Если не мы, то кто?

Если не мы, то кто?

Олега Черномаза

Это было уставное мероприятие и одновременно волнующее событие – ХХI отчетно-выборная конференция профсоюзов ЕАО, состоявшаяся в минувшую пятницу.

Никаких неожиданностей не произошло — делегаты единогласно вновь избрали лидером областных профсоюзов Артема Акименко. Были избраны совет, исполком Федерации профсоюзов ЕАО, контрольно-ревизионная комиссия. Делегаты внесли изменения в устав Федерации, приняли ряд заявлений и постановлений. В том числе заявления о повышении зарплат бюджетникам, о минимальной заработной плате в ЕАО, о достойном труде, о недопустимости повышения пенсионного возраста и другие. Профсоюзные активисты получили награды от ФНПР и от Федерации профсоюзов ЕАО.

В работе конференции приняли участие вице-губернатор области Геннадий Антонов, заместитель председателя Федерации независимых профсоюзов России Нина Кузьмина, руководитель регионального отделения «Союза промышленников и предпринимателей» Марк Кауфман. С отчетным докладом выступил председатель Федерации Артем Акименко. Мы предлагаем нашим читателям несколько выдержек из доклада, а также мнения участников форума.

Артем Акименко,  председатель Федерации профсоюзов ЕАО:

— Заработная плата – не социальное пособие, это вознаграждение за труд, она должна выполнять свою функцию – воспроизводительную, когда человек компенсирует ею свои физические затраты, и стимулирующую, то есть дающую толчок для более плодотворного и качественного труда. Возникает вопрос: если, с одной стороны, нормативные правовые акты правительства устанавливают сегодня размер прожиточного минимума трудоспособного населения на уровне 7000 рублей, то есть определяют, что на меньшую сумму работнику прожить невозможно, а с другой, — предлагается установить минимальную заработную плату 4330 рублей, — то где элементарные логика и ответственность?

Если признаем, что человек не может жить, имея доход ниже прожиточного минимума, зачем работодатели и правительство, как работодатель, создают, содержат такие рабочие места, где работник не может заработать даже прожиточный минимум? Зачем воспроизводить системную нищету рабочего человека? Почему не проводить модернизацию производства, не создавать рабочие места, где труд имеет ценность, достаточную для самовоспроизводства? Если эти малоценные рабочие места с низкой квалификацией работников необходимы, функционально и экономически оправданы, тогда за этот низкоквалифицированный, но востребованный труд надо платить не ниже прожиточного минимума, чтобы люди могли жить, а не существовать.

Предлагаем конференции считать работу по заключению соглашения о минимальной заработной плате не ниже установленного прожиточного минимума приоритетом в деятельности Федерации профсоюзов ЕАО на перспективу. Есть  регионы, где эта проблема решена. Мы предлагаем правительству области изменить подход к решению этой задачи.

Методику расчета прожиточного минимума также считаем устаревшей, ведь она практически не менялась с середины прошлого века. Жизнь и состав расходов людей изменились, а мы продолжаем считать по-старому. Сейчас профсоюзы добиваются принятия закона о минимальных воспроизводственных бюджетах и мы предлагаем руководствоваться этой категорией.

Другая проблема, связанная с заработной платой – то, что с 2007 года не проводилась ее индексация бюджетникам. Эта индексация предусмотрена Трудовым кодексом в связи с ростом цен. Цены растут – бюджетники становятся беднее. В области с 1 января намечается переход на новые системы оплаты труда с одновременным выделением дополнительных финансовых средств в размере около 350 миллионов рублей бюджетникам. Но заработная плата увеличится не у всех.

Всеобъемлющий вопрос, которым мы занимались на протяжении последних пяти лет – социальное партнерство. Основной площадкой социального партнерства является трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений  в ЕАО, представленная правительством ЕАО, Федерацией профсоюзов и объединением работодателей. Профсоюзы приложили значительные силы, чтобы придать работе трехсторонней комиссии системность, динамизм, актуальность. Мы уважительно, но твердо стремились закрепить равноправие сторон, уважение и учет интересов друг друга, соблюдение сторонами и их представителями взятых на себя обязательств, определить допустимые параметры контроля за принятыми решениями. Не все получилось. Но главный результат достигнут – диалог с правительством, добросовестным бизнесом в области налажен.

Любовь Голубева, председатель профкома лечебно-исправительного учреждения № 2:

— Пять лет назад мы возобновили правозащитную деятельность. Администрация нашего учреждения нарушала Трудовой кодекс РФ. Нарушения допускались при сокращении работников, при оформлении льготной пенсии и другие. Продолжительность рабочего дня была дольше, чем этого требует закон. При помощи правового отдела Федерации  через суд нам удалось восстановить справедливость. Сейчас нарушений трудовых прав работников не допускается.

Профком добивается восстановления льгот по жилью. Мы доказали, что профсоюз – это реальная сила.

Тамара Адмайкина, председатель профкома ОАО «Теплоозерский цементный завод»:

— У нас на предприятии большая текучесть кадров – опытные рабочие уходят на Кимкано-Сутарский ГОК,  потому что знают о перспективах этого предприятия. Тем не менее профсоюзная организация цемзавода остается самой крупной в области, ее численность примерно 650 человек. А молодежь, которая приходит на завод, вступает в профсоюз. Все видят, что профком не бездействует, что с ним считаются. Когда на предприятии было сокращение, мы не стали мириться с нарушениями, отстаивали интересы работников, которые были уволены незаконно. Коллективный договор действует, выполняются все социальные гарантии, которые в нем заложены. Задержек в сроках выплаты заработной платы нет. Основная проблема, которая сегодня волнует наших работников – необходимость повышения заработной платы, которая остается на одном уровне вот уже на протяжении трех лет. К сожалению, экономическая ситуация на предприятии такова, что требовать от работодателя резкого повышения заработка не приходится. Летом завод вообще стоял, сейчас работает всего одна печь, но даже при таких объемах производства цемента есть сложности с его сбытом. Виноваты ли работники в том, что происходит? Не виноваты. Им надо содержать семьи, растить детей, поддерживать тот уровень жизни, к которому они привыкли. Поэтому профсоюзный комитет написал руководству предприятия официальное письмо с требованием повышения заработной платы с января 2011 года. Реакция на наше обращение есть – обещают повысить заработок на восемь процентов. Но это ниже уровня инфляции.

Людмила Шадрина, председатель профкома ОАО «Виктория»:

— У нас численность профсоюзной организации увеличилась, сейчас она составляет около 400 человек. Новички, а это в основном молодые мамы, некоторые из них не имеют мужей, вступают в ряды профсоюзов. Они понимают, что профсоюз – это такая организация, которая им поможет.  В сложных жизненных ситуациях работники приходят в профком за помощью. А ситуации разные бывают – болеет ребенок, кто-то сам тяжело заболел, перенес тяжелую операцию и т.д. Заработная плата на предприятии не очень высока. Мы стараемся всех обогреть. А если профком не имеет возможности оказать необходимую помощь, то это делает директор, который всегда идет навстречу работнику.

У нас, к счастью, нет сокращений работников, наоборот, объемы производства увеличиваются, поэтому требуются кадры.

Я рада, что у нас сложились деловые, партнерские отношения с Еленой Николаевной Самойленко. Она десять лет возглавляет наш коллектив и сама состоит в профсоюзных рядах. Члены профкома Борис Григорьевич Беленький и Татьяна Митрофановна Красюкова очень хорошие организаторы. В коллективном договоре есть такой пункт – если работник отработал на предприятии не менее пяти лет, ему оплачивается половина стоимости путевки в санаторий.

Администрация помогла организовать группу по уходу за детьми для своих работников. Лучших работников премируют и администрация, и профсоюзный комитет предприятия.

Нина Игнатенко, председатель профкома Биробиджанского сельскохозяйственного техникума:

— В этом году  исполняется 80 лет нашему учебному заведению. Мы пытаемся дать учащимся общекультурную, личностную, профессиональную подготовку. Но, к сожалению, отправляясь на преддипломную практику, будущие специалисты сельского хозяйства видят такую организацию производства, какой не должно быть. В последние годы единственным предприятием, куда можно было отправлять ребят на практику, была опытная сельскохозяйственная станция в селе Башмаке. А в этом году наших ребят здесь использовали просто как рабочую силу – на переборке картофеля, например. Учебное заведение не может решать вопросы развития сельскохозяйственного производства. Как мы может трудоустраивать выпускников, если нет рабочих мест? Надо развивать инфраструктуру в селе, чтобы молодые хотели там жить, работать, тогда и наша работа не будет бесполезной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *