Если бы не мама

Прочитала статью «Свой впечатала след» о том, как бабушка спасла в годы оккупации своих детей и внуков, и решила написать о своей маме Анастасии Григорьевне Казанцевой, которая сохранила нам жизнь и здоровье

Мы жили на хуторе Дрозды Курской области. Хутор был маленький, но находился на большой дороге, что вела от Курска до Харькова. Мне было семь лет, когда началась война. Отца забрали сразу, а мы, пятеро девчонок мал мала меньше, остались с мамой. Она была простой колхозницей, до войны мы тоже жили трудно, но не голодали. А тут немцы стали забирать у хуторян и скотину, и запасы продуктов, и в первую очередь у тех, чьи мужья и отцы воевали. И вот мама ночью вырыла за сараем яму, все запасы сложила туда. А сверху набросала соломы. И представьте, нашу заначку ни немцы, ни полицаи не нашли.

А еще ночью мы осенью ходили на неубранные колхозные поля и подкапывали картошку, уже подмороженную, срезали колоски ржи и пшеницы. Мама молола зерно на ручной мельнице и тоже ночью. Когда она спала, мы даже не представляли. Вечером она укладывала нас, а сама хлопотала, утром мы вставали, а на столе уже стояла горячая еда. Топили печь хворостом да кизяками,за хворостом ходили с мамой в соседний лесок и таскали вязанки на себе.

Только в 1943 году, когда хутор освободили, мы узнали о том, что отец наш погиб еще год назад.

После войны мама привезла нашу семью на Дальний Восток, мы поселились в селе Новом Ленинского района. Работала она в колхозе, была на хорошем счету. Потом мы тоже стали помогать ей. Так благодаря мамочке выжили, выучились, вышли замуж.

А она так и осталась одна, до последнего дня вспоминала отца.

Все мы, пятеро сестер, дети войны, и хотелось бы дожить до того времени, когда будут у нас достойные пенсии и льготы.


Людмила Степановна Максименко, г. Биробиджан

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *