Есть и у нас свои высоты

Есть и у нас свои высоты - На вершине горы Чербукондя

Из архива ИКАРП ДВО РАН

На вершине горы Чербукондя

Покорить новые горные вершины области мечтают местные исследователи

Почти половину территории ЕАО занимают горы. Они представлены южной частью обширной Хингано-Буреинской горной страны, которая  образована несколькими хребтами: Малым Хинганом, Сутарским и Помпеевским, Шухи-Поктоем и другими. Также в области есть горы-изоляты – изолированные горные хребты, расположенные среди равнины. К ним относятся Ульдуры, Чурки, Даур, Остряк. 

Наиболее высокие участки гор расположены на севере автономии, их крутые склоны глубоко рассечены долинами горных притоков реки Большая Бира. О своих покоренных горных вершинах рассказывает заведующая лабораторией региональных биоценологических исследований ИКАРП ДВО РАН Тамара Рубцова.

– Самой высокой точкой нашей области является гора Студенческая, ее высота – 1421 метр, – поясняет Тамара Александровна. – Название ей дали студенты-географы и преподаватели ПГУ, которые в 2006 году первыми покорили гору. До этого она была безымянной. Наши сотрудники тоже поднимались на эту вершину, но лишь спустя год после ее покорения молодежью, а так бы она могла носить название «Икарповская» или «Научная». 

Удалось побывать икарповцам и на других вершинах. Например, на горе Чербукондя (1360 м), которая находится севернее Студенческой. В восточной части области, на самом севере заповедника «Бастак», расположена гора Быдыр (1207 м). Туда сотрудники заповедника с коллегами поднимались целых пять раз.

Если рассматривать южную часть области, то самая высокая точка здесь – гора Царь на Помпеевском хребте (1013 м). 

– В 1997 году первой горой, достаточно высокой, на которой я побывала, была гора Царь, – рассказывает Тамара Рубцова. – Я тогда работала над диссертационным исследованием по теме «Флора Малого Хингана». К этой горе мы с другими членами экспедиции подбирались с севера, от Теплых Ключей. Было очень трудно, потому что никаких подъездных путей к этой горе нет. Мы выехали утром на вездеходе и ехали практически до самого вечера. Поели, затем продолжили наш путь уже пешком. Проводником нашим был один старовер. Когда мы поднялись по склону до пояса темнохвойных лесов, то среди них было огромное количество больших валунов. Между этими камнями увидели огромные трещины, и в одну из таких попала моя нога – я тогда чуть перелом не получила. Когда мы стали подниматься еще выше, то увидели среди леса очень красивые останцы – остатки гор, которые образовались после их разрушения под воздействием воды, солнца, ветра, мороза. Высота этих останцов была 20–30 метров. 

Во время первой экспедиции Тамара Александровна с коллегами нашла на этой горе очень редкий вид папоротника и несколько других редких видов растений. Эту экспедицию организовал нынешний директор заповедника «Бастак» Александр Калинин. В ней участвовали также ученые из Владивостока Валерий Недолужко и Вячеслав Баранов.

– К горе мы подошли уже вечером, когда темнело, – вспоминает Тамара Рубцова. – Дошли до триангуляционного пункта, подтверждающего, что мы действительно находимся на самой вершине. Оттуда нам была видна северная часть области – долина реки Биджан и горы-изоляты. Когда поднимаешься в горы, всегда теряешься в догадках: какой вид откроется на этот раз. И всегда надеешься на хорошую погоду. Когда мы первый раз поднялись на гору Царь, нам повезло с погодой, а вот во время следующей экспедиции туда через несколько лет все время шел дождь. Было очень много мошки, комаров, гнуса, особенно мокреца, который буквально «сжигает» тело. Ночевали в палатках, но они не спасали нас от насекомых. Поэтому второй наш поход на гору Царь оказался очень тяжелым и опасным – было скользко. Приходилось перемещаться прямо под дождем, для того чтобы искать новые виды растений. На этой горе я побывала дважды. 

Следующей вершиной, которую удалось покорить биробиджанской исследовательнице, была гора Быдыр в заповеднике «Бастак». В 2000 году в составе группы Тамара Рубцова поднялась на нее в первый раз, через несколько лет – снова. В экспедицию входили не только сотрудники заповедника, ИКАРПа, но и ученые из других регионов.

– К горе мы подъезжали с юга. В первый день доехали до реки Бастак на вездеходе, собрали все необходимое: спальный мешок, палатку, пустые бутылки, потому что на вершине горы нет воды. Потом шли пешком несколько километров, а уже перед самым вечером остановились у места, где заканчиваются ручьи. Там на склонах между деревьями разбили лагерь, поужинали и заночевали. А утром наполнили бутылки водой и начали подъем. Весь следующий день мы были на этой горе, ночевали там же и только следующим утром спускались. Когда поднялись на Быдыр, я первый раз в жизни увидела растения, характерные для горных тундр: шикшу (ее еще называют вороника или водяника), кассиопею, арктоус. Тогда же мы нашли шесть новых растений, ранее не обнаруженных в ЕАО. Погода была хорошая, и, находясь на горе, мы могли видеть Биробиджан и Кукан, – вспоминает Тамара Рубцова это восхождение. 

А вот подробности второй экспедиции на Быдыр: 

– Вечером, когда мы готовились ко сну, началась гроза. К северу гора резко «падает» и возникает распадок, внизу протекает река Быдыр и дальше снова вздымаются горные вершины. Получалось так, что грозовые тучи «стукались» не вверху, а под нами, в этом распадке. Было очень страшно: мы слышали раскаты грома и видели молнии сбоку от нас внизу. На второй день после этой жуткой ночевки, когда дул сильный ветер и срывал палатку, мы начали спуск. 

Побывали местные исследователи и на горе Студенческой. В экспедицию отправились сотрудники ИКАРПа, а также директор ДЮЦа, руководитель секции туризма Сергей Поздняков. Он и показывал дорогу. Заезжали на машине «ГАЗ-66» с севера от Лондоко по лесовозной дороге. Заночевали, не поднимаясь на гору. 

– С погодой нам, увы, и тут не повезло – заморосил дождик, – говорит Тамара Александровна. – Мы надеялись, что утром тучи растянет и выглянет солнце. Водителя оставили на месте нашего привала, а сами снарядились и отправились в путь. Для того чтобы подойти к горе, сначала нужно было спуститься с плато к долине реки, а потом еще большее расстояние пройти, поднимаясь вверх – причем склон был очень крутым, примерно под углом 45 градусов. Идти было невозможно, приходилось постоянно цепляться за траву. После такого тяжелого подъема мы двинулись дальше по хребту до вершины горы. Дождь между тем усилился и стал почти проливным. Когда мы наконец-то подошли к вершине, то издалека ее не было видно – только метров с пятидесяти можно было что-то разглядеть, поскольку шел дождь и мы находились в облаках. Собрали гербарий, обнаружили несколько новых растений. Поднимались мы в июне, было еще холодновато, по пути даже лед попадался. Мы очень сильно мерзли, вода стекала по одежде прямо в обувь. Я была в резиновых сапогах, так вода в них просто хлюпала. 

Нам не удалось подняться всем вместе, потому что сильный ветер сносил с ног. Приходилось подниматься маленькими группками, а потом скрываться внизу, в деревьях. Спускаться тоже было нелегко – из-за дождя камни и трава стали скользкими, очень легко можно было упасть и получить травму. Мы снова разделились на группы: было решено, что одна группа пойдет вперед в лагерь, а другая будет перемещаться медленнее. В последней оказалась и я. Из-за резкого подъема вверх у меня разболелось колено. Я шла с дикой болью, каждый шаг давался с трудом. Поднимались на плато мы уже в полной темноте. Под ногами были поваленные деревья с острыми шипами, скользкие камни, покрытые мхом. Когда, наконец, почти поднялись к плато, то увидели большой костер, который, как потом выяснили, для нас развел наш водитель Андрей Степанов. Мы так этому обрадовались, потому что поняли – идем в правильном направлении. Больше у нас так и не получилось побывать на горе Студенческой, но надежды на это не теряем.

Следующей в списке у покорителей вершин оказалась гора Чербукондя. Исследователи уже предпринимали попытку попасть на нее. Пытались проехать по лесовозной дороге до мастерских точек, где складируют лес. Однако преодолеть непролазный валежник им не удалось. Кроме того, на горе нет воды, поэтому необходимо ее нести с собой, причем в больших количествах. Пришлось исследователям ограничиться осмотром горы со стороны и ее фотографированием. 

– В следующий раз мы заранее прозондировали почву и решили заезжать уже со стороны Хабаровского края, – вспоминает Тамара Рубцова. – Пересекли границу с нашей областью на машине и на берегу Русской речки разбили лагерь. Оттуда гора была как на ладони. Переночевали – и на второй день отправились на гору. Последовав советам, шли вдоль ключа, причем иногда прямо по его руслу. Там были огромные валуны, приходилось их обходить либо перелезать через них. В первый день до самой вершины так и не дошли, было уже поздно, поэтому решили разбить лагерь на месте. Мы думали, что здесь так же, как на Быдыре, не будет воды и набрали полные бутылки. Одному мужчине даже пришлось нести двадцатилитровую полную канистру. Каково же было его разочарование, когда один из наших спутников нашел на горе воду. 

На второй день поднялись на вершину горы. Впечатления огромные. Каменистое плато Чербуконди оказалось покрыто мягким пушистым ковром из мхов и лишайников, переплетенным кедровым стлаником, где-то живым, где-то обгоревшим – на вершине были пожары. Провели исследования, описали растительность. Затем вернулись в свой лагерь, заночевали и уже на следующий день спустились с горы. Я очень благодарна нашим спутникам-мужчинам – надежным, сильным и умным!

Это была одна из последних наших экспедиций на горные вершины высотой свыше тысячи метров. Потом мы поднимались на Ульдуры, побывали в Чурках, Дауре. Но, как признаются коллеги, им больше всего понравилась экспедиция на гору Чербукондя. Она была хорошо организованная, четкая, мы удачно распределили время, так что получилось совместить и поход, и отдых, и работу. На вершине горы Чербукондя мы даже установили флаг ИКАРПа. 

Горы, конечно же, манят, признается Тамара Рубцова. Там гораздо интереснее, чем на равнине – сверху открывается красивая панорама. Конечно, икарповцы поднимаются в горы прежде всего, как ученые, преследуя научные цели. Однако и с эмоциональной точки зрения эти походы также важны. Потому что в таких экспедициях ты преодолеваешь себя, всевозможные трудности, отмечает Тамара Александровна, и в итоге доходишь до намеченной цели. Поэтому она согласна с мнением Владимира Высоцкого, который писал, что «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал».

– А вот в горах за пределами нашего региона мне не довелось побывать, потому что у нас здесь еще много неисследованных мест, – говорит она. – Я не путешественник, а ученый. Маршруты у нас не туристические, а познавательные и исследовательские. Поэтому пока есть белые пятна на территории нашей области, будем изучать их. Есть, например, в Чурках гора Чалдонка, мы там ни разу не были – подъем туда очень сложный, хотя гора не слишком высокая. А до самой вершины лес. Хотелось бы и там побывать. Но больше всего я люблю подниматься на вершины, которые представляют собой открытое горное плато, где не произрастают деревья – там хороший обзор. Такие плато есть на горах Быдыр, Чербукондя и Студенческая. 

Благодаря нашим экспедициям было найдено много новых видов растений и большинство из них действительно уникальные, редкие, встречающиеся лишь в отдельных точках. Так что научный интерес, желание взбираться в горы есть, были бы еще силы и здоровье. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *