Его родители были бы довольны

Его родители были бы довольны

Фото Олега ЧЕРНОМАЗА

Служил, достойно трудился на благо своей семьи и Отечества

Семья Жуйковых приехала в Читинскую область в 1936 году из Воронежа. Жили трудно, а в газетах, по радио были постоянно призывы осваивать дальневосточные края и его богатства. В селе Турга приняли их семью из четырех человек доброжелательно, вступили в колхоз, и жизнь стала налаживаться. Василий Семенович Жуйков, глава семьи, срубил дом из добротного леса. Петр все смотрел, как у отца все ловко получается. Жена, Анастасия Ивановна, работала в колхозе. Все складывалось как нельзя лучше.

Но вот перед войной Жуйкова-старшего призвали в армию. Началась темная полоса в жизни семьи Жуйковых. У жены случился инсульт. Пока везли на машине в г. Борза в больницу, она умерла. Получив известие о кончине жены, обратился Василий Жуйков к командиру части с просьбой отпустить его на похороны жены. Председатель сельского Совета сказал Василию: «Мы, конечно, можем присмотреть за твоими детишками, но лучше отдать в детский дом. Там полное довольствие, в тепле, воспитатели. Вернешься из армии и заберешь их. За домом приглядим». Так и сделал Василий. Отвез сына и дочь в детский дом. Он на прощание сказал сыну: «Петруша, ты за старшего, присмотри за сестрой, чтобы ее не обижали. Сам веди себя хорошо. Сейчас война началась, и нашу часть могут отправить на фронт. А на войне всякое бывает. Ты взрослый парень (девять лет!) и должен это понимать. В нашей родовой хорошие корни, и все Жуйковы были порядочными людьми. Я верю, что ты тоже будешь достойным человеком. Учись и поступай всегда, как велит совесть. Вернусь и заберу вас». Обнял, поцеловал своих детей Василий Жуйков и отправился в воинскую часть. А дети его долго смотрели ему вслед.

В 1943 году в сельский Совет села пришла похоронка, в которой извещалось, что Василий Жуйков геройски погиб под Сталинградом в бою с немецко-фашистскими захватчиками. Об этом Петр Жуйков узнал гораздо позже от односельчан, когда стал взрослым парнем.

В детском доме все было не просто, хотя государство, несмотря на трудное время, проявляло заботу о детях. Их кормили (качество еды оставляло желать лучшего), одевали, обували. Жили дети в тепле, учились в школе, за ними присматривали воспитатели. Состав детей был разный, многие были подобраны в поездах, на вокзалах, другие потеряли родителей или родители погибли. Часть детей эвакуировали с западных территорий страны.

После долгих скитаний ребята отвыкли от нормальной жизни, порядка и дисциплины, сбегали. Были и такие, что пытались установить свой порядок, свои взаимоотношения. Но Петр не поддавался таким ребятам и авторитетам, не раз отстаивал и себя, и сестру Таню. В школе успевал. Если руководители детского дома просили ребят дрова привезти или еще что-нибудь сделать, никогда не отказывался. А за участие в работе руководство детского дома поощряло таких ребят: хлеба дополнительную порцию или кусочек сахара-рафинада давали. Петр делился со своей сестрой. Умел Петр коня запрячь, дрова наколоть. Всему этому он научился у своего отца и был ему благодарен.

В 1943 году правительство страны приняло решение о создании суворовских и нахимовских училищ, а также порядке усыновления воинскими частями детей, в первую очередь тех, у кого погибли на фронте родители. Однажды в детский дом пришли двое военных и подобрали двух ребят — здоровых, крепких, которые обладали музыкальным слухом. В их числе оказался Петр Жуйков. Петру понравился военный распорядок, режим, кормили нормально, жили, как все солдаты, в казарме, учились в школе. Он закончил семь классов и выучился играть на флейте и контрабасе в полковом оркестре. Учил ребят капельмейстер с консерваторским образованием.

Воинская часть (стрелковая дивизия) прибыла на Дальний Восток из Германии. Готовились к войне с Японией. Когда дивизия двинулась к границе, командир пригласил ребят (сыновей полка) и сказал: «Ребята, еще надо жить и учиться, а повоевать еще успеете». Ребят не взяли в Маньчжурию. Музыканты играли в Доме офицеров, в парке вечерами. И Петр подумал о том, что надо получить специальность, которая обеспечит ему нормальное проживание в будущем. Кстати, поскольку воинская часть воевала против фашистской Германии и милитаристской Японии, всех военнослужащих наградили медалями «За победу над Германией 1941-1945 гг.» и «За победу над Японией 1945 г.» В том числе медалями наградили и Петра Жуйкова.

Петр Жуйков прослужил сыном полка четыре года, а после демобилизации поступил учиться в ФЗУ. «Фабрично-заводское училище, — вспоминает Петр Васильевич, — это учебное заведение не для слабонервных. Здесь были ребята, которые видели все… Если ты сможешь себя защитить, не дать себя подмять, то окончишь его. Так как были свои «заправлялы», которые имели подручных и управляли всеми. Бывало, что кулаками отстаивал свой «суверенитет».

Он закончил ФЗУ, получив специальность каменщика. Петра сразу же отправили на шахту «Черновские копи» в Читинскую область строить домики для шахтеров. На шахте тягловой силой были лошади, которые внутри шахты возили вагонетки с углем. Однажды начальник шахты вызвал группу рабочих и спросил, кто умеет косить траву — надо заготавливать корм для лошадей. Петр Жуйков этому научился у отца, когда работали в колхозе. Петра назначили бригадиром на сенокос. И к осени бригада справилась с заданием по заготовке грубого корма для лошадей. Коллектив премировали, а Петра Жуйкова, по его просьбе, уволили, и он устроился кочегаром на паровоз Забайкальской железной дороги. Работа не из легких, но полтора года трудился и даже дослужился до помощника машиниста. За хорошую работу его поощряли неоднократно. Все это время Петр поддерживал связь с сестрой Татьяной, которая жила в Биробиджане у родственницы.

В 1951 году его призвали в Советскую Армию. Попал в Приморский край на радиолокационную станцию. За время службы освоил военную специальность, глубоко изучил технические данные РЛС. Вначале был оператором, затем механиком станции, командиром отделения. Во время крупных военных учений отделение радиолокационной станции выполнило свою задачу на «отлично», за что было отмечено командованием округа.

В 1955 году Петра Жуйкова уволили в запас. Он приехал в Биробиджан, устроился работать на ТЭЦ энергетиком. Трудился бригадиром небольшого склада, затем помощником машиниста паровой турбины, машинистом турбины.

Петр Васильевич считал для себя важным выполнить советы своего отца – получить техническое образование и освоить специальность, и он поступил в промышленный техникум на вечернее отделение. Трудно было работать и учиться. К этому времени он женился, появились дети, и Вера Александровна (жена) упрекала мужа за то, что он весь в работе и учебе, а ей все одной приходится делать по дому. Петр окончил техникум с отличием. Тогдашний директор «Дальсельмаша» Эдуард Липовецкий пригласил молодого специалиста на завод, обещал и должность, и хороший заработок, но Петр не изменил своему предприятию – остался на ТЭЦ. Был сменным инженером турбинного цеха, затем старшим мастером по ремонту котельного оборудования. Руководители ТЭЦ отмечали, что Петр Жуйков — знающий и добросовестный специалист. Ценили его как исполнительного и обязательного работника, рационализатора и воспитателя молодежи.

50 лет — стаж на родном предприятии Петра Васильевича. О его профессионализме хорошо отзывался работавший в то время на ТЭЦ сменным инженером Вольф Аронович Кац. Ценил его и бывший директор ТЭЦ Николай Токоленко. У Петра Васильевича много почетных грамот и благодарностей. Коллектив ТЭЦ не забывает своего ветерана — его приглашают на торжества предприятия, вручают ему ценные подарки.

Они с женой воспитали троих дочерей. У них шесть замечательных внуков. Они хорошо учатся, некоторые уже работают и находятся на государственной службе. Все они почитают своего деда, навещают его. Дочки ему помогают. Петр Васильевич работает на даче, любит природу. Преодолевает недомогания, которые «достают» пожилого ветерана. Но он не унывает и думает о том времени, когда соберется вся его семья, родные, чтобы отметить 85-летие.


Галик СТАВЧАНСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *