Если мы не идем в Третьяковку, она идет к нам

Если мы не идем  в Третьяковку,  она идет к нам

Фото автора и из открытых источников

Члены литературного клуба «Живая книга», читатели, представители местной интеллигенции провели незабываемую встречу с научным сотрудником Третьяковской галереи, кандидатом искусствоведения, изографом Мариной Петровой в Областной научной библиотеке  им. Шолом-Алейхема

Конечно, было бы здорово пообщаться не в библиотечных стенах, а среди картин известного московского художественного музея. Но Третьяковка от Биробиджана далеко, не часто дальневосточникам выпадает счастье полюбоваться шедеврами искусства в подлиннике, поэтому возможность увидеть экспонаты галереи в нашем городе – это просто удача.

В рамках работы передвижного культурно-просветительского центра «Духовные основы русской культуры» Марина Петрова прочитала лекции в стенах местной епархии на темы: «Поэт и пророк» (к 100-летию со дня смерти Василия Сурикова), «Царский изограф Симон Ушаков», «По залам Третьяковской галереи», а в областной библиотеке – «Души изменчивые приметы» о творчестве русского художника Федора Рокотова.

Ораторский дар ученого захватил слушателей с первых же фраз, а ее глубокое знание эпохи, в которую жил великий художник, сделало лекцию живой и увлекательной. События восемнадцатого столетия открывались присутствующим через портреты тех, кто вершил судьбу русского государства. Еще за два года до поступления в Академию художеств Федору Рокотову дали заказ написать царский портрет, что свидетельствует не только о высоком покровительстве, но и его незаурядном таланте. Художником было создано два портрета Екатерины II, портреты графа Шувалова, великого князя – будущего императора Павла I и другие.

Знакомство с великими деятелями России несомненно повлияло на формирование личности Рокотова. Считается, что Михаил Ломоносов, гениальный ученый и литератор, обогатил художника темой человеческого достоинства. Именно его присутствие отражено в портрете и самого Михаила Васильевича.

Марина Петрова открыла и многие другие тайны мастерства знаменитого портретиста, особенности его живописных приемов, которые сделали его творения естественными и натуральными. Он «засушивал краски», так как писал многослойно. И лишь в конце наносил так называемые лессировочные мазки, заставлявшие изображение «ожить». Выразительное свечение красочных слоев, подвижность и легкость мазка поражали современников. Один из них свидетельствовал, что художник писал «почти играя». Его игра с пространством с помощью изображения зеркал – новаторство художника.

Ученый-искусствовед обратила внимание на женские портреты Рокотова. Она назвала их интимно-камерными. Обозначила роль фона в изображении, заметила, что между живописцем и его героинями видны доверительные отношения. Интимный портрет – это деликатная тема и первые шаги портретного искусства. Лица в таких портретах проработаны детально, даны крупным планом.

Художник чутко воспринимал духовный мир своих героев: их внутреннюю красоту, доброту сердца, или любовь. Любовь – понятие духовное, отсюда одухотворенность портретов Рокотова.

Федор Рокотов. Портреты супругов Струйских

Среди парных портретов искусствовед более подробно остановилась на портретах супругов Струйских. Рассказала, что главе семьи Николаю Еремеевичу были свойственны странные причуды, в том числе чтение стихотворных посвящений своей молодой жене (до двадцати в день). Супруга это терпеливо сносила. Александра Петровна родила мужу девятнадцать детей, но только восемь из них остались в живых. Рокотов изображает Струйскую в возрасте восемнадцати лет, подчеркивая всю таинственность и загадочность ее женского существа.

Присутствующие в зале местные поэты, услышав имя Александры Струйской, вспомнили стихотворение Николая Заболоцкого:

Портрет

Любите живопись, поэты!

Лишь ей, единственной, дано

Души изменчивой приметы

Переносить на полотно.

Ты помнишь,

       как из тьмы былого,

Едва закутана в атлас,

С портрета Рокотова снова

Смотрела Струйская на нас?

Ее глаза –  как два тумана,

Полуулыбка, полуплач,

Ее глаза –  как два обмана,

Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,

Полувосторг, полуиспуг,

Безумной нежности припадок,

Предвосхищенье

       смертных мук.

Когда потемки наступают

И приближается гроза,

Со дна души моей мерцают

Ее прекрасные глаза.

Свою интереснейшую лекцию Марина Петрова закончила словами: «Рокотовский портрет – это первое изображение одухотворенного портрета».

Немалую порцию одухотворенности получили в тот день и участники этой встречи.


Алла Акименко

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *