Дважды рожденный

Дважды рожденный - Лидия Алексеевна - собиратель истории Биры

Олега Черномаза

Лидия Алексеевна - собиратель истории Биры

В этом году поселок Бира отметит свое 120-летие. Но долгое время годом его образования считался 1908-й

Хотя, если следовать исторической правде, отсчет начала заселения этих мест надо бы начинать намного раньше, когда здесь появились племена аборигенов-тунгусов. Называли они себя бирары, то есть люди большой воды. Бира, как известно, в переводе на русский значит «большая вода», от нее-то и пошло название живущего на ее берегах народа. Вот только узнать, когда он здесь появился, историкам пока не удалось.

120 лет назад, в1894 году, в этих местах поставили свои фанзы китайцы. Название поселению дали от реки — Бира. К концу 19 века в 4Бире проживало около 400 жителей.

В 1908 году  в этих местах появились первые русские переселенцы — братья Бобыревы. И долгое время этот год считался годом рождения поселка.

Места эти оказались на пути прокладки Транссиба. Вначале были построены станционные здания, вокзал, в 1912 году — паровозное депо.

— Железная дорога дала такой мощный толчок развитию поселка, что к 1920 году он стал одним из самых многонаселенных на территории будущей ЕАО, — рассказывает краевед, местный депутат, руководитель культурно-досугового центра Бирского поселения Лидия Алексеева. — А ехали сюда буквально со всех уголков страны. Это можно понять и по фамилиям переселенцев — Земкины, Лысунец, Исуповы, Неморовец, Ивановы, Илюшенко. В 20-е годы в Бире поселились староверы, в 30-е приехали сюда еврейские семьи.

Историей своей малой родины Лидия Александровна заинтересовалась, когда стала работать в областном архиве. По сохранившимся метрическим церковным книгам она восстановила имена тех, кто жил в Бире до революции.

При станции, по словам Лидии Алексеевой, до революции была церковь, находилась она в оборудованном вагончике. И эта церковь на колесах ездила по другим станциям и разъездам, вплоть до Архары, чтобы совершать обряды крещения, венчания, отпевания. 

К началу революции Бира была уже довольно крупным железнодорожным узлом. В 1918 году здесь стояли белогвардейские части и войска союзников из Канады и США. В книге «Им не убить идеалы» описывается приезд в Биру американского генерала Вильяма Грефса. Он прибыл сюда из Хабаровска, дабы проинспектировать боеготовность войск.

Бира встретила его тишиной, лишь один часовой лениво похаживал возле казармы. 

— Какие у вас обязанности? — спросил генерал.

— Собирать мусор! — отрапортовал часовой.

— А где же военнослужащие?

— Находятся в отдыхающем состоянии, — был ответ.

В общем, американские и канадские военные не рвались в бой. В отличие от японцев, которые жестоко подавляли любой протест против своих действий. В Бире в 20-е годы действовала подпольная организация, ее руководитель Николай Онищенко вместе с женой 12были зверски замучены японцами. Возле вокзала поставили им памятник, а одну из главных улиц поселка назвали улицей Онищенко.

После изгнания японцев Бира стала местом расположения штаба Блюхера. Именно здесь готовился план наступления войск народоармейцев к станциям Ин, Ольгохта и Волочаевка.

Поначалу люди селились в верхней гористой части поселка, которую в народе так и прозвали — Горинцы.

— За все годы, что я тут живу, нас никогда не топило, разве что иной раз подтапливало огороды, когда дожди долго шли, — рассказывает 95-летний старожил Биры Никон Иванович Панычев, приехавший сюда ребенком с родителями-старообрядцами в 20-е годы. — Людей нашей веры тогда много в Биру приехало — сорок семей. А сейчас нас по пальцам одной руки можно пересчитать.

После смерти жены Матрены он живет в доме один. Садит с помощью дочек огород, сам себе варит, в магазин ходит. И молится: в углу вместо телевизора — икона, в столе сложены старые молитвенники. В доме нет не только телевизора, но и радио — от греха подальше. А что в Бире и стране делается, дед Никон узнает от соседей и дочерей.

— Ноги-то еще ходят, а вот сердце скучать не дает, — показывает он на грудь. — «Скорую» приходится вызывать, а едет она долго — с того конца, с Нахаловки.

Нахаловкой местные жители называют нижнюю часть поселка. А почему, растолковал нам еще один старожил поселка Александр Абрамович Штри:

— Когда станцию построили, власти строго-настрого запретили на нижней стороне селиться — болотистое там место было, топило часто. Но народ, несмотря на запрет, нахально захватывал там участки земли, строился. Вот и пошло — Нахаловка.

Родители Александра Штри переселились в Биру из Забайкалья.

— Нас четверо братьев было и сестра. Один я теперь за всех живу. Хоть считаюсь евреем, но идиша не знал никогда, по еврейским традициям и родители мои не жили. В Бире у меня сын Алексей живет и внук — тоже Алексей. Они себя русскими считают.

Улица Калининская, на которой живет Александр Абрамович Штри, находится в самом конце верхнего поселка. Как и улица Ленинская, где проживает Никон Иванович Панычев и где поселилось до войны много его единоверцев. Назвали их улицу в честь вождя будто в насмешку — ведь Ленин был, как известно, воинствующим атеистом. Его соратник Калинин чуть полояльнее относился к религии, но тоже не очень-то жаловал верующих.

Улица Райисполкомовская — это напоминание о том, что Бира одиннадцать лет была центром самого крупного района автономии. Поселок мог бы стать и птицей более крупного полета — когда решался вопрос, где будет находиться областной центр, рассматривалась в первую очередь кандидатура Биры. К началу 1928 года здесь проживало около пяти тысяч человек — в два с лишним раза больше, чем в Тихонькой, которая в итоге стала центром Биро-Биджанского национального района, а потом и ЕАО.

В 30-е годы в Бире функционировало несколько предприятий — кирпичный завод, пошивочная мастерская, лесозавод, имелась своя электростанция, было две школы, двое яслей и детский сад, восемь магазинов, парикмахерская. А в типографии выпускалась районная газета «Сталинский призыв».

В конце 20-х годов в нижней части поселка развернулось строительство лагерей для заключенных. В состав БирЛага входило одиннадцать лагерных корпусов, где отбывали наказание по политическим и уголовным статьям тысячи заключенных. Большую территорию занимал женский лагерь. Мужчины в основном работали на лесоповале и лесозаводе, женщины шили спецодежду.

Сейчас на месте лагерей находится закрытое лечебное учреждение для осужденных, больных туберкулезом.

Богатые медоносами окрестности позволяли активно развивать здесь пчеловодство. Многие годы в поселке находился Бирский пчелосовхоз, который возглавлял Константин Понизов. Это было единственное хозяйство области, награжденное орденом «Знак Почета». В совхозе имелся большой сад, а о садоводе-мичуринце Иване Недосекине, который выращивал удивительно вкусные груши, до сих пор вспоминают добрым словом. 

Имелся в Бире и госпромхоз, который поставлял стране пушнину, кедровые орехи, грибы и другие таежные дары.

В годы войны в окрестностях Биры добывали бурый уголь.

— Запасы его не иссякли, просто не стали осваивать новые месторождения, — поясняет Лидия Алексеева. — А старые шахтные стволы хорошо сохранились до сих пор. И уголь, хоть и считался бурым, а горел не хуже каменного, многих в войну обогрел. Вообще много чего имела в прошлом Бира, а главное — это был крупный железнодорожный узел, где располагались многие станционные службы и останавливались буквально все поезда.

Лидия Алексеева напомнила и о прославивших поселок своих земляках — Герое Советского Союза Вере Кащеевой, поэтах Ольге Ермолаевой и Михаиле Асламове.

Двое бирчан — Николай Марченко и Михаил Бураков — были участниками Парада Победы в Москве. К сожалению, оба уже ушли из жизни. А прошедший почти всю войну Василий Петрович Лямзин, отметив в апреле свое 99-летие, надеется дожить и до векового юбилея.

Уже в этом веке Биру украсил новый железнодорожный вокзал. Недавно приобрел крышу виадук, связывающий верхний поселок с нижним. В поселковой школе заменили старые окна на пластиковые. В центре культуры и досуга оборудовали спортивный тренажерный зал для всех желающих.

В тот день здесь шла репетиция хора «Бирчанка», который существует почти двадцать лет. Хористки под руководством Анны Сазоновой готовили программу к юбилейному концерту.

120-летие родного поселка бирчане собираются отметить осенью большим общим праздником. Готовятся к нему основательно — провели конкурс на лучший логотип, объявили конкурсы стихов и рисунков об истории малой родины, на лучшее подворье. Любые интересные творческие идеи, задумки  готовы поддержать и в поселенческой администрации, и в культурно-досуговом центре.

Впрочем, через четыре года Бира может отметить и 110-летний юбилей. Тем более что живы потомки Бобыревых — первых русских переселенцев поселка. История продолжается…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *