Есть магия имен

Есть магия имен - На станции Ин Корейский

На станции Ин Корейский

В создании нашей области принимали активное участие люди самых  различных культур и национальностей. И это не могло  не отразиться в названиях  населенных пунктов

На карте нашей области сегодня существует около ста населенных пунктов, объединенных в 5 районов. Они образуют довольно устойчивую целостную топонимическую систему, где каждое географическое название несет в себе важную и порою просто уникальную географическую информацию.

Оказывается, что по лингвистическому (языковому) признаку около 80% всех современных географических названий населенных мест в ЕАО непосредственно русского происхождения, около 15% – выводятся из языков тунгусо-маньчжурского происхождения (якутский, эвенский, маньчжурский) и только около 5% названий еврейского происхождения.

В территориальном плане аборигенные (тунгусо-маньчжурские) названия населенных мест явно тяготеют к северным частям нашей области, т. е. к бассейнам рек Биры и Тунгуски. Например, населенные пункты Будукан, Икура, Кульдур, Ин, Кирга, Лагар-Аул и т. д. в Облученском, Биробиджанском и Смидовичском районах ЕАО, что и показывает их первородность в освоении именно этих земель до XIX века.

Русские люди, пришедшие на эти места во второй половине XIX века, в основном осваивали земли с южных направлений, т.е. со стороны реки Амур. Затем они продвигались на север через систему рек Биджан и Бира. В более поздний период (начало XX в.) в связи со строительством Транссиба вторично осваивали северный сектор земель нашей области. Примеры тому – населенные пункты Пашково, Радде, Екатерино-Никольское, Нагибово, Пузино, Дежнево и т.д. в Облученском, Октябрьском и Ленинском районах ЕАО.

На долю советского периода (30 – 90-х годов XX в.) пришлось освоение внутренних территорий. Это, прежде всего, целинные земли, лежащие как бы в некотором удалении от вышеуказанных магистральных путей юга и севера. Смотрите названия сел: Димитрово, Найфельд, Бирофельд, Полевое, Камышовка, Садовое, Белгородское и Дубовое. При этом следует отметить тот факт, что географические названия еврейского происхождения органически включаются в ареалы распространения названий советского периода. Они как бы УТОЧНЯЮТ СОБОЙ ГЕОГРАФИЮ НАЦИОНАЛЬНОГО ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ в 30 – 50-е годы XX века на нашей земле. Но подробнее об истории возникновения именно этих поселений мы уже говорили ранее.

А сегодня речь пойдет о других довольно уникальных группах названий населенных мест. Именно к ним следует в первую очередь отнести названия корейских населенных пунктов. До наших дней сохранилось в первую очередь название села Благословенное (Благодатное) в Октябрьском районе. Основано оно было еще в 1871 году корейцами, переселившимися из Посьетского района Приморского края в Приамурье по разрешению генерал-губернатора Восточной Сибири. И тогда (после перехода корейцев в христианскую веру и соответственно совершения обряда крещения) село и получило свое нынешнее название. (Хащеватский М. По дороге в Сталинск//Община. – сентябрь 2001. — №47.)

Еще в 1930-х годах на картах нашей области можно было найти корейские населенные пункты: Нам-Кын, Пак-Дерпи, Ли Манган или Ким Цэн (Октябрьский район), трудовая артель Либкнехта в Биробиджанском  районе, Ин Корейский (Смидовичский район) – это были сугубо национальные образования.

Точно так же, как и существовавшие тогда вполне обособленно китайские поселения – как, например, прииск Рождественский в Екатерино-Никольском (ныне Октябрьском районе) или поселок Ивановка в Хингано-Архаринском (ныне Облученском районе), где население занималось в основном добычей полезных ископаемых и в частности золота.

В результате «столыпинской» крестьянской реформы  начала XX века появились на этой территории и сугубо белорусское село Михайло-Архангельское в бывшем Михайло-Семеновском (ныне это место находится в Биробиджанском районе), и украинские национальные села: Чурки (Ленинский район), Алексеевка и Раздольное (Биробиджанский район), Дежневка и хутор Шиловский в бывшем Некрасовском (ныне Смидовичском районе) ЕАО. (Список населенных мест, расположенных на территории области на 1926 г. по данным Дальневосточной краевой комиссии по районированию и краевого стат. Управления. г. Благовещенск, 1929 г.)

Хотя все эти факты можно было установить только по результатам переписи населения того времени, но отнюдь не по названию этих сел.

На смену одному народу со временем всегда приходит другой народ, люди другой культуры, обычаев и традиций. На географической карте могут появиться новые географические наименования. Тем удивительнее тот факт, что, как правило, на карте нашей области эти новые названия не перекрывают «старых» – первичных названий. Они порой могут несколько видоизменить первичные ойконимы, трансформируя или адаптируя их в звуковом или в написательном плане на новый лад, или возникнуть на новом месте – в еще не занятой территориальной нише, но никак не взамен первичных. И живут на карте нашей области названия населенных пунктов с красивыми, но порою трудно объяснимыми названиями – Трек и Унгун, Будукан и Кульдур, Бабстово и Амурзет, Бира, Биджан и Биробиджан. И в этом их наличии мы, прежде всего, усматриваем истинно разумный природно-сообразный смысл человеческого бытия. Наличие в нас самих той самой особой исторической памяти и благодарности ко всем людям, жившим до нас на этой суровой, но благодарной земле, имя которой – Еврейская автономная область.

В заключение этого размышления хочется несколько слов сказать о проблеме исчезновения топонимических объектов с территории ЕАО. С чисто научной точки зрения, казалось бы, все вполне закономерно – НАЗВАНИЕ ПРОСТО ПЕРЕХОДИТ ИЗ НЕО – В СВОЕ ПАЛЕО-СОСТОЯНИЕ И КАК БЫ «ЗАСЫПАЕТ» НАДОЛГО, ЕСЛИ НЕ НАВСЕГДА. Но с точки зрения человеческой морали, очень жаль, что в этом случае мы теряем навечно не просто слово, не просто географическое название, а нечто гораздо большее – целую историю отдельного народа или целых народов. Нет уже Александровки и Сахалина в Биробиджанском районе, Кабаньего, Козулино, Вертопрахова в Ленинском районе. Исчезли Боны (Ин-Боны), Верхне-Спасское в Смидовичском районе. Нет и не будет уже Кандалика, Ивановки и Тайги в Облученском районе, Обдираловки,  Стариковского, Ревучихи в Октябрьском районе.

По самым предварительным подсчетам, ЗА ПОСЛЕДНИЕ 70 ЛЕТ МЫ УМУДРИЛИСЬ ПОТЕРЯТЬ ОКОЛО 100 НАЗВАНИЙ ТОЛЬКО НАСЕЛЕННЫХ МЕСТ. В лучшем случае они были переименованы, как, например, с. Фунтусиха в с. Красный Восток, Худзиновка (Кырма) в с. Валдгейм Биробиджанского района. В худшем – они утеряны нами уже навсегда, как это произошло с Пригородным (Рыбным) Октябрьского района, Смольным (Смолокуренный завод) Облученского района. И как это в любой момент может произойти с   Квашнино, Димитровым или Сутарой. Вот почему нам так необходимо беречь свои названия, свои топонимы. Это тоже наша история, наша культура, наша жизнь на этой земле, на которой мы ныне живем и трудимся и которую мы просто обязаны оставить во всей ее красе и многообразии нашим далеким потомкам.


Автор: Борис Голубь, хранитель музея иудаики  при синагоге «Бейт Менахем»  г. Биробиджана     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *