Экономия на образовании

Экономия на образовании

из открытых источников

Несмотря на проводимые современные, казалось бы, позитивные реформы в российском образовании, многие педагоги и психологи склонны считать, что нынешняя модель школьного образования «вынужденная», кризисная, и необходимо ее срочно менять, чем раньше, тем лучше.

Тем временем всемирная организация ЮНЕСКО еще в 1970-х годах прошлого века признала, что школьное образование во всем мире находится в кризисе, потому что оно все больше становится ориентированным на экономическую модель поведения общества. А это неприемлемо для его дальнейшего развития, и в России в том числе…

Кем работать мне тогда?..

Родительские разговоры и переживания по поводу будущего своих детей, актуальные лет 20-30 и больше назад, актуальны и сейчас. «Как ты будешь жить, когда вырастешь?», «Куда ты пойдешь, если не выучишься в вузе? В дворники, асфальт мести?!», «Тебе надо определяться в жизни, а то так и просидишь на родительской шее без гроша!» — многие из нас не раз в молодости слышали такие реплики от своих мам и пап. Кто–то скажет, что такой родительский «втык» помог им в жизни, кто-то посетует на тогдашние излишние родительские волнения, а кто-то и вспомнит обиду…

Моя учительница по математике одно время часто любила тыкать нас, шестиклашек, словом «ассенизатор». «Кем ты станешь, если не будешь хорошо учиться? В ассенизаторы пойдешь?! Вот туда и отправишься!» — возмущенно выговаривала она двоечникам по математике, в том числе и мне. Сейчас смешно вспоминать, но неизвестное понятие озадачивало нас, мы думали и спрашивали друг друга: «Что оно означает?» Смысл его дошел до нас много позже: нас унижали за неуспеваемость «кандидатством» в не в самую уважаемую и «чистую» профессию…

Как успешно учиться, чтобы поступить в вуз, чтобы получить специальность, которая принесет в дальнейшем стабильную работу и хороший доход, как вообще быть в дальнейшей жизни успешным, самодостаточным в материальном смысле, чтобы не остаться за бортом общепринятых ценностей – не секрет, что именно эти вопросы чаще всего волнуют подрастающую российскую молодежь. Такое «кризисное мышление» современные психологи, педагоги, политологи и социологи наблюдают уже не первое десятилетие. Его культивируют переживания родителей о том, как себя обеспечат дети, общая экономическая ситуация в стране, которая мало в чем изменилась в лучшую сторону с постсоветских времен.

 — Печально, но так сложилось, что последние десятилетия школьное образование стало ориентировано, так скажем, не на полноценную жизнь человека как личности, а на экономическое выживание человека в обществе, – рассуждает доктор педагогических наук, профессор, руководитель кафедры социально-гуманитарных исследований ИКАРП ДВО РАН Виктор Никитенко. – Во многом виной тому западные модели образования, основы которых мы быстро переняли на постсоветском пространстве. Социально-экономический кризис, из которого Россия, по сути, так и не выбралась с 2008-го года, только усугубил ситуацию в отечественном школьном образовании, понуждая и позволяя чиновникам от образования, принимающим решения о школьных реформах, думать именно по-западному, во многом не учитывая российской социальной и исторической специфики. А уж о российском педагогическом опыте, классике педагогического образования и речи не было, никто ее в расчет не принимал.

 Ориентированное подобным разрушительно-экономическим образом российское образование упорно не желает даже «дотягивать», успевать за учеником и его жизнью, не то чтобы быть в авангарде, то есть выполнять прогностическую функцию и вовремя решать назревающие проблемы…

Мама, я хочу обратно в садик!

В свете всего этого один из главных и основных вопросов, которым задаются сейчас многие психологи и родители, — как в школе научить ребенка… учиться? Многие родители и учителя сталкиваются с тем, что резкий переход из детсадовских песочниц за школьные парты негативно сказывается на детях. Ведь в школе малышу уже нужно быть более послушным, выполнять требования и приказы, вести себя дисциплинированно, выполнять более сложные и непонятные, а значит, более пугающие задания. Для многих детей это сильный стресс, который только развивается и культивируется напором учителей и недовольством родителей. «Ты в школу пошел, ты уже взрослый!» – любят говорить они в таких случаях, навешивая на ребенка кучу ответственности, суть которой он с трудом понимает. И ребенок идет в школу, как на каторгу.

 — Унас в ЕАО система предшкольного, подготовительного образования развита слабо, — отмечает начальник отдела общего образования и воспитания комитета образования ЕАО Ольга Сурменко. – Подготовительные группы, которые бы будущий ученик перед школой посещал, в различных полуигровых формах тренируясь учению в школе, есть не во всех школьных учебных учреждениях, особенно в районах ЕАО. И сравнительно мало ребят их почему-то посещает, даже в областном центре. Здесь, я считаю, большое упущение делают родители, не позволяя по различным причинам своему ребенку посещать такие занятия. Не хватает времени на это, средств на оплату и так далее. Как, впрочем, даже дома многие родители не особо занимаются подготовкой своих детей к школе, дожидаясь непосредственно ученической поры, где всему учителя должны научить сами…

Но существует перекос и в обратную сторону. Не скрыть, что нынешняя образовательная система России сейчас выстроена таким образом, что родители современных школьников вынуждены проводить массу времени, сидя за учебниками со своими детьми, и нанимать для них репетиторов. И данная ситуация во многих случаях наблюдается уже на этапе младшей школы! Ну вспомните, родители, кто из вас уже с первого-второго класса не корпел над учебниками вместе со своим чадом, фактически учась вместе с ним преподносимым дисциплинам? Уже в первом классе школы родителям учеников отводится большая образовательная функция, так как только с их помощью дети могут выполнять задания. 

Согласно позициям, которые занимает Россия в международных рейтингах школьного образования и по результатам Единого государственного экзамена 2014 года, объем материала, проходимого учащимися, не гарантирует высокого уровня литературной и математической грамотности, а, скорее, наоборот мешает его достижению. Таковы наблюдения педагогов и психологов — в среднем за день ребенок, даже в младших классах, в школе сейчас воспринимает столько информации, что ее можно распечатать на 22-25 листах формата А4! И ребенок должен за учебный день всю эту разноплановую информацию услышать, переработать, усвоить и выдать как результат в виде знаний. 

Как оказалось, многие взрослые неспособны на это. Что уж говорить о детях. Получается, что чаще всего в школе сейчас создается такое положение неуспеваемости, хронические «ситуации неуспеха», очень обидные для детей. 

У руководства школ, учителей есть некоторое понимание сложности ситуации. Ведь есть федеральные государственные образовательные стандарты, требования, которым школы следуют, от этого никуда не деться. Они такие, какие есть, какие нам преподнесли реформаторы от образования — сложные, тяжелые, требующие очень плотных школьных графиков и большого количества уроков при всей часто «трудновывозимой» насыщенности учебного материала. И школам, вынужденным выполнять эти требования, тоже не хватает времени, чтобы оглянуться на ученика, его личность, у которого тоже есть свои потребности и предел прочности.

— Учитывая напряженную специфику нынешней школьной программы, сегодня ребенку очень сложно учиться, – отмечает педагог-психолог областного Центра социально-психологической помощи семье и молодежи Ольга Еремеева. — И очень нечасто осознается, что все дети, действительно, разные, как фрукты. У них бывают совершенно разные физические и психические способности, психотипы, различные типы темпераментов. Один — сангвиник, прагматичный, любящий получать знания, умеющий сосредотачиваться на этом, а другой – меланхолик, очень эмоциональный и ранимый, для него крайне важен положительный психологический климат.

Сейчас школьная программа — огромный поток информации, настолько плотный, что ребенок не может его воспринимать полноценно длительное время! Как результат — отторжение, ситуация неуспеха, снижение самооценки, возникновение тревоги и кучи новых страхов! А мы требуем, подгоняем и пытаемся выстроить всех в одну колонку под одну гребенку. А за этим не следует подчинение и повышение успеваемости. Самое основное и страшное, что сейчас наблюдается в среде тех же учеников переходного звена, 4-5-клашек, – сильное снижение учебной мотивации. Ребенок задается вопросами – а зачем мне это нужно? Какая мне польза от этих цифр, букв, упражнений, языков сейчас? То что это пригодится ребенку в будущем, – аргумент для него слабый, и практически никак не воспринимается.

И за всем этим следует повышенный уровень физической и психической утомляемости, отмечаемый сейчас среди детей в возрасте от 7 до 14-ти лет. Апатия, астения, сонливость, вялость, последующие за ними нервные и раздраженные настроения, когда ребенок под школьной нагрузкой сам не может со своим состоянием справиться, родители и учителя этого не замечают, а только подгоняют ученика и требуют от него…

Учителя против, но что делать?

 — Проведенное не так давно нашей лабораторией ИКАРП исследование показало не самые обнадеживающие результаты в сфере отечественного образования, – рассказывает Виктор Никитенко. – Мы провели анкетирование среди учителей области, задавая им три основных вопроса с предложением дать свою оценку, во-первых, изменениям в учебно-материальной базе образовательных учреждений, во-вторых, в самом образовательном процессе и, наконец, в результатах воспитания и обучения.

В итоге на первый вопрос большинство респондентов ответили позитивно – высказались, что довольны обновленной материально-технической базой школ, куда пришли современные компьютерные технологии, оснащение и так далее. На второй вопрос позитивно ответило чуть меньше половины опрашиваемых. На третий же, касающийся результатов воспитания и обучения, – меньше трети опрашиваемых!

То есть, учителя сами осознают негативные тенденции. Они понимают, что немало сил и материальных средств потрачено для изменений, но сам процесс мало изменился, и еще хуже стал результат! Но они поставлены неудачными реформами в такие условия, фактически став исполнителями директив сверху.

— Кроме этого исследования есть немало подтверждений, что систему образования России надо менять, причем с основ! — подчеркивает Виктор Николаевич. – Этот вопрос назрел очень давно и требует кардинального подхода к своему разрешению. В отечественной системе образования сейчас нет того единства, которое призвано воспитать не сотрудника, работника для экономики страны, сиречь раба, делающего что-то для государства, а личность во всем его наполнении! Образование растащили на составные части — обучение отдельно, воспитание как-то сбоку, о нравственном и духовном воспитании речи почти нет, и все это направлено больше на успешную сдачу экзаменов, ЕГЭ, чем на подготовку к реальной жизни, общению с людьми, взрослой социализации. Нервные срывы и постоянные стрессы перед экзаменами этому не способствуют. А мы сейчас год от года наблюдаем среди учеников все больше именно это.

Вывод таков – если сейчас экономить на образовании, заменяя его единство, целостность экономической подоплекой, ориентированностью только на зарабатывание денег, результаты очень скоро будут самые плачевные…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + четыре =