Два колеса и вся Россия

Два колеса и вся Россия

Путешественник Александр Норко, посетивший в своем всероссийском велопробеге и Еврейскую автономию, считает, что, путешествуя в одиночку в спартанских условиях, он тем самым спасает себе жизнь. И другим людям тоже – тем, кого встречает в пути, с кем общается, кто становится его друзьями

За плечами у Александра Норко уже пол-России – стартовав из Санкт-Петербурга 19 апреля, он успел побывать в Челябинске, Красноярске, Череповце… Теперь дорога завела его на Дальний Восток. 

— Еще в 11 лет я совершил в группе двухнедельный лыжный поход в Заполярье, – рассказывает Александр Норко. — С тем пор меня постоянно тянуло в какие-то географические дали, поездки, походы. Уже много позже возникла идея совершить настоящее большое путешествие по миру. В 2009 году идея воплотилась в одиночный велопоход в Африку! Дорога через Европу заняла больше года – выехал 25 июля, а вернулся домой в августе следующего года. 

Для кого-то даже такие экстремальные долговременные «перемены мест» — только развлечение от серых рабочих бизнес-будней. Александру Норко же путешествие в Африку перевернуло всю жизнь: он просто не смог жить как раньше – успешным бизнесменом, чиновником, специалистом… В 2011 году, заразив своим энтузиазмом многих, Александр Норко стал участником первой западно-121гималайской комплексной научной экспедиции Санкт-Петербургского союза ученых. 

— У меня высшее техническое образование, высшее политическое, высшее экономическое, и это далеко не все, – рассказывает путешественник. — Я прошел путь от токаря на механическом заводе  до инженера, потом руководителя. Но тяготел к общественной работе, а тогда это были комсомол, партия. Было время, работал на отечественную оборонку, на развитие космической программы. Много было создано – товарно-фондовая биржа, радиостанция «Новый Петербург», телерадиокомпания «Модерн»… В то же время продолжал учиться в Германии. Потом получил приглашение от советника английской королевы приехать в Лондон. Некоторое время работал там, оказался в кругу, который принято считать элитой — лорды, члены парламента, руководители престижных учебных заведений мирового уровня. 

После возвращения Александр Норко работал в администрации Санкт-Петербурга начальником отдела финансовых балансов и развития стратегии —  одним словом, руководил бюджетом огромного города со всеми его отраслями и «болячками». При нем сменилось шесть вице-губернаторов. Потом было страхование рисков, работа эксперта долевого и инвестиционного строительства… А вот путешествие в Африку и последовавшие за ним другие малые и большие путешествия изменили прежнюю жизнь…

— Нынешний мой одиночный велопробег по территории России я посвятил трем знаковым для мировой и отечественной истории датам — 70-летию освобождения Ленинграда от блокады, 70-летию окончания Великой Отечественной войны и      70-летию окончания Второй 132мировой войны. На мой взгляд, это одни из самых важных событий в человеческой истории, когда сила духа, воли к жизни, к справедливости победила мрак и хаос. Конечно, очень печально, что порой людям свойственно ввергать себя в ужас и страдания, в войну и разруху, чтобы просто понять, как же хорошо без этого…

В визитке у Александра Норко просто и без затей написано «Путешественник. Философ добровольной простоты». Своя собственная жизненная философия, сутью которой путешественник с удовольствием делится с окружающими.

— Я стараюсь быть простым во всем – в одежде, в еде, в общении с людьми. Из тебя постепенно исчезает все наносное, мелкое, житейское, что тревожило раньше. Ты можешь начать здраво и масштабно мыслить огромными категориями, при этом не терять ясности ума и не забивать голову вещами вроде добычи денег и покупки нового модного хлама в квартиру… Такая простота, в числе прочего, подразумевает дружелюбие, открытость, без масок и притворства. Ведь в одиночном пути все просто – минимум одежды, в зависимости от погоды и сезона, палатка, велик… Ничего лишнего. Как дань доступной связи возил с собой планшетник со спутниковым Интернетом, куда время от времени писал посты о тех местах, где я нахожусь, размещал фотографии. Гаджет у меня как-то стащили, даже уже не помню где… Палатка и ночевка в чистом поле, обязательная овсянка на завтрак, проверка исправности велосипеда —  и снова в путь.

Показателем действенности такой жизненной философии Александра Норко служит подготовка к его российскому велопробегу. Сначала, прослышав об известности путешественника, ему хотел дать денег на пробег один из успешных питерских бизнесменов. Все было прекрасно, пока он без объяснения причин не отказал в финансировании за месяц до назначенной даты старта пробега. Разбираться, в чем дело, путешественник не стал. Пробовал задействовать другие, дружеские связи еще со старых комсомольско-партийных времен. Вышло еще хуже, из разряда «грузите апельсины бочками» и попыток подтягивания под велопробег огромных средств, как под целый проект с широким пиаром и громогласностью. 

 — И тогда я понял, что нужно довольствоваться минимумом и изначально брать дело только в свои руки – в пути же ко мне, случись что, не прилетит по первому зову вертолет с припасами? – рассказывает путешественник. – И я просто пошел к друзьям. У кого-то из них был свой бизнес по созданию туристического снаряжения, кто-то сам был турист со стажем. Поговорил, дали палатку, спальник, что-то из походного скарба, по мелочи что-то купил сам – и готово походное снаряжение. Велосипед мой иначе как боевым назвать нельзя – это он со мной был в заполярной Скандинавии, Европе и Африке… Потасканный, потертый, но очень надежный, я в былые времена, ничего не соображая в велосипедах, доверился профессионалам в его покупке и не прогадал.

— В пути в разных странах во многих местах, которые всеми принято считать опасными, я встречал радушие и доброжелательность, — делится впечатлениями Александр Норко. – Приятно так ломать стереотипы, прежде всего внутренние. В Албании, стране с репутацией терроризма и экстремизма, до сих пор истязаемой раздорами, в городе Шкодер у меня сломался велосипед, что-то случилось с переключением скоростей. На центральной площади я совершенно без знания албанского, на ломаном русско-английском сумел объяснить, что мне нужно. Мне сказали, что вряд ли получится отремонтировать велик, в городе никто этим не занимается.  Простое чудо человеческого общения – мне повезло в городе с двумястами тысячами населения найти человека, который один из трех(!)  жителей Шкодера говорил по-русски! Он меня отвел к человеку, знавшему нужного мне мастера, который все же взялся бы за починку. И кто, вы думаете, был этот пожилой мужчина? В далеком прошлом – тренер олимпийской сборной Албании по велоспорту… У него была своя заброшенная мастерская, к услугам которой давно уже никто не прибегал. Он починил мне велосипед очень качественно. Вот такой пример «людоведения», которое я с некоторых пор изучаю в пути, – смеется путник. 

В Сирии население приграничной армянской деревеньки, на окраине которой заночевал велосипедист, сначала очень настороженно отнеслось к чужаку. Но узнав, кто он такой, много народу вечером принесло путнику кучу угощения. В Иордании Александр Норко несколько дней гостил у арабского шейха, по словам путешественника, интеллигентного и очень образованного человека, соскучившегося по интеллектуальному общению. 

С чудесами добровольной душевной простоты Александр Норко в пути и сам сталкивался не раз, подтверждая свою философию. Бывали случаи, когда люди с ним делились последним, помогали даже в ущерб себе, показывали, что живут, не усложняя себе существование излишествами и чрезмерным комфортом. 

— В Гималаях, в Тибете, где я был в экспедиции, есть один очень опасный участок – горная дорога, по сути, единственный путь, по которому могут на огромной высоте двигаться автомобили, перевозя необходимые населению грузы, – рассказывает путешественник. – Там есть такой угловой разъезд, очень узкий и опасный, с которого часто падают в пропасть автомобили… Рядом, над пропастью – крошечная каменная площадка. И вот туда как-то пришел индуистский отшельник, смуглый старик с белыми, как снег, бородой и шевелюрой. И сказал: «Я буду здесь жить». И стал жить прямо под небом на этом скальном пятачке, в двух шагах от едущих фактически по краю обрыва машин. Но старик стал там обитать не просто так, а стал останавливать приближающиеся к разъезду автомобили и просить разрешения благословить водителей. Угощал сухофруктами, орехами, кусочками сахара – непривычного, прозрачного, как стекло, охрой рисовал на лбу индуистскую тику – причем всем, даже иностранцам. И говорил: «Езжайте, все будет хорошо». И действительно, с некоторого времени переезд стал гораздо более безопасным, катастроф не стало. Я сам видел этого человека – местные прозвали его Регулировщик…

Конечной цели своего пути Александр сам пока не знает. Но хочет добраться до Владивостока и его окрестностей, а там… Путешественник в своей «дорожной» философской простоте признает, что, несмотря на свое образование и разносторонний кругозор, многого не знает о городах, в какие прибывает, об их достопримечательностях и людях. Но это только в радость – ведь все впереди, будет что узнать и запомнить. 

Фото Анатолия Клименкова и Александра НОРКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *