернухино, Дебальцево – это 30 километров от нас. Когда линия боевых действий переместилась,  до нас оставалось не более 20 километров, а взрывы стали доноситься с городских окраин, гипотетическая опасность переросла в реальную угрозу для жизни. Тогда и произошла маленькая революция в сознании.  Каждый, кому хоть раз пришлось оказаться в аналогичной ситуации, понимает, как в этом случае расставляются приоритеты в системе общих ценностей. 

Светлана:

 – Ради спасения детей мы оставили четырехкомнатную квартиру, гараж, всю бытовую технику, мебель… А как на все копили… Покупали потихоньку… Радовались… Но выбор между имуществом и жизнью детей, как вы понимаете, не выбор. И теперь, когда мы все живы и здоровы, начали все сначала.

– Многие жители Украины просили убежища в западных странах. Почему вы выбрали Россию?

Светлана:

 – При выборе страны возможного проживания Польшу, Венгрию или другие западные страны мы не рассматривали. Они, возможно, больше подходят для жителей западных территорий Украины. Мы – жители восточной части – русскоязычные, по менталитету, по культурным корням ближе к России. 

– Автотранспорт – это удобный способ передвижения по российским просторам?

Виталий:

 – Нормальный. Только он был выбран случайно. Нам просто повезло, что мы смогли выехать с Украины на нашем автомобиле, это не всем удается. А уже в России прикинули, что и дальше двигаться на машине будет дешевле, чем на самолете, например. Кроме того, нас ждало не просто путешествие, а дорога из одной жизни в другую… Хотелось иметь хоть какой-то запас необходимых вещей на первое время. Багажник – довольно вместительный чемодан. А машина, хоть она у нас и старенькая, не подвела в пути и  сейчас выручает. 

–  Сколько дней вы провели в пути?

Виталий:

 – Общее время автомарафона –  больше двух недель. А время в пути – 12 суток. В ситуации такой, как наша, десять километров можно ехать и сутки. На границе мы простояли почти три дня. Потом попали в Вологодскую область. Там для нас и климат был не совсем привычный, работу найти тяжело, и люди там уже изрядно устали от переселенцев и беженцев. Но что делать? Несколько недель в этой области жили, осматривались, созванивались со многими российскими регионами в поисках места для жительства.

–  И почему местом для новой жизни выбрали нашу область? 

Виталий:

–  Приграничные территории мы перестали рассматривать как вариант почти сразу – там уже почти год сотни беженцев. Когда позвонили в управление по внутренней политике правительства ЕАО, нам так ответили, что захотелось ехать. Сказали, что есть вакансии, что нам помогут устроиться. Как-то с душой говорили. Мы доверились, поверили и поехали через всю страну на этот голос.  Можно сказать, что телефонный разговор вселил в нас уверенность в хорошее. 

Светлана:

–  Мы семья, которая любит путешествовать, и решили, если уж ехать, то от моря и до моря… Если вы по поводу еврейских корней, точно не знаем, но может быть… Смотрели на карту России – Дальний Восток казался действительно дальним. А Еврейская область на карте Дальнего Востока выглядит такой самодостаточной. Посовещались. Подумали. Конечно, пугал и климат, то, что едем зимой. Но времени на раздумья особо не было. И решились.

–  Тысячи километров по незнакомой территории? Как вы с этим справлялись?

Виталий:

 – Мы ехали по зимней России и думали о хорошем, о том, что мы способны преодолеть  трудности…

Нам удалось разбудить в себе дух первооткрывателей, пребывать в туристическом настроении, осматривать достопримечательности. Мы ехали в новогодние праздники. И хоть цель была доехать до места, мы превратили это вынужденное путешествие в познавательное. В городах, через которые мы проезжали, где останавливались, смотрели новогодние  ледовые городки – на Украине таких нет. Смотрели на людей. Радовались, что мир вокруг. Старались не пропустить областные и краевые центры – Пермь, Красноярск, Новосибирск, Екатеринбург, Омск. Видели Байкал. Изучили географию нашей новой Родины не по карте, а воочию…

Светлана:

–  О прошлом вспоминать не хотелось… Решение было принято, насколько оно правильное? Об этом лучше не размышлять. Возможно, все бы как-то обошлось, и мы бы остались там в живых, а возможно – нет… В этой новой стране мы не чувствовали себя чужими, у нас был сопровождающий – начальник отдела общественных связей управления по внутренней политике Сергей Баланец, он очень нам помогал.  Нам ведь больше некому было звонить, а в дороге были вопросы. 

– Не поверю, что не было страшно, ведь никаких гарантий вам никто не дал?

Светлана:

–  В Биробиджан приехали в воскресенье. Боялись, конечно, что все обещанное может остаться только словами. Выбора у нас уже не было. Готовы были ко всему, даже к тому, что ночевать придется  на улице. Не пугал даже костерок на обочине… Но все складывалось неожиданно хорошо.

Виталий:

–  Нас поселили в Центре временного проживания. Уже через несколько дней жена устроилась работать преподавателем в восьмую школу, мне предложили  работу в колледже культуры. Теперь я  специалист по охране труда. Разница между украинским и российским законодательствами оказалось несущественной – нормативная база имеет одинаковую основу. В общежитии колледжа нам выделили комнату. Детей приняли  в одну из лучших школ города – в первую. Надеемся, что они станут достойными учениками. Записали их на танцы и в секцию каратэ. 

Люди, с которыми пришлось столкнуться, доброжелательны. Соседи в общежитии помогают. Работники социальных служб и Красного Креста нам все время что-то дают, приносят. Эта безвозмездная помощь нам просто  необходима. И оказывают нам ее так деликатно, что мы не чувствуем себя обездоленными изгоями, а только людьми, у которых временно необустроен быт. Совсем незнакомые люди предлагают свои вещи. Мы только еще вселились в комнату, кухня далековато, в комнате готовить не на чем. Девушка предложила мультиварку попользоваться. Такого уже нет даже на Украине. Там больше каждый сам за себя. Может, устали от всех этих событий, может, просто очерствели душой. Такое ощущение, что здесь, далеко от центра, люди сохранили лучшие человеческие качества.

Светлана:

–  Мы так благодарны за это. Надеемся, что в скором времени  мы сможем отплатить добром за добро. 

–  Мирное соглашение на Украине –  что вы почувствовали, узнав о нем? Как мирные инициативы могут повлиять на ваше будущее?

Виталий:

 – Когда мы узнали о договоренности мирного урегулирования ситуации, мы, конечно, обрадовались. Ведь там наши родственники, друзья, одноклассники. Родители уезжать категорически отказались. Они говорят, что нет сил, начинать все сначала. Родители не могут оставить дом, хозяйство. Брат, кумовья – все спрашивают, как мы устроились. Возможно, решатся на переезд. А пока стреляют и рвутся снаряды, их жизни в опасности. 

 Светлана:

 – Хочется, чтобы все было как прежде. Но так, как прежде, там долго не будет, наверное, уже никогда… Ведь то, что происходит, по сути своей – гражданская война. Люди ожесточились. Понятно, что большинство солдат воюют не по своей воле, но убитые остаются убитыми… Это быстро не забудется. Хоть и говорят: время лечит, никто не знает, сколько его должно пройти… Пять лет? Десять? Семьдесят? 

Виталий:

– Наша старшая дочь учится в восьмом классе. Колесить из страны в страну нет времени и необходимости. Дальше –  старшая школа, нужно будет много времени уделять подготовке к институту. Мы хотим получить российское гражданство. Нас здесь все устраивает. Свою дальнейшую жизнь мы бы хотели связать с этой областью. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *