Две экспозиции одного музея

Две  экспозиции одного музея

Фото Олега Черномаза

К 90-летию начала большого  еврейского  переселения  на территорию будущей ЕАО  Музейно-выставочный центр  имени  Владимира  Клипеля   Смидовичского района подготовил  две новых экспозиции – о коммуне «Икор» и  Герое России, разведчике  Жорже Ковале, судьба которого тоже была  связана с этой коммуной

Разместились обе экспозиции в новом зале. Около года назад, когда мы делали репортаж из музея, его руководитель Татьяна Томашевич поделилась с нами  задумкой – создать отдельный музейный уголок в память о коммуне «Икор», которая  была создана весной 1928 года и  находилась  на территории Смидовичского района. Кое-какие экспонаты уже имелись, их передали музею старожилы села Соцгородок, где жили и работали коммунары.

Можно сказать, что эта задумка осуществилась, хотя официального открытия нового музейного зала пока не было, это событие решили приурочить  к  юбилейной дате образования коммуны «Икор». А в декабре этого года исполнится 105 лет со дня рождения самого знаменитого икоровца – Героя России Жоржа Коваля. Готовится и третья экспозиция, также связанная с 90-летием начала еврейского переселения  на Дальний Восток. Она будет посвящена первому руководителю КомЗЕТа (Комитета по земельному устройству еврейских трудящихся)  Петру Смидовичу, именем которого названы поселок и район.  Родился Петр Гермогенович в мае 1874 года, так что в будущем году исполнится 145 лет со дня его рождения.

– Чтобы эти экспозиции появились, одного нашего желания было мало,– рассказывает Татьяна Томашевич. – Большие средства требовались на ремонт посещения, можно сказать, что зал был возрожден, как Феникс из пепла – здесь были одни стены. Художественное оформление стендов сделал биробиджанский художник Александр Валяев – мы с ним сотрудничаем не первый год. Экспонаты и уникальные фотографии добывали из разных источников, в этом деле нам активно помогали сотрудник ИКАРПа Валерий Соломонович Гуревич, Елена Марундик, которая собрала большой исторический материал о коммунарах, в числе которых был ее дедушка, сотрудники Московского химико-технологического университета имени Менделеева, где до войны учился, а в послевоенные годы  работал Жорж Коваль.

Материальную помощь оказали региональное и местное отделения партии «Единая Россия», Федеральная служба безопасности  и Управление МВД России по ЕАО, китайская предпринимательница Лю Сяо. Что-то сделали за деньги  муниципальных грантов. Так что хочу сказать искреннее спасибо всем, кто нашу идею поддержал.

В середине зала разместили предметы быта коммунаров «Икора».  Тут и рабочие инструменты, которыми орудовали строители новой жизни, и старинная прялка – должно быть, привезенная с запада страны.

Но лучше всего о жизни коммунаров рассказывают фотографии.

На одной из них – председатель коммуны Иосиф Исаевич Форер, приехавший на Дальний Восток из Польши. В 1937 году его, как и многих польских, литовских и прочих переселенцев из буржуазных стран обвинят в антисоветской агитации и пропаганде. 32-летний председатель «Икора»  будет осужден на 10 лет лагерей, реабилитирован в 1957-м.

На другом снимке – 28-летний парторг коммуны, он же рабочий мебельной фабрики Исаак Давидович Пимштейн и бригадир Абрам Пищиц. Судьба парторга, тоже уроженца Польши,  оказалась более трагичной – его расстреляли в январе 1938 года по приговору тройки   УНКВД по Дальневосточному краю, а реабилитировали только спустя полвека, в 1989 году.

Напомним, что коммуна «Икор» была международной, а свое название она получила от аббревиатуры американской организации помощи еврейскому землеустройству в СССР. Эта организация оказывала огромную помощь коммунарам – оборудованием, техникой, инструментами, инвентарем. Членами коммуны были переселенцы из Белоруссии, Польши, Германии, Румынии, Аргентины, США.

В 1932 году  ряды коммунаров пополнила семья Ковалей, прибывшая из США на советском теплоходе  «Левитан»  во Владивосток. Еще до революции глава семьи  плотник  Абрам Коваль эмигрировал в Америку из Минской губернии, потом перевез туда жену Этель,  построил своими руками дом, растил троих сыновей. Но мечта о социалистическом еврейском рае, который начали строить на Дальнем Востоке СССР, вдохновила Абрама и Этель вернуться на родину, тем более что в Америке начался экономический кризис.

Жоржу, одному из сыновей Коваля, шел в то время девятнадцатый год. Он успел окончить в США школу и два курса химического колледжа, подрабатывал в больнице санитаром, чтобы платить за учебу. Здесь, в «Икоре», стал работать на лесозаготовках, был драноколом (готовил дранку для строящихся домов), слесарем по ремонту сельхозтехники. Через два года ударной работы молодого коммунара премировали поездкой в Москву. Это был 1934 год. Жорж Коваль решил отдать документы в Московский химико-технологический институт имени Менделеева, его допустили к вступительным экзаменам. Так он стал студентом, лишь изредка навещая родителей.

Перед тем как сесть за написание этого материала, я прочитала несколько статей в Интернете о Жорже Ковале. И почти везде сталкивалась с фактическими ошибками. В одном источнике сообщалось, что будущий разведчик жил с родителями в Биробиджане, другим местом его жительства упоминалась коммуна  «Икор» под Волчаевкой, в третьем брат Жоржа Шая  был назван Изей, в четвертом разведчик после войны работал в Высшем  техническом училище им.Баумана, где якобы учился до войны. Авторам этих статей не мешало бы побывать в Смидовиче и заглянуть в местный музей – в новой экспозиции собран большой и достоверный материал о  земляке, ставшем Героем России.

– Очень много экспонатов предоставила нам альма-матер Жоржа Коваля – химико-технологический университет и его  музей, – рассказывает Татьяна Томашевич.– Началось все с переписки, а потом проездом через Москву мы посетили университет, нам показали лабораторию, где работал Жорж Коваль. Спросили, есть ли приборы, или хотя бы пробирки, с которыми он работал, и нельзя ли один из них передать для нашего музея. И такой прибор нашелся, нам его отдали. По нему ученый определял натяжение поверхности жидкости. Часть фотографий и книг для экспозиции передал Алексей Петрович Жуков, директор Центра истории  университета. Мы активно сотрудничаем с еще одним менделеевцем, Юрием Лебедевым, который хочет приехать сюда на открытие экспозиции. Кстати, будучи в Москве, мы с помощью бывших коллег Жоржа Коваля смогли посетить его могилу на Даниловском кладбище в Москве, дом, где он жил с семьей после войны. Удивились, что на доме Героя России нет мемориальной доски.

Звание Героя России Жоржу Ковалю присвоили через год после его смерти, в 2007 году. В Указе о присвоении сказано: «За мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания».

Об этом специальном задании долгие годы молчали. Между тем, работая по заданию ГРУ в США, разведчик внедрился в святая святых Манхэттенского проекта по созданию атомной бомбы и несколько лет передавал ценные засекреченные сведения, которые помогли нашим ученым-атомщикам  создать высокоточное атомное оружие  и успешно его испытать.

В СССР Жорж Коваль вернулся в 1949 году, наградой ему стала скромная медаль «За победу над Германией». Даже в родном институте, куда он устроился преподавателем, мало кто знал  о его героическом прошлом. Раскрылся разведчик лишь в последние годы своей жизни.

Брат Жоржа Гейби Абрамович Коваль в годы войны был в числе защитников Сталинграда, а погиб в августе 1943 года под Смоленском.  На стенде экспозиции есть несколько материалов и о нем.

Третий брат Жоржа Шая  долгое время работал в «Икоре». Коммуна потом стала называться «Икор – Соцгородок», а в послевоенные годы превратилась в колхоз имени  18 партсъезда.

И Шая, и родители  Жоржа Коваля похоронены на местном кладбище.

– В сборе материалов о семье Ковалей нам активно помогали племянницы Жоржа Абрамовича Майя и Людмила. Благодаря  им в экспозиции   появились редкие семейные фотографии, – поделилась Татьяна Томашевич.

Обращает на себя внимание грамота, выданная за ударный труд Шае Абрамовичу Ковалю. А недавно в архиве была обнаружена грамота, которой был награжден Абрам Исаакович Коваль, ее копию обещали передать музею.

Кстати, сам Жорж Коваль тоже засветился в 1934 году благодаря ударной работе в коммуне «Икор»  – о нем написали в областной газете «Биробиджанская звезда». Заметка так и называлась – «Отличник Коваль».

– Чтобы экспозиция была более полной, мы написали письмо в Администрацию президента России, просили прислать для нашего музея фотографии, где Владимир Путин передает медаль «Золотая звезда» Героя России  министру обороны СССР. И вскоре нам пришло несколько фотографий от пресс-службы президента, – рассказала Татьяна Викторовна.

Экспозицию, посвященную Жоржу Ковалю, назвали «Наш Дельмар». Под этим именем он десять лет работал в разведке Советского Союза.

Собрана часть экспонатов и для третьей экспозиции, которая будет посвящена Петру Смидовичу. Внук Петра Гермогеновича и его тезка Петр Глебович Смидович передал в дар  музею «Капитал» Карла Маркса 1885 года издания, который был настольной книгой председателя КомЗЕТа – в ней много пометок, сделанных его рукой. Есть редкие семейные фотографии Петра Смидовича.

В прошлом году исполнилось 100 лет со дня рождения полного кавалера ордена Славы  Александра Гагаринова  и 95 лет со дня рождения Героя Советского Союза Александра Панова – оба они жили в поселке Смидович. К этим датам Музейно-выставочный центр при поддержке районной и поселенческой администраций выпустил  книгу о героях, собрав под ее обложкой много редких фотографий и документальных фактов.

Музейно-выставочный центр Смидовичского района был создан в 2014 году, но  за это недолгое время здесь провели не просто большую, а грандиозную работу по сохранению исторического наследия своей малой родины. В прошлом году самый молодой музей области стал именным – решением Законодательного Собрания области ему было присвоено имя писателя Владимира Клипеля.

Здесь проводят интересные экскурсии и мастер-классы, выезжают с передвижными выставками– инсталляторами в села и поселки   района, привлекают в качестве экскурсоводов школьников.

– Хотелось бы никого не забыть, кто прославил наш район, оставил добрую память о себе. Мы ищем таких людей, просим жителей помочь нам в этих поисках. А может, и вы что-нибудь подскажете нам?

Эту просьбу директора музея  мы посчитали за комплимент. И в свою очередь обращаемся к читателям «БШ» с просьбой помочь музею в его поисках. Ведь память – это дело живое.

2 Комментариев “Две экспозиции одного музея”

  1. Здорово!!!К нам тоже приезжала Елена Марундик с сестрой.Мы тогда глубоко покопали в истории семьи и многое узнали о наших замечательных предках Брагинских-Пищиц.Ну и в свою очередь тоже восстановили по крупицам семейный альбом и семейные истории.У нас самих уже 3-е поколение растет.А мы тем людям,открывавшим новую еврейскую историю на Дальнем Востоке внуки и правнуки.Т.е. уже 7-мое поколение после создания комунны Икор знает и помнит о том времени и ,благодаря вашей работе не забудет.СПАСИБО Елене и вам всем из Израиля.
    С уважением .Внуки Хаима Брагинского(ему было 17 лет на момент приезда в 1928 году)

  2. Спасибо за рассказ о сегодняшнем состоянии работы по увековечению памяти Ж.А.Коваля. Музей много делает в этом направлении.
    Один вопрос по тексту. Вы пишете: «Кстати, сам Жорж Коваль тоже засветился в 1934 году благодаря ударной работе в коммуне «Икор» – о нем написали в областной газете «Биробиджанская звезда». Заметка так и называлась – «Отличник Коваль».». Пожалуйста, дайте полную ссылку и, если можно, текст этой заметки. Это нужно мне для работы над биографической книгой о Ж.А.Ковале.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − 9 =