Два оттенка одного чувства

Два оттенка одного чувства

Фото из архива РОО «Молодежный театр-студия «Добрые люди»

Первый сезон биробиджанского молодежного театра-студии «Добрые люди» завершился успешной постановкой пьесы Виктории Фроловой «Женское воспитание»

Как бывает любопытно заглянуть в чужое окно и увидеть жизнь, которая за ним протекает, – под абажуром, за круглым столом. И пусть даже без декораций – все равно интересно. Руководитель и наставник «Добрых людей» Ирина Шайтанова гостеприимно сдвинула штору на окне своего абстрактного и одновременно вполне реального дома, чтобы с доброй улыбкой и затаенной грустью показать, как часто мы бываем ослепительно жестоки и глухи по отношению к тем, кого любим.

Два ковра, пара кресел, между ними – тумба. На красном – белое. На белом – красное. Тех же контрастных тонов палантины изображают условные границы маленькой однокомнатной квартиры, в которой не могут ужиться два человека – мама в исполнении Ирины Шайтановой и ее дочь Лена, роль которой поочередно играли в спектакле Аня Повх и Даша Русакова. Вызванные необычным противопоставлением цветов тревожные ощущения с первых секунд подтверждаются происходящим на сцене. Лена по привычке заперлась в ванной – отчаявшаяся мать любыми способами пытается ее оттуда выманить. По сценарию между ними условная дверь, в которую двумя руками уперлись упрямые домочадцы. В реальности – это настоящая схватка, уступать в которой никто из них не намерен.

– Немедленно открой дверь! Лена! Я выключу свет! Ну и сиди там, как жаба, в темноте и сырости! Трусиха, лгунья! Леночка, давай спокойно поговорим, а? – мать идет на все ухищрения, чтобы заставить своего ребенка открыть дверь. В отчаянии она срывается на крик, запугивает, резко меняет тон, ласково уговаривает, пока вновь не поддается гневу.

– Кто дал тебе право шариться в моем столе?! – с горечью и возмущением восклицает дочь.

– Здесь нет ничего твоего, запомни! Здесь все куплено на мои деньги! Ты еще ни копейки в дом не принесла! – как мантру повторяет мать одну из любимых фраз всех родителей, заученную назубок. С сарказмом и злостью повторяет ее и дочь.

Мама и дочка, красное и белое – такие родные и такие чужие. Каждая со своей трагедией, неуслышанными претензиями, горечью несбывшихся надежд. Крепок узел сплетенных обид – не распутать, не развязать, только разрубить. Они и бьют – по болезненным воспоминаниям, по удушающим обидам, по затаенным чувствам. Неистово, нервно – тщетно пытаются они достучаться друг до друга и тонут в очередном потоке взаимных обвинений. Мама – воплощение красного – энергии, прагматичной заботы, требовательности, активной деятельности, направленной, по мнению родительницы, во благо дочери: «Леночка, я же все для тебя, я живу тобой…». Лена – чистота, легкость белого, нерешительная, романтичная натура, периодически неуклюже бунтующая против чрезмерной опеки матери: «Ты только вечно все портишь!». Хамство и взрывы агрессии выливает она на ту, что из кожи вон лезет, чтобы дать ребенку все: «Я не выношу твой взгляд: оценивающий, все понимающий, каждый день говорящий, что я ни на что не способна…». Бедность, бывшее замужество за сыночком успешных родителей, превратившегося в алкоголика, жизнь «на полусогнутых», пересуды окружающих – конфликты с дочкой, кажется, вот-вот окончательно надломят уставшую от жизни женщину: «Лучше без меня будет, да? Всем будет лучше без меня».

Стихнут страсти, нежно прильнут они друг к другу, с упоением помечтают о девичьих радостях, пока очередное непослушание дочери вновь не пробудит в матери лишь на время уснувшего яростного зверя, а та вновь не закроется от нее на все засовы. Ласка и злость, гнев и трепет, жестокая перебранка и уютные разговоры о сокровенном – как разобраться в этой взрывоопасной смеси противоположных чувств? Как довериться и понять – ведь это так сложно и легко одновременно? Только осознав, что можно потерять друг друга навсегда, что с искренними словами любви и невысказанной благодарностью можно просто-напросто опоздать.

Как талантливый художник Ирина Шайтанова рисует одну сцену за другой, меняя краски, полутона, мазки, детали картины. Удивительно, как тонко можно передать малейшие оттенки чувств, движения души одной лишь мимикой, поворотом тела – то щурится, то бегает пальцами по воздуху, хватается за голову… Как чувственно в ее исполнении выражение необъятной, всепрощающей материнской любви, окутывающей, обволакивающей, затягивающей. Как виртуозно перевоплощение актрисы в безобразный, отталкивающий образ учительницы, держащей в страхе своих учеников. За плечами Ирины Анатольевны учеба в Санкт-Петербургском институте театра, музыки и кинематографии по специальности «актер театра драмы и кино», пятнадцатилетний актерский стаж работы, участие в многочисленных театральных фестивалях.

Нужно отметить и тонкую игру девчонок, которые на протяжении полутора лет постигали азы театрального искусства – с первых минут проникаешься сюжетом, сопереживаешь героиням, проживаешь вместе с ними не только их жизнь, но и свою собственную. Игра оборачивается жизнью – ни грамма фальши.

– Мой выбор пьесы неслучаен, – рассказывает Ирина Анатольевна. – Наш театр молодежный, занимаются у меня ребята от семи до двадцати с хвостиком лет, а значит и темы должны звучать со сцены близкие им, а также – их родителям. Чем меня зацепила пьеса «Женское воспитание» – она представляет собой некое обобщенное клише. История вне времени – типичные проблемы «отцов и детей», до боли знакомые фразы, которые звучат едва ли не в каждом доме.

Пронзительные монологи хватают за душу так, что сдерживать слезы никто уже не в силах. «Да! В точку! У меня так же!» – восхищенно благодарит своих актеров прошедшая через некий обряд очищения публика. Спектакль подарил своим зрителям огромную информацию к размышлению о тонкостях и разнообразии отношений между поколениями внутри семьи, осознание того, что любую конфликтную ситуацию можно разрешить, проявив лишь чуточку смелости, сострадания, любви.

– В наше время у людей достаточно развлечений, – отметила Ирина Шайтанова. – Мне же хочется предложить им то, что заставит задуматься, что затронет и разум, и сердце. И мне радостно, что наши старания не напрасны – постановка нашла живой отклик у зрителя, лицом к лицу столкнувшегося с проблемами, о которых замалчивал, в которых, возможно, чувствовал себя одиноким. А это дорогого стоит.

И пусть этих зрителей еще не так много, как хотелось бы. А спектакль проходил при отсутствии каких-либо театральных декораций, в тесной близости с гостями, на небольшой, импровизированной сцене арт-пространства «Кухня». Главное, что все получилось, а работа на этом не остановится. Ирина Шайтанова полна свежих идей, готовит с юными театралами три новых спектакля. Уже в эти дни «Добрые люди» переселяются в более просторное и приспособленное помещение биробиджанской филармонии.

– Я всеми руками за то, чтобы у моего театра-студии был камерный зал, – говорит Ирина Анатольевна. – Это как гомеопатическое лекарство – к театру, к которому биробиджанский зритель в общем-то чужд, нужно приучать постепенно, в малых дозах. Страшно, конечно, было начинать – тяжело учить чему-то детей, не имеющих представления об этом виде искусства. Но именно поэтому я не намерена отступать – растить, холить и лелеять нашего зрителя, знающего толк в театральном искусстве, умеющего думать, чувствовать, сопереживать, просто необходимо. Наверное, это моя миссия – как бы громко такое заявление ни звучало.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *