Дзига Вертов – художник документального экрана

Дзига Вертов – художник документального экрана

Фото из книги «Дзига Вертов. Статьи. Дневники. Замыслы»

Человека с таким необычным именем в тридцатых – пятидесятых годах прошлого века знали миллионы людей. И не только в Советском Союзе, но и во многих зарубежных странах. Этот выдающийся советский кинорежиссер прожил до обидного мало – всего 58 лет. К сожалению, сейчас он практически забыт

А между тем имя Вертова (известен также как Денис Абрамович и Денис Аркадьевич Кауфман) стоит в одном ряду с именами крупнейших художников экрана – С. Эйзенштейна, В. Пудовкина, А. Довженко. Его знали как автора смелых, необычных фильмов – «Ленинская киноправда», «Киноглаз», «Шагай, Совет!», «Шестая часть мира», «Одиннадцатый», «Человек с киноаппаратом» и многих других. Открытые им новаторские методы съемки и монтажа документального фильма оказали воздействие на все развитие мирового документализма. Такую оценку дал его творчеству кинокритик С. Дробашенко. Ему принадлежит авторство, кажется, единственной документальной книги об этом художнике «Дзига Вертов. Статьи. Дневники. Замыслы». Она была напечатана в московском издательстве «Искусство» в 1966 году тиражом всего в семь тысяч экземпляров, что по тем временам было, как говорится, каплей в море.

 Встреча с Чарли Чаплиным

Творчество Дзиги Вертова высоко ценил великий Чарли Чаплин. Вот как сам документалист описывает встречу с гениальным создателем мирового немого кино. Цитируем запись из его дневника за 17 ноября 1931 года. «Встреча с Чарли Чаплиным в Америке. Прыгает во время просмотра фильма. Что-то восклицает. Много говорил о фильме «Симфония Донбасса» («Энтузиазм»). После передал свой отзыв об этом фильме: «Я никогда не мог представить, что эти индустриальные звуки можно организовать так, чтобы они казались прекрасными. Я считаю «Симфонию Донбасса» одной из самых волнующих симфоний, которые я когда-либо слышал. Мистер Дзига Вертов – музыкант. Профессора должны у него учиться, а не спорить с ним. Поздравляю. Чарльз Чаплин».

«Симфония Донбасса»

К сожалению, фильм, которым восторгался Чаплин, сейчас если и известен, то лишь небольшому кругу специалистов и студентам ВГИКа. С экранов он сошел давно, тогда как в 1930-х – 1950-х годах его фильмы демонстрировались часто и ими предварялись показы художественных фильмов. Обратимся к замыслу «Симфонии Донбасса», который изложен в дневнике Дзиги Вертова. Вот его текст. «Донбасс с одной стороны – пятилетний план социалистического строительства. С другой – Донбасс с зияющим прорывом: с остановившимися в воздухе вагонетками, домнами, требующими кокса, с угольными шахтами, требующими забойщиков, машинистов, машин.

В результате – революционная тревога. На большом митинге выступает донбасский рабочий: «Стране грозит угольный голод». Звуковой экран под звуки радиотелеграфной тревоги бросает слова: «Прорыв. Прорыв. Прорыв». Весь зал встает, и на призыв донбасского шахтера «Вернуть стране угольный долг» отвечает мощным «Интернационалом». Под его звуки выходят из зала, чтобы провожать отряды комсомольцев, добровольно отправляющихся на Донбасский фронт.

В Донбассе, встречая первые эшелоны добровольцев, выступает с призывом к одолению трудностей секретарь ячейки, выступают ударники и ударницы. Ударники, энтузиасты начинают наступление.

Выходит уголь из-под земли. Уголь – заводам. Уголь – паровозам. Уголь – коксовым печам. Уголь пошел.

Из Донбасса идут груженные углем и металлом поезда. Им навстречу – эшелоны с хлебом. С песнями в бой за хлеб идут колхозники. С песнями и музыкой идут демонстрации.

Когда эти приветствия и эти лозунги, и звуки военных оркестров, и звуки демонстраций и речи ораторов, и революционные песни входят в завод, внедряются в звуки машин, в возгласы рабочих и когда, в свою очередь, индустриальные звуки Всесоюзной кочегарки приходят на площадь, – вся работа по ликвидации прорыва в Донбассе превращается в гигантский «субботник», в гигантский «день индустриализации».

В зареве домен бегут радиотелеграфные сводки. В будущее гудят и бегут гудки. Фейерверками ослепительных стальных искр непрерывно расстреливается ночь. И специальные машины подсчитывают энтузиазм рабочих Донбасса, превращенный в цифры».

Исколесили всю страну

С высоты сегодняшнего времени многим покажется, что замысел режиссера фильма по большей части надуман, явно преувеличен энтузиазм героев его ленты, но это не так. Страна была охвачена небывалыми по размаху  темпами индустриального строительства и небывало высокой производительностью труда. В рекордно короткие сроки были построены, к примеру, Днепрогэс, Харьковский и Челябинский тракторные заводы, проложен Волго-Донской канал, появлялись новые города, такие, к примеру, как Комсомольск-на-Амуре; сетью шахт покрылся Кузбасс… Был неподдельный энтузиазм комсомольцев на строительстве Московского метрополитена и на других объектах промышленного и сельскохозяйственного переустройства страны. Кстати, из этого процесса нельзя исключить образование и нашей области.

Сейчас трудно перечислить те крупные объекты индустриализации, где бы ни побывал Дзига Вертов со своей съемочной группой, состоявшей из таких же, как он, людей, преданных идее социалистического переустройства страны – Кауфман, Кагарлицкий, Баранцевич. Они исколесили с Вертовым почти всю Россию, побывали в Нагорном Карабахе, где знакомились с его песнями, посетили Узбекистан, Туркмению, были на нефтепромыслах Грозного.

Во время съемок очередного фильма его группа ради эффектных кадров на пленку готова была идти буквально в огонь и воду. Вот одна из дневниковых записей режиссера: «Запорожье. Заканчиваем съемку завода им. Дзержинского. Покрытые красной пылью, засыпанные чугунными блестками, усталые и промокшие, мы роднимся с домнами, с расплавленным металлом, с реками огня, со сверкающей проволокой, которая, как живая, поднимается, изгибается, прорезает молнией воздух и, наконец, покорно сматывается спиралями в аккуратные пучки.

Наши ботинки сожжены, горло пересохло, но мы не можем оторваться от машин воздуходувки, мы не можем не дождаться еще одной выплавки чугуна. Там, наверху на земле, должно быть, рассветает. Почти сутки, проведенные под землей, дают себя знать. Мы очень устали. Мы только что выбрались наверх и радуемся солнцу в целом и каждому лучику. Я боюсь сказать слово «влюблен» относительно моего отношения к этому заводу. Но, действительно, хочется прижимать к себе и гладить эти гигантские трубы и черные газовместилища…»

Маленькая Аня

Будучи уже в зрелом возрасте, сняв десятки строго документальных фильмов, Вертов задумал новый проект, обозначив его как «Галерея кинопортретов». По его собственным словам, это должен быть большой Всесоюзный альбом людей в дни Великой Отечественной войны. В первом фильме этой серии он предполагал рассказать об удивительной судьбе бывшей военной радистки – Анне, которая ушла на войну в 17-летнем возрасте. Своему будущему фильму он дал рабочее название «Маленькая Аня». О том, почему он избрал героиней своей будущей работы именно эту девушку, режиссер изложил в набросках сценария. Они также находятся в его дневнике. Несколько фрагментов из этих набросков приводятся ниже.

«… В беседе со мной Аня рассказала, что, когда немцы приблизились к родному городу Брянску, она пошла в военкомат и попросила отправить ее на войну. В военкомате ей сказали: «Ты молоденькая, маленькая. Иди, девочка, домой». Ей шел 17-й год. Она была мала ростом, казалась совсем ребенком. Все хлопоты казались напрасны, на войну ее не брали. А немцы все приближались. Аня пошла рыть окопы. Потом все-таки добилась своего. Хорошо закончила курс военного обучения – стала радисткой. И вот уже летит на самолете к немцам в тыл. Пришлось летать несколько раз, пока не получили условного сигнала с земли. Прыжок состоялся ночью. Она отделилась от самолета и дернула парашютное кольцо. Упала в лес, повисла на сосне, очень высокой. Достала нож, обрезала стропы. Но ветка, за которую держалась, почему-то обломилась, и девушка полетела вниз. Ударилась сильно, потеряла сознание. Когда пришла в себя утром, увидела над собой небо и парашют над самым высоким деревом. Подумала: увидят немцы. Надо убрать парашют, но не может пошевелиться. Рука, должно быть, сломана. Ноги совсем оледенели, попыталась подняться – ничего не выходит. Сколько она так пролежала, сама не помнит. Вдруг слышит над собой голос: «Встать! Сдать оружие». Над нею с винтовкой в руке склонился партизан…»

С этого момента у маленькой Ани началась жизнь в партизанском отряде, в котором она воевала восемнадцать месяцев в Белоруссии, Украине вплоть до их освобождения. Сколько раз уходили из окружения… сколько раз прощались, будто навсегда.

За личную отвагу и отличную работу на рации она была удостоена нескольких боевых орденов. Многие погибли, многие живы… После окончания Великой Отечественной войны ее вызвали в  Москву учиться в высшей школе. Правда, в какой, автор не уточняет.

Вертов считал, что ему крупно повезло познакомиться с этой девушкой, кинорассказ о которой, по его убеждению, был бы интересен любому зрителю. К сожалению, реализовать проект  «Галерея портретов замечательных людей» ему так и не удалось. Вероятно, не были еще закончены все документальные фильмы о послевоенной жизни страны. Потом подвело здоровье. Большой художник ушел из жизни в 1954 году, не реализовав всех своих творческих планов.


Подготовил Виктор Горелов

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *