Другой Цап

Другой Цап

Олега Черномаза

В Биробиджане продолжает работу выставка художника Владислава Цапа. 

«Мы и братья наши меньшие» – это официальное ее название, хотя сам автор настаивает на обратном порядке слов, считая, что изображение животных – мотив доминирующий.

Привыкшие к изображению сцен еврейской жизни на полотнах художника, зрители были – дальше применим весь спектр эмоций – от удивления до потрясения, скажем, заинтересованы новыми работами. Живописные герои в большинстве своем лишены национального колорита – это собаки и кошки. Люди, вернее их портреты, на выставке тоже есть, но в меньшем количестве.

В попытке разобраться, чем вызвано желание уйти от традиций и что стало импульсом для творческого эксперимента, мы провели с художником день. 

Оказалось, что первая творческая удача по манере исполнения была ближе к реализму. Первый рисунок, попавший на выставку, был выполнен пятиклассником Цапом, учеником облученской школы. Крейсер «Аврора», бегущие солдаты, матросы, темно-синее хмурое небо… Владислав сначала был вполне доволен работой, а когда увидел ее выставленной в школьном фойе, смутился… Она плохо смотрелась в окружении «шедевров», чей вид мог бы навсегда развить в будущем художнике чувства, несовместимые с желанием рисовать, если бы не одно обстоятельство. Его работа стала победителем, поскольку только она была истинно авторской, а прочие – хорошо перерисованными картинками из книг. В общем, несмотря на признание людей, в искусстве понимающих, быть смешным в глазах обывателя Владиславу с тех пор больше не хотелось. 

Свою первую взрослую работу, попавшую на выставку, посвященную 50-летию области, художник хранит до сих пор. Называется она просто – «Ветка смородины». По мнению автора, для того периода его творчество было вполне логично, картину он написал все в той же реалистичной манере. 

С того первого участия прошли годы, число выставок Владислава Цапа приближается к тридцати, а если быть точным, то нынешняя – двадцать седьмая. Первая персональная состоялась в 1993 году – там были и натюрморты, и пейзажи. Потом была выставка карикатуры «Покушение на Ж.», запомнившаяся тем, что по ее окончании художник еще несколько лет получал поздравления с днем рождения от самого Жириновского. Случай забавный, поскольку название выставки к персоне политика особого отношения не имело, хотя карикатуры, и довольно едкие, на его персону присутствовали. Самой удачной, а потому памятной и любимой, автор считает именно эту выставку. 

К числу своих не самых сильных сторон Владислав Цап, несмотря на то, что является автором иллюстраций к 43 книгам, соавтором нескольких книг об истории города и области, автором фестивальных эмблем, орденов и почетных знаков ЕАО, относит нелюбовь к работе. Подобное высказывание в контексте вполне можно принять за самоиронию. Видимо, борясь со своим нетрудолюбием, художник работает все время.

Порассуждать о любви к живописи и любимым художникам он может лишь вскользь. Говоря о любимых художниках, предпочтение отдает самоучкам. Тем природным самородкам, которые, не имея специальных знаний, а порой и навыков, добились в рисовании ни много ни мало – самовыражения. Был такой знаменитый Иван Селиванов, так вот, он, художник-самоучка не от мира сего, стал не просто знаменитым в мире художественном, но и послужил прототипом нескольких кинематографических героев. Рисовал он курочек, бабушек – все, что было ему понятно и близко. Начал в шестьдесят, закончил в восемьдесят – успел прожить в наивном искусстве целую жизнь. 

В современном мире тем, что нарисовано правильно, никого не удивишь. Ценится то, что не вписывается в правила. Художники с академическим образованием рисовать «неправильно», как правило, не умеют. Научить правилам рисования можно любого человека, но не из каждого при этом получается хороший художник. Так же, как не из каждого умеющего играть на баяне получается музыкант. 

Из Владислава Цапа музыкант не получился. Увлечение музыкой так и осталось в его жизни моментом неразделенной любви. В юности одна девушка учила его играть на баяне «Полюшко-поле». Образовательный процесс восемнадцатилетнему Владиславу очень нравился, но больше ему нравилась девушка. Неделя ушла на уроки плечом к плечу, мелодию он выучил, постиг ее скорее математикой, чем тонким музыкальным чутьем. А вот девушку так и не покорил. Уходила она из его жизни со словами приговора об отсутствии у парня музыкального слуха. 

Время показало, что слуха, может, у него и нет, зато зрительной памяти – основного атрибута художника, по мнению нашего собеседника, вполне достаточно для реализации творческих идей. Ведь даже гениальное чувство пропорции – ничто в художественной сфере без идейного наполнения. Можно перейти к банальностям – без хорошей школы и хорошей идеи художника не получится. Хотя исключения бывают во всех правилах – современный авангард тому подтверждение. С точки зрения творчества, новая выставка художника, по его собственной оценке, – полный «НОЛЬ».

Вот и договорились. Выставка работает, многим нравится, а сам автор о ней ТАКОГО мнения. Вдаемся в тонкости, выясняем детали. Оказывается, в выставочной карьере Владислава Абрамовича ни разу не было выставки-анималистки, и он решил устранить этот творческий пробел. И идея номер два – показать, наконец, городским обывателям, что Цап умеет рисовать. Ведь говорят же, что Пикассо рисовать не умел, а вот если бы умел, то рисовал непременно бы, как Суриков. NAT 0066

Открытие, что Цап в совершенстве владеет техникой академического письма, сделали для себя не только простые посетители выставки, но и некоторые коллеги по цеху. Сергей Толмачев, известный в ЕАО мастер гравюры, долго восклицал, увидев представленные акварели. Выставка демонстрирует владение разными техниками и доказывает тем, кто до сих пор сомневался, что Цап – художник во всех смыслах этого слова. Но даже в доказательствах Владислав остается верным себе. Портрета любимой собаки художника на выставке не найти – своих художник почти не рисует. Рисунков кошек там меньше, чем изображений собак. Кошка в представлении художника – мягкая игрушка, от кошки нет обратного тепла: слишком независимая, слишком самодостаточная. Погладить ее можно только, когда она этого сама захочет, ну или захочет побаловать хозяина своим вниманием. Собака – это другое, это друг, в собаке есть и интеллект, и душа, и преданность, и верность. Портреты людей он рисовать не любит, особенно на заказ – оригинал ждет сходства и почти не оставляет места для творчества. Лица на выставке написаны в минуты редкого вдохновения отдельными натурами. Говорит, что мужчин рисовать легче, чем женщин, дамы всегда хотят быть красивыми. Стариков еще легче, чем мужчин, – они достаточно мудры, чтобы воспринять себя любыми. И художник их, чем дольше живет, тем больше понимает. Зато до сих пор не понимает, что такое богема. И никак с ней себя не соотносит. Он как все люди. А из огромного числа приобретенных навыков и умений особо гордится тем, что умеет штопать носки и вышивать, чему научили его в школьные годы на уроках труда. Мы же после проведенного с художником дня можем гордиться тем, что прикоснулись к его миру, дарящему так много светлых красок миру каждого из нас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *